Сон

Зима. Деревянный дома из бревен, но фасады украшены витьеватой резьбой.

Дерево от времени потемнело. Достаточно снежно и ко входу ведет узкая тропинка. Не помню зачем именно пришел, вроде как, просто в гости или проходил мимо и было пару часов свободного времени.

В общем зашел, как-то сразу оказался на втором этаже в твоей комнате. У тебя такая старенькая кровать: металлический каркас, большой матрас. Заправлена плотным покрывалом, а на ней куча подушечек разного размера.

Ты полулежала, опешрись на локоть, на кровати разодетая во что-то домашнее, что то вроде футболка штаны и шерстяные носки.

Я рядом на стуле сидел, тоже опирался на рядом, стоящий письменный стол со всякими бумагами, маленькой мягкой игрушкой мышки слева и большой карандашницей.

Так мы и болтали и, как-то быстро пролетели два часа, что мне уже пора идти. Оставалось около 15 минут. Ты вышла из комнаты, а я привстал ища взглядом уже шарф и шапку. Вернулась ты быстро одетая в черный купальник и с ходу присела на кровать между подушек. Меня такое твое одеяние несколько смутило и озадачило и, в то же время, немного дрожью легкого возбуждения окатило.

Я по инерции продолжил тихонько собираться, и уже сделал шаг к двери, как ты на меня посмотрела и сказала:

"Неужели ты никогда не решишься?".

Я замер и где то секунды 4 я был в положении, как если бы стоять по пояс в холодной воде и надо решиться окунуться полностью. И я решился, в два шага подошел к тебе и, обняв, опрокинул тебя на спину, затем сполз левее, чтобы уж сильно не налегать на тебя всем телом и поцеловал тебя в губы. Ты закрыла глаза и откинула голову назад.

Губы сначала были немного шершавыми, т. к. были сухими, но уже через секунду поцелуев они стали мокрыми как и мои.

Я от перевозбуждения немного потерял контроль и вообще не контролировал, что делал и часть происходящего просто выветрилась у меня из головы.

Очнулся я целуя твою шею, тыльной стороной гладя левую щеку, иногда подымался к мочке уха и тебе было щекотно. Не решался спуститься ниже, но в груди уже все горело. Вновь спустился к шее и ты, слегка мне помогла, ты чуть сдвинула чашечку купальника с груди и одна обнажилась. Я тут же обхватил губами сосок, мне так этого хотелось.

Он сначала был мягковатым, но уже через пару секунд моих игр языком с ним набух и стал очень упругим, что играть с ним стало еще приятней и интересней.

Я вернулся к шее целуя ее, а рукой просто сжимал обе груди поочередно, сначала обнаженную потом, ту что еще в спрятана в чашечке. Иногда отрывался, чтобы смотреть на твое румяное лицо и немного полюбоваться грудью, которую так мечтал увидеть. Она оказалась красивее моих самых смелых ожиданий. В итоге не переставая тебя целовать, я тебя оседлал в районе животика. Обоими руками раздвинул чашечки в стороны а соединяющую их резиночку спустил ниже обоих грудей.

Получилось так, что эта резинка и обе чашечки подпирают грудь снизу приподнимая ее к моему взору и удовольствию.

Всегда мечтал так сделать. Я немного любовался тобой, а затем свел твои груди вместе и провел языком между ними.

Обратно отпустил их и обнял тебя, так чтобы они касались меня и одновременно наслаждаться твоим поцелуем с нежным
трепетным языком. Я даже привзохнул и слегка постанал от удовольствия и не веры в свое счастье.

Дальше у меня небольшой провал,

ил вторую руку, одной придерживаю трусики, а другой держу членом и вожу им рядом с кисой, слегка трусь о ее влажные губы. И неожиданно для меня самого, он вошел по головку, а ты взяла и слегка присела и доделала дело до конца. Как же это было приятно. Все твое тепло на мне, я целиком в тебе.

мммм даже вспомнить дрож и возбуждение берет.

Ты пару раз так на мне поднялась и опустилась. Затем ты поднялась, а я обхватил твою попку обеими руками и не дав тебе опуститься сам крепко держа твою попку начал двигаться снизу. Слегка раздвигал твои булочки, иногда их крепко сжимал. И быстро быстро двигался. Затем остановился, откинулся назад, а ты осталась слегка приподнявшись, так что только головка скрывалась в тебе. Весь член раздутый и влажный. Большая вена проходит от его основания и доходит до головки.

Ты вновь на него опустилась. И уже сама подвигалась попкой упираясь руками мне в грудь, живот.

Как мы поменялись я не помню, я помню только, что очень захотел тебя сзади.

И вот ты уже на четвереньках, подушки мы все раскидали на пол. И я медленно стягиваю с твоей попки уже мокрые трусики.

Наслаждаюсь моментом — мечтал и так делать. Наконец стянул их полностью и взял член в руку вожу им от низа к верху, он весь мокрый и легко скользит. Так что я легко могу слегка похлопать тебя головкой по спинке и булочкам. Но и сам уже не могу больше томиться, твоя попка на столько округлая, кисуня манящая, что я вставил.

И в первый раз опять дошел до самой глубины. Следом вышел и уже по быстрее, так что мои яички слегка хлопнули тебя по кисуне в районе клитора. И крепко сжимаю попку руками, сильно из тебя не выхожу а все больше хлопаю тебя. Слегка шлепнул по попке и продолжил, потом не останавливаясь уже посильней, но ты только стонешь сильней и бодрей.

Намотал твои волосы на руку и слегка оттягивая твою голову назад по прежнему крепко и влажно в тебя вхожу.

мммм

И тут я чувствую, что скоро кончу. Обхватываю попку и уже очень быстро начинаю двигаться. Уже через 30 секунды я кончаю.

Чуть я спускаю в тебя у самого входа, чувствуя еще большее тягучее тепло и достав часть разбрызгивая на попку и еще потом вожу членом по тебе. Я с удовольствием вижу как часть семени вытекает из твоей кисы, я немного подхватываю ее на головку и размазываю по тебе. Я счастлив и примерно тут я проснулся, судорожно сжимая стоящий член в руке.

Сон

Даша забежала в приемную, где работала секретаршей, опоздав на целых, пять минут.

— Слава богу, шеф ещё не пришёл!

И только она так подумала, как раздался голос из селектора.

— А ну-ка в мой кабинет живо!

Она встала посреди кабинета, и как было принято, положив руки за голову, быстро повернулась несколько раз на месте.

— Так, так! Почему опаздываем?

К ней подошёл её шеф, Юрий Михайлович. В свои тридцать лет этот высокий мужчина уже занимал один из высших руководящих постов в фирме, где работала Даша.

— У мужа машина не заводилась.

На самом деле муж просто не удержался от соблазна, и они занимались любовью прямо в прихожей. Ещё бы ему удержаться, если его красавица жена в прозрачной белой блузке, сквозь которую отчётливо видна её грудь без лифчика, наклонилась за туфлями. Из под короткой юбки, стали видны не только ноги над ажурными чулками, но и край ягодиц. Муж задрал юбку на пояс и погладив ягодицы, засунул пальчик в её вагину. Поскольку трусиков на ней не было.

— Ну, давай! Только быстро!

Сдалась Даша, откликаясь на его ласку.

— Блузку расстегни!

Скомандовал Юрий Михайлович. Ухватив за сосок, он потянул его себе с силой, так что Даша была вынуждена сделать шаг.

— Вот зачем я душ приняла? Здесь бы в кабинке подмылась!

Корила себя Даша. Но за две недели воздержания муж выплеснул столько спермы, что пришлось поменять и испачканные чулки с юбкой. У Даши были бледные ореолы на груди, и шеф приказал обводить их, о чём она впопыхах забыла.

— Мне это надоело! Позвони и после работы сделай татуаж сосков. Поняла?

Шеф дернул юбку вниз, и она сев на бёдра скрыла наполовину широкую резинку ажурных чулок, раскрывая секрет Даши, подтянувший её на живот.

— Интересно! Какое наказание меня ожидает?

Думала Даша. В прошлый раз она изображала зайчика, бегая в одних чулках с заячьими ушами на голове по лесу. Руководство фирмы играла в пейнтбол. Было весело, ей даже дали неделю отгула, залечивать синяки от попаданий на теле. Но сегодня шеф был в явно нехорошем настроение, и её ждало что то похуже. Дёрнув за юбку, он стащил её с Даши и ногой откинул в сторону. Потом взяв со стола красный маркер.

— Три дня будешь ходить совсем без юбки! Неделю сидеть на стуле номер два. В субботу будешь прислуживать гостям на даче. У жены день рожденья. Будет человек двадцать. Ладно!

овна, так её звали. Заставила Дашу перекапывать грядку, надев одновременно пятнадцать зимних колгот по 100ден и два колючих шерстяных свитера. Даше потом показалось, что она скинула килограмм десять с потом. Да ещё и не разрешила сходить в туалет, и ей пришлось писать в колготки. Аню даже как-то раз зашивали после встречи с ней. Порвали ей киску.

— Иди работать! И позови ко мне Машу!

Прервал её воспоминания шеф. Даша сидела на стуле, покачивая рычаг, когда мимо не неё прошла Маша, кивнув головой. Маша была уникум в коллективе, и шеф почти всегда вызывал её. Когда хотел писать. Однажды ей на спор помочились пятеро мужиков по очереди в рот. И она не пролила ни капельки! Даша пробовала не раз, но шефу не нравилось, что она не могла сосредоточиться и часто она оказывалась, забрызгана ей.

Позвонила охрана и сказали, что пришли давние клиенты из банка. Даша связалась с шефом и доложила.

— Пусть проходят, подождут в приёмной. Я скоро освобожусь. Развлеки их.

Когда дверь из кабинета шефа открылась и оттуда вышла Маша, а за ней и он, Дашка стояла, широко расставив ноги, и облокотившись грудью на стол. А один из клиентов насаживал её попу на свой член.

— Дашь! Проснись! На работу опоздаешь! Что с тобой? Ты пол ночи ворочалась и охала.

— Нет ничего. Всё нормально. Сон приснился.

И одевшись, как советовал дресс-код, в строгую деловую одежду, она пошла на работу.

Сон

Я смотрю на её гладкие смуглые ноги и, мне хочется провести языком от колена и выше, туда где её плотные бедра сходятся в восхитительный треугольник.

Я сожусь на пол и она, раздвигает передомною свои восхитительные ножки.

Её гладкие бедра уходят под подол коротенькой ночнушки и между ними проглыдывает белоснежный треугольник её ажурных трусиков.

Я целую внутреннюю поверхность её бедер и, провожу языком по ляжкам продвигаясь всё выше и выше, к её восхитительной красавице вагине, уже истекающей соком.

Мой член рвется на волю.

Я кладу женщину на спину и, снимаю её трусики.

Её муж держит её ноги разведенными сидя у неё за спиной, а я, ложусь на неё и ввожу свой член в её горячую киску.

Она глубоко вздыхает и закрывает глаза.

Я начинаю трахать её.

А её муж шепчет мне:
— Она прелесть, да!? Как тебе в ней?

Я отвечаю:
— Да, прелесть. Люблю смуглых баб.
— Кончи в неё. — Говорит её муж.
— Она предохраняется? — Спрашиваю я.
— Нет, она забеременеет, я хочу этого. &#

сперма бьет ей в матку…

И. Я, просыпаюсь. Рядом посапывает жена, и, я чувствую что кончил прямо в трусы…

Сон

Запах сладкой малины от мягких рук. Закрыли мои глаза, похитив красный свет, нежным поцелуем каждого пальчика о веки. Шелест порханья бабочек, её голос прошептал.
— Я отведу тебя к океану. –

В следующий миг, океан громом зашипел на меня. – «ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ!» Я невероятным усилием открыл веки, и синее небо втекло в мои глаза. Пузатые облака гримасничали, передразнивая виденных ими диковинных птиц и животных. Океан сердито повторял «ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ! ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ!»

Каждое движение сизифов труд, будто песок не желал отпускать меня. Всё — же я сумел сесть и огляделся. Золотой прядью волос, песок расчерчен извилистыми линиями. И украшен тысячей радужных заколок, раковин выброшенных океаном. Пляж узкой полоской, обрывался молочным туманом с одной стороны, и изумрудными волнами, подкрадывающимися с другой.

Я поднял ближайшую раковину. Причудливо рогатую, бордово — чёрную. Из отверстия раковины, украшенной лепестками женского лона. На меня смотрел голубой глаз. Я выронил раковину, чуть не попав ею на ещё одно невероятное создание. Высотой в ладонь, розовокожая девчушка, с длинными красными волосами, абсолютно голышом.

Умело увернувшись от падающей раковины, девчушка рассмеялась. Вот ещё одна, с сиреневой кожей, пробежала мимо. И ещё одна, и ещё…

Эти существа, внешне не отличимые от женщин, весело играли, смеялись и целовали друг дружку. Искали, свободные раковины, а найдя. Маленькими язычками лизали, смотрящие из раковин глаза. Первая увиденная мной девчушка, проделала тоже, с глазом упавшей, из моей ладони, на неё раковины. Раковина ответила удовлетворенным урчанием. Из-за глаза вырвались длинные жгутики, и обвили ручки и ножки розовой. Широко раздвинув ножки девчушки, свободные жгутики заполнили её отверстия. И двигаясь внутри, вызвали из неё блаженный стон. Это явно был секс, странный не человеческий, но секс. Подружки розовой также нашли себе любовников, и сейчас также позволяли странным жителям раковин заполнять их лона и крохотные попки. Тонкие голосочки вожделения заполнили округу.
— Кто — же это такие? – Задал я вопрос в никуда.
— Это «Шем Хапти». – Донёсся из-за спины голос. – Духи пляжа, океана снов. – Голос был женский, приятный, волнующий. На холсте воображение возникла красивая брюнетка. Игриво перекатывая бедрами. Вышагивая по песку.

В нетерпении увидеть, нарисованный оброс, я оглянулся. Да! Это была женщина. И она, игриво перекатывая бедрами, выходила из воды на берег. Но скорей гротескная фантазия безумца, породила её, нежели я. Хотя присмотревшись, я заметил её очарование.

Большие кари глаза, с таким же интересом изучали меня, как мои серые её. Женщина была обнажена. Чёрно – зелёная мазанка, черепашьей кожи. Под трепещущей грудью, начинался брюшной панцирь. Не скрывающий, женское естество меж её ног.
— Капа? – Единственное схожее по описанию мифологическое существо.
— Нет. – Ответила девушка. – Я черепаха. Меня зовут Рёкайо. –
— Моё имя… — Начел я, но был перебит девушкой — черепахой:
— Я знаю твоё имя! И здесь не место его произносить. –

Зловещие предупреждение, возникло едкое чувство тревоги. Страх прижался невидимым холодным монстром к спине. Меня ищут, вдруг осознал я. И найдут, если сказать моё имя. Девушка указала когтистым пальцем, с перепончатой руки, в небо. Я поднял глаза и увидел, чёрные фигуры больших птиц, кружащие над пляжем.
— Они почти нашли тебя. – Позвала Рёкайо. – Пойдём со мной, я отвезу тебя на остров. Где ты будишь в безопасности.-

Двигаться было также тяжело, преневозмогая себя я поднялся на ноги. Да! Если птицы увидят меня, мне не сбежать с таким тяжёлым телом…

Но лишь, нежная волна, лизнула мою стопу. И я вновь стоял твёрдо, чувствуя возвращение всех моих сил. Зайдя по пояс в воду, девушка – черепаха легла на волны:
— Садись сверху, я повезу тебя. – Пригласила она на борт.

Я взобрался на твёрдый бугристый панцирь, её спины. И уселся голой попой, разложив сваи причиндалы. Ситуация не была лишена эротизма. Ах, как бы она покраснела, почувствовав мой член.

Изумрудные волны на мягких ладонях, несли нас всё дальше, от берега. Пляж растаял в молоке тумана, и линии горизонта слились, в сплошной круг воды. Я оглядывался по сторонам, в надежде увидеть берег. Иногда отвлекался, чтоб взглянуть на миленькую попку моей каравеллы. Зелёной валинтинкой выныривающей из воды.

Ветер усилился, задувая под подол волн. Подбрасывая нас выше и выше.
— Держись крепче! – Крикнула Рёкайо. – Обхвати меня, руками и ногами. —

Я прижался всем телом к панцирю девушке – черепахе. Обхватив её руками, и нахально ухватил пальчиками за груди. Пользуясь моментом.
— Нашёл время… — Хихикнула девушка.

Она не против этого? Хм! Пальчиками быстро, но нежно, танцевали страстный танец с её грудью. Слышу тяжелое дыхание. Интересно, а какая она там, в низу? Проскользнул рукой по брюшному панцирю, прикоснулся внизу живота.
— Ой! Куда ты? – Возбуждёно возмутилась девушка.

Мягкие губы, целуют мои пальцы. Безвольно подчиняясь моим движениям. Движение её гребущих ног, то запирают мои ласки, то позволяют ласкать вновь. Перекатываю её бусину, наслаждаясь сладкими вздохами. Мая собственная страсть пробудилась, наполнив силой мой член. Движения пальцев быстрей, стоны громче.
— Ну же… — Шепчу в ухо моей морской любовнице.

Она уже не гребёт, ноги крепко сжали маю руку. Тело чуть подёргивает, тягучая сладость наполнила её. Последний громкий стон, перешедший в визг. И мы податливо качаемся на волнах. Сильная волна переворачивает мою лодочку страсти. И я оказываюсь за бортом. Рёкайо подхватывает меня, крепко прижив к себе. Мы смеёмся, я столь же сильно прижимаю девушку к себе. Горячим дыханием обжигаю её шею, губами нахожу самые нежные её местечки. Желаю продолжения.
— Не сейчас. – Возражает Рёкайо. В спешке продолжить наш путь. – Не здесь, нет, пожалуйста. – Вновь сладким голосом отказывает она. – Нет, Амон! –

Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Каркающим эхом разносится над головами. Имя произнесено, и охотники нашли меня. Я широкими глазами смотрю на мою любовницу.
— Прости, я не хотела… Я не… — Закрыв рот обеими ладонями, испугано говорит девушка – черепаха.

Её испуганный взгляд, вновь бросает меня в бездну ужаса. Острые когти впиваются в плечи, и сильные лапы вырывают меня из воды.
— Прости – и – и – и!!! – Слышу я крик Рёкайо, взмывая в небо.
— Нашли – и. Нашли – и. – Вопят резкие голоса, меж громким карканьем. – Несём — м. Несём – м. –

С обеих сторон от меня. Жадные глаза цвета крови, впились в мою плоть, как терзающие плечи когти. Острые когти, на птичьих лапах. Взгляд на них коробит возникающим чувством рвущейся кожи. Длинные острые клювы вопящих бестий не закрываются. Женские большигрудые торсы с длинными шеями. Крылья цвета сажи мелькают, цепляясь за воздух. Перенося этих неуклюжих птиц. Всего их четверо. Поднимаю взгляд на несущую меня похитительницу. Розовый цветок, женская калла, меж пленивших меня ног. Серые мелкие пёрышки над ней. Несущая меня бестия, заглянула под свой живот.
— Хочешь – ш? Хочешь – ш? – Спросила она, заметив мой взгляд меж её ног.
— Хочет – т! Хочет – т! – Указывая на мой ещё наполненный желанием Рёкайо член. Завопила птица справа.

Чуть обогнав нас, завопившая бестия, задрала хвост, встречая меня пухлой попкой. Метко проткнув которую, я изо всех сил вцепился в хвост птицы. С силой вновь и вновь втыкая в зад свой член, беспощадно насаживая похитительницу.
— Ох, в жопу – у! В жопу – у! – Визгливо кричала бестия. Остальные же, жестоко высмеивали подругу.

Оттолкнув маю жертву, бесстыжая подруга заняла её место. На этот рас лицом ко мне. Она громко постанывала, и пыталась целовать меня. Но лишь царапала мне губы. Ей явно нравилось наше сношение. Её сменила трития

женщина. – Богиня снов желает вас видеть. –
— Проведи нас к богине. – Приказал я женщине, подавляя дикий ужас насилующий меня. – Кто бы ты ни была, женщина. –
— Я Курокумо господин. – Вежливо ответила женщина.
— Мы разве спрашивали твоё имя? – Гневно вскричал я. – Веди нас к богине. –

Женщина жестом руки пригласила следовать за ней. Бесконечно долго мы шли по глухому коридору, каждые тридцать шагов в потолке была лампа. Я насчитал около семисот ламп. Снаружи башня казалась меньше. Впереди показался просвет, и послышались возгласы. В быстром ритме толпа кричала,- Хей, хей, хей. По всей видимости, поддерживая кого-то. Пройдя сквозь арку света меня, на миг ослепило. Широкое кольцо выплыло из слепоты, где-то внизу, вокруг кольца синхронно взмахивая руками, кричали ещё размытые фигурки. Протиев глаза я рассмотрел людей, это были мужчины разного возраста от мальчиков до стариков. Они жадно впились глазами, в зрелище, в центре кольца. В такт, движениям женщины вскидывая руки и крича,- Хей, хей, хей. В центре кольца на возвышенности из изнемождённых тел, такихже мужчин. Синекожая женщина с шестью руками, и роговым наростом на голове, оседлала одно из мужчин. И страстно крича, подпрыгивала на его члене. Заставляя вздыматься шесть своих грудей.
— Эта наша чемпионка! Мети Дарьё. – Гордо заявила Курокумо. – Она затрахола уже восемьсот мужчин, и останавливаться не собирается. –

Мети Дарьё, вскинула все шесть рук и победно завопила. Поднявшись с обессиленного тела мужчины. Толпа в экстазе закричала, и вытолкнула в кольцо следующего претендента. Совсем молодой парень, спотыкаясь о лежащие тела, растерянно подошло к своей будущей любовнице. Мети Дарьё, поманила его пальчиком:
— Иди ко мне мальчик, тебе понравится. – Сказала она новому любовнику.

Парень занял место предыдущего мужчины. Парой лёгких манипуляций синекожая подняла его член и уселась сверху. Толпа вновь начала в нарастающий такт кричать,- Хей, хей, хей.

Курокумо наблюдая за процессом внизу, глубоко задышала. Её полная грусть с чёрными сосками маняще заколыхалась. Пухлые губы чуть приоткрылись в истоме. Я обхватил женщину, чувствуя как мои чресла, наливаются сексуальным пылом. Жадно тиская грудь Курокумо, покусывая её шею.
— Господин желает взять меня? — Женщина отстегнула длинную чёрную юбку, Обнажив сваи бумажно-белые ноги. – Я к вашим услугам, господин Амон. –

Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Вновь эхом разнеслось над головами. Мужчины замолкли, с ужасом глядя вверх, на меня. Мети Дарьё, поднялась с любовника и, открыв удивленный рот, смотрела на меня. Подняв высоко голову, глядя вниз, я наблюдал за реакцией этих людей.
— Иди ко мне. – Вновь оглушительный женский голос, потряс башню. Мужчины разбежались, в панике с криками. А чемпионка, прикрыв голову, будто на неё потолок обрушился, присела на гору своих изнеможённых трофеев.
— Простите господин. – Низко кланяясь, попросила Курокумо. – Но нам нужно идти. Богиня ждёт. –

Обогнув арену, мы провалились в ещё один бесконечный коридор.
— Это покои богини. Я не могу войти с вами. Прощайте… — Оставив меня у входа, девушка быстрым шагом удалилась в обратном направлении.

Я вошёл в покои богини Мешньют. Вокруг было темно, настолько, что даже не было видно стен. Лёгкий свет, пробивающийся из коридора, тускло освещал край круглого ложе.
— Я не вижу тебя Мешньют… — Сердито произнёс я.

Комната залил бледный розовый свет, послышался запах вишни. В центре ложа, прикрытая мехами, лежала молодая девушка. Голубоглазая блондинка, с вытянутым лицом. Худощавая, она повела тонкими плечами. Я узнал её лицо, когда, на земле в другой жизни, я любил её.
— Тебе не идёт это лицо, Мешньют. – Сообщил я своё мнение богине, способной бес труда перевоплотится в любого человека.
— Я думала, ты будишь рад увидеть свою старую любовницу. – Чуть огорчёно сказала богиня. Сделав любимое мной лицо печальным. – И возьмешь меня. –

Черты лица плавно изменились, как вода, перетекшая в новую форму, сменилась длина волос и их цвет. Грудь стала больше бёдра шире. Другая женщина. Но тоже была мне блеска.
— Это ближе, к твоему естеству. Мешньют. – Усмехнулся я. – Но всё равно не то. –
— Кого ты хочешь? – Спросила богиня, вновь сменив личину. – Может эту? – Видя моё отрицательное мотание головой, вновь изменилась. – Эту? –

Перепробовав десятки масок. Женщин, девушек, девочек. Меняя эротичность поз, дразня меня, то большими грудями, то упругими попками, то лысыми передками. И получив на каждую из них отказ. Богиня в гневе вскочила с ложа. В образе дочери одной из моих любовниц. И подбежав ко мне с твёрдым намереньем дать пощечину. Но рост малышки, не соответствовал моему росту, от чего я засмеялся. Розовый свет в комнате стал синим, запах наполнился ядовитой гарью. Тщедушное тельце выросло на два с лишним метра. На голове образовалась кастетная корона. Отрасли четыре большие груди. И ещё одна пара ног.
— Вот! – Воскликнул я. – Вот чего я желаю! –
— Почему же ты не сказал сразу? – Зарычала богиня.
— Хотел посмотреть. – Со смехам ответил я. – Как ты будишь гримасничать.-

Богиня взмахом руки, швырнула меня на ложе. И подобно пауку взобралась по стене, на потолок. Жутко зарычав, зависла надо мной.
— Я жду тебя! – Призывно протянув руки вверх, позвал я.

Лицо Мешньют стало не столь диким. Плавно оторвавшись от потолка, она медленно слетела пушинкой, приземлилась на моё лицо. Предоставив мне выбор, какую из двух её вагин полоскать первую. Втянув губами длинный как мизинчик клитор в рот. Я услышал нежный стон, свет в комнате стал крестным, и наполнился запахом яблок. Приласкав богиню и за второй мизинчик. Я ловко выскользнул ей за спину. Навалившись сзади, положил её на живот. Теперь меж четырёх раздвинутых ног, сверху была вагина, за ней анус и под ним ещё вагина. Я направил член, в верхнее желающее любви лоно, затем в нижнее. Попеременно меняя входы, не забывая и про Содому её тела. Богине наскучило зависимое положение, и пихнув меня ногой в грудь. Повалила на спину, Мешньют оседлала меня, приседая на корточки своих четырёх ног. Она неистово насаживалась на меня, сначала влагалищами, потом анусом. Развязка нашей битвы была близка. Богиня впилась в мои губы своими, протолкнув глубоко в горло длинный и толстый язык. С нечеловеческой скоростью двигая бёдрами. Я пролился в плоть богини горячим дождём. Мешньют резко выдернула из меня полтора метра своего языка, завопила в экстазе.

Изнемаждённо. я лежал, обнимая уснувшую богиню.

Запах сладкой малины от мягких рук. Закрыли мои глаза, похитив красный свет, нежным поцелуем каждого пальчика о веки. Шелест порханья бабочек, её голос прошептал.
— Я отведу тебя к океану. –

В следующий миг, океан громом зашипел на меня. – «ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ!» Я невероятным усилием открыл веки, и синее небо втекло в мои глаза.

КОНЕЦ.

Сон

Запах сладкой малины от мягких рук. Закрыли мои глаза, похитив красный свет, нежным поцелуем каждого пальчика о веки. Шелест порханья бабочек, её голос прошептал.
— Я отведу тебя к океану. –

В следующий миг, океан громом зашипел на меня. – «ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ!» Я невероятным усилием открыл веки, и синее небо втекло в мои глаза. Пузатые облака гримасничали, передразнивая виденных ими диковинных птиц и животных. Океан сердито повторял «ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ! ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ!»

Каждое движение сизифов труд, будто песок не желал отпускать меня. Всё — же я сумел сесть и огляделся. Золотой прядью волос, песок расчерчен извилистыми линиями. И украшен тысячей радужных заколок, раковин выброшенных океаном. Пляж узкой полоской, обрывался молочным туманом с одной стороны, и изумрудными волнами, подкрадывающимися с другой.

Я поднял ближайшую раковину. Причудливо рогатую, бордово — чёрную. Из отверстия раковины, украшенной лепестками женского лона. На меня смотрел голубой глаз. Я выронил раковину, чуть не попав ею на ещё одно невероятное создание. Высотой в ладонь, розовокожая девчушка, с длинными красными волосами, абсолютно голышом.

Умело увернувшись от падающей раковины, девчушка рассмеялась. Вот ещё одна, с сиреневой кожей, пробежала мимо. И ещё одна, и ещё…

Эти существа, внешне не отличимые от женщин, весело играли, смеялись и целовали друг дружку. Искали, свободные раковины, а найдя. Маленькими язычками лизали, смотрящие из раковин глаза. Первая увиденная мной девчушка, проделала тоже, с глазом упавшей, из моей ладони, на неё раковины. Раковина ответила удовлетворенным урчанием. Из-за глаза вырвались длинные жгутики, и обвили ручки и ножки розовой. Широко раздвинув ножки девчушки, свободные жгутики заполнили её отверстия. И двигаясь внутри, вызвали из неё блаженный стон. Это явно был секс, странный не человеческий, но секс. Подружки розовой также нашли себе любовников, и сейчас также позволяли странным жителям раковин заполнять их лона и крохотные попки. Тонкие голосочки вожделения заполнили округу.
— Кто — же это такие? – Задал я вопрос в никуда.
— Это «Шем Хапти». – Донёсся из-за спины голос. – Духи пляжа, океана снов. – Голос был женский, приятный, волнующий. На холсте воображение возникла красивая брюнетка. Игриво перекатывая бедрами. Вышагивая по песку.

В нетерпении увидеть, нарисованный оброс, я оглянулся. Да! Это была женщина. И она, игриво перекатывая бедрами, выходила из воды на берег. Но скорей гротескная фантазия безумца, породила её, нежели я. Хотя присмотревшись, я заметил её очарование.

Большие кари глаза, с таким же интересом изучали меня, как мои серые её. Женщина была обнажена. Чёрно – зелёная мазанка, черепашьей кожи. Под трепещущей грудью, начинался брюшной панцирь. Не скрывающий, женское естество меж её ног.
— Капа? – Единственное схожее по описанию мифологическое существо.
— Нет. – Ответила девушка. – Я черепаха. Меня зовут Рёкайо. –
— Моё имя… — Начел я, но был перебит девушкой — черепахой:
— Я знаю твоё имя! И здесь не место его произносить. –

Зловещие предупреждение, возникло едкое чувство тревоги. Страх прижался невидимым холодным монстром к спине. Меня ищут, вдруг осознал я. И найдут, если сказать моё имя. Девушка указала когтистым пальцем, с перепончатой руки, в небо. Я поднял глаза и увидел, чёрные фигуры больших птиц, кружащие над пляжем.
— Они почти нашли тебя. – Позвала Рёкайо. – Пойдём со мной, я отвезу тебя на остров. Где ты будишь в безопасности.-

Двигаться было также тяжело, преневозмогая себя я поднялся на ноги. Да! Если птицы увидят меня, мне не сбежать с таким тяжёлым телом…

Но лишь, нежная волна, лизнула мою стопу. И я вновь стоял твёрдо, чувствуя возвращение всех моих сил. Зайдя по пояс в воду, девушка – черепаха легла на волны:
— Садись сверху, я повезу тебя. – Пригласила она на борт.

Я взобрался на твёрдый бугристый панцирь, её спины. И уселся голой попой, разложив сваи причиндалы. Ситуация не была лишена эротизма. Ах, как бы она покраснела, почувствовав мой член.

Изумрудные волны на мягких ладонях, несли нас всё дальше, от берега. Пляж растаял в молоке тумана, и линии горизонта слились, в сплошной круг воды. Я оглядывался по сторонам, в надежде увидеть берег. Иногда отвлекался, чтоб взглянуть на миленькую попку моей каравеллы. Зелёной валинтинкой выныривающей из воды.

Ветер усилился, задувая под подол волн. Подбрасывая нас выше и выше.
— Держись крепче! – Крикнула Рёкайо. – Обхвати меня, руками и ногами. —

Я прижался всем телом к панцирю девушке – черепахе. Обхватив её руками, и нахально ухватил пальчиками за груди. Пользуясь моментом.
— Нашёл время… — Хихикнула девушка.

Она не против этого? Хм! Пальчиками быстро, но нежно, танцевали страстный танец с её грудью. Слышу тяжелое дыхание. Интересно, а какая она там, в низу? Проскользнул рукой по брюшному панцирю, прикоснулся внизу живота.
— Ой! Куда ты? – Возбуждёно возмутилась девушка.

Мягкие губы, целуют мои пальцы. Безвольно подчиняясь моим движениям. Движение её гребущих ног, то запирают мои ласки, то позволяют ласкать вновь. Перекатываю её бусину, наслаждаясь сладкими вздохами. Мая собственная страсть пробудилась, наполнив силой мой член. Движения пальцев быстрей, стоны громче.
— Ну же… — Шепчу в ухо моей морской любовнице.

Она уже не гребёт, ноги крепко сжали маю руку. Тело чуть подёргивает, тягучая сладость наполнила её. Последний громкий стон, перешедший в визг. И мы податливо качаемся на волнах. Сильная волна переворачивает мою лодочку страсти. И я оказываюсь за бортом. Рёкайо подхватывает меня, крепко прижив к себе. Мы смеёмся, я столь же сильно прижимаю девушку к себе. Горячим дыханием обжигаю её шею, губами нахожу самые нежные её местечки. Желаю продолжения.
— Не сейчас. – Возражает Рёкайо. В спешке продолжить наш путь. – Не здесь, нет, пожалуйста. – Вновь сладким голосом отказывает она. – Нет, Амон! –

Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Каркающим эхом разносится над головами. Имя произнесено, и охотники нашли меня. Я широкими глазами смотрю на мою любовницу.
— Прости, я не хотела… Я не… — Закрыв рот обеими ладонями, испугано говорит девушка – черепаха.

Её испуганный взгляд, вновь бросает меня в бездну ужаса. Острые когти впиваются в плечи, и сильные лапы вырывают меня из воды.
— Прости – и – и – и!!! – Слышу я крик Рёкайо, взмывая в небо.
— Нашли – и. Нашли – и. – Вопят резкие голоса, меж громким карканьем. – Несём — м. Несём – м. –

С обеих сторон от меня. Жадные глаза цвета крови, впились в мою плоть, как терзающие плечи когти. Острые когти, на птичьих лапах. Взгляд на них коробит возникающим чувством рвущейся кожи. Длинные острые клювы вопящих бестий не закрываются. Женские большигрудые торсы с длинными шеями. Крылья цвета сажи мелькают, цепляясь за воздух. Перенося этих неуклюжих птиц. Всего их четверо. Поднимаю взгляд на несущую меня похитительницу. Розовый цветок, женская калла, меж пленивших меня ног. Серые мелкие пёрышки над ней. Несущая меня бестия, заглянула под свой живот.
— Хочешь – ш? Хочешь – ш? – Спросила она, заметив мой взгляд меж её ног.
— Хочет – т! Хочет – т! – Указывая на мой ещё наполненный желанием Рёкайо член. Завопила птица справа.

Чуть обогнав нас, завопившая бестия, задрала хвост, встречая меня пухлой попкой. Метко проткнув которую, я изо всех сил вцепился в хвост птицы. С силой вновь и вновь втыкая в зад свой член, беспощадно насаживая похитительницу.
— Ох, в жопу – у! В жопу – у! – Визгливо кричала бестия. Остальные же, жестоко высмеивали подругу.

Оттолкнув маю жертву, бесстыжая подруга заняла её место. На этот рас лицом ко мне. Она громко постанывала, и пыталась целовать меня. Но лишь царапала мне губы. Ей явно нравилось наше сношение. Её сменила трития

женщина. – Богиня снов желает вас видеть. –
— Проведи нас к богине. – Приказал я женщине, подавляя дикий ужас насилующий меня. – Кто бы ты ни была, женщина. –
— Я Курокумо господин. – Вежливо ответила женщина.
— Мы разве спрашивали твоё имя? – Гневно вскричал я. – Веди нас к богине. –

Женщина жестом руки пригласила следовать за ней. Бесконечно долго мы шли по глухому коридору, каждые тридцать шагов в потолке была лампа. Я насчитал около семисот ламп. Снаружи башня казалась меньше. Впереди показался просвет, и послышались возгласы. В быстром ритме толпа кричала,- Хей, хей, хей. По всей видимости, поддерживая кого-то. Пройдя сквозь арку света меня, на миг ослепило. Широкое кольцо выплыло из слепоты, где-то внизу, вокруг кольца синхронно взмахивая руками, кричали ещё размытые фигурки. Протиев глаза я рассмотрел людей, это были мужчины разного возраста от мальчиков до стариков. Они жадно впились глазами, в зрелище, в центре кольца. В такт, движениям женщины вскидывая руки и крича,- Хей, хей, хей. В центре кольца на возвышенности из изнемождённых тел, такихже мужчин. Синекожая женщина с шестью руками, и роговым наростом на голове, оседлала одно из мужчин. И страстно крича, подпрыгивала на его члене. Заставляя вздыматься шесть своих грудей.
— Эта наша чемпионка! Мети Дарьё. – Гордо заявила Курокумо. – Она затрахола уже восемьсот мужчин, и останавливаться не собирается. –

Мети Дарьё, вскинула все шесть рук и победно завопила. Поднявшись с обессиленного тела мужчины. Толпа в экстазе закричала, и вытолкнула в кольцо следующего претендента. Совсем молодой парень, спотыкаясь о лежащие тела, растерянно подошло к своей будущей любовнице. Мети Дарьё, поманила его пальчиком:
— Иди ко мне мальчик, тебе понравится. – Сказала она новому любовнику.

Парень занял место предыдущего мужчины. Парой лёгких манипуляций синекожая подняла его член и уселась сверху. Толпа вновь начала в нарастающий такт кричать,- Хей, хей, хей.

Курокумо наблюдая за процессом внизу, глубоко задышала. Её полная грусть с чёрными сосками маняще заколыхалась. Пухлые губы чуть приоткрылись в истоме. Я обхватил женщину, чувствуя как мои чресла, наливаются сексуальным пылом. Жадно тиская грудь Курокумо, покусывая её шею.
— Господин желает взять меня? — Женщина отстегнула длинную чёрную юбку, Обнажив сваи бумажно-белые ноги. – Я к вашим услугам, господин Амон. –

Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Амон. Вновь эхом разнеслось над головами. Мужчины замолкли, с ужасом глядя вверх, на меня. Мети Дарьё, поднялась с любовника и, открыв удивленный рот, смотрела на меня. Подняв высоко голову, глядя вниз, я наблюдал за реакцией этих людей.
— Иди ко мне. – Вновь оглушительный женский голос, потряс башню. Мужчины разбежались, в панике с криками. А чемпионка, прикрыв голову, будто на неё потолок обрушился, присела на гору своих изнеможённых трофеев.
— Простите господин. – Низко кланяясь, попросила Курокумо. – Но нам нужно идти. Богиня ждёт. –

Обогнув арену, мы провалились в ещё один бесконечный коридор.
— Это покои богини. Я не могу войти с вами. Прощайте… — Оставив меня у входа, девушка быстрым шагом удалилась в обратном направлении.

Я вошёл в покои богини Мешньют. Вокруг было темно, настолько, что даже не было видно стен. Лёгкий свет, пробивающийся из коридора, тускло освещал край круглого ложе.
— Я не вижу тебя Мешньют… — Сердито произнёс я.

Комната залил бледный розовый свет, послышался запах вишни. В центре ложа, прикрытая мехами, лежала молодая девушка. Голубоглазая блондинка, с вытянутым лицом. Худощавая, она повела тонкими плечами. Я узнал её лицо, когда, на земле в другой жизни, я любил её.
— Тебе не идёт это лицо, Мешньют. – Сообщил я своё мнение богине, способной бес труда перевоплотится в любого человека.
— Я думала, ты будишь рад увидеть свою старую любовницу. – Чуть огорчёно сказала богиня. Сделав любимое мной лицо печальным. – И возьмешь меня. –

Черты лица плавно изменились, как вода, перетекшая в новую форму, сменилась длина волос и их цвет. Грудь стала больше бёдра шире. Другая женщина. Но тоже была мне блеска.
— Это ближе, к твоему естеству. Мешньют. – Усмехнулся я. – Но всё равно не то. –
— Кого ты хочешь? – Спросила богиня, вновь сменив личину. – Может эту? – Видя моё отрицательное мотание головой, вновь изменилась. – Эту? –

Перепробовав десятки масок. Женщин, девушек, девочек. Меняя эротичность поз, дразня меня, то большими грудями, то упругими попками, то лысыми передками. И получив на каждую из них отказ. Богиня в гневе вскочила с ложа. В образе дочери одной из моих любовниц. И подбежав ко мне с твёрдым намереньем дать пощечину. Но рост малышки, не соответствовал моему росту, от чего я засмеялся. Розовый свет в комнате стал синим, запах наполнился ядовитой гарью. Тщедушное тельце выросло на два с лишним метра. На голове образовалась кастетная корона. Отрасли четыре большие груди. И ещё одна пара ног.
— Вот! – Воскликнул я. – Вот чего я желаю! –
— Почему же ты не сказал сразу? – Зарычала богиня.
— Хотел посмотреть. – Со смехам ответил я. – Как ты будишь гримасничать.-

Богиня взмахом руки, швырнула меня на ложе. И подобно пауку взобралась по стене, на потолок. Жутко зарычав, зависла надо мной.
— Я жду тебя! – Призывно протянув руки вверх, позвал я.

Лицо Мешньют стало не столь диким. Плавно оторвавшись от потолка, она медленно слетела пушинкой, приземлилась на моё лицо. Предоставив мне выбор, какую из двух её вагин полоскать первую. Втянув губами длинный как мизинчик клитор в рот. Я услышал нежный стон, свет в комнате стал крестным, и наполнился запахом яблок. Приласкав богиню и за второй мизинчик. Я ловко выскользнул ей за спину. Навалившись сзади, положил её на живот. Теперь меж четырёх раздвинутых ног, сверху была вагина, за ней анус и под ним ещё вагина. Я направил член, в верхнее желающее любви лоно, затем в нижнее. Попеременно меняя входы, не забывая и про Содому её тела. Богине наскучило зависимое положение, и пихнув меня ногой в грудь. Повалила на спину, Мешньют оседлала меня, приседая на корточки своих четырёх ног. Она неистово насаживалась на меня, сначала влагалищами, потом анусом. Развязка нашей битвы была близка. Богиня впилась в мои губы своими, протолкнув глубоко в горло длинный и толстый язык. С нечеловеческой скоростью двигая бёдрами. Я пролился в плоть богини горячим дождём. Мешньют резко выдернула из меня полтора метра своего языка, завопила в экстазе.

Изнемаждённо. я лежал, обнимая уснувшую богиню.

Запах сладкой малины от мягких рук. Закрыли мои глаза, похитив красный свет, нежным поцелуем каждого пальчика о веки. Шелест порханья бабочек, её голос прошептал.
— Я отведу тебя к океану. –

В следующий миг, океан громом зашипел на меня. – «ВВВШШТААААВВВВАЙЙЙЙ!» Я невероятным усилием открыл веки, и синее небо втекло в мои глаза.

КОНЕЦ.

Сон

Ей часто снились эротические сны, и без ложной скромности она получала в них удовольствие (наверно как любая другая представительница женского рода на этой Земле), но последний был особенный. Она видела Его, давно ставшего для неё былью, забытьём и прошлым, но этот сон всё перевернул или просто вспомнил ВСЁ…

Лёгким движением эфира сон унёс её в страну святого Морфия или Морфея, да что там, в страну грёз и может дальше, потому что именно здесь она очутилась в непонятном квартале, в невразумительной обстановке. Но вдруг, перед ней распахнулась дверь, Он притянул её как пушинку к себе в обитель, как будто ждал всегда и давно. Она же была немного шокирована, увидев Его. Оказавшись в помещении она не смело оглянулась, совсем ничего не поняла, интерьер не располагал ни к чему, поэтому быстро покинул её голову, не оставив следа, и взгляд мимо воли перевёлся на Него, такого далёкого и в тоже время родного. Неожиданный поворот, такое бывает во сне. Неожиданный гость из прошлого, но так его назвать и нельзя было, скорее она была сегодня гостьей в Его жилье. Какой то запахнутый халат висел на Нём, и почему то странное непривычное для Него сияние в глазах, как у подростка, который прячется и выглядывает за угол, чтоб разведать обстановку и успеть во время спрятаться.

Она пристально продолжала смотреть на него, наблюдать за каждым движением, вглядываясь и вспоминая все Его трещинки, и не узнавала того, кого знала много лет, но это же всего лишь сон, что тут сказать. Неожиданно Он её выхватил из грёз и увлёк к себе, но зачем? Это не свойственно ему. Какой то странный холодок прошёл по её телу, и даже появилась слабая «рябь». Он тоже смотрел на неё пристально, не отводя глаз, совсем необычно, и в этот миг она почувствовала, как желание по цепочке передалось от него ей. Да, да именно от него, страстное желание. Как это странно, вдруг увидеть в Его глазах сильнейшее желание и возбуждение после стольких сказанных неприятных слов, наверно такого она не припомнит и в хорошие времена. Но чудеса происходят, а во снах так на каждом шагу.

Он обнял её крепко и нежно повернул на 180 градусов. Прошёл медленно к кровати и лёг. Она как будто не понимала, что делать, но тело чётко знало куда тянуться. И …

Губы дотянулись к Его губам, ох, как она любила его уста. И целовала их упиваясь, но не решаясь вонзать туда свой остренький и шаловливый язычок. Только не в этот раз, он сам (язычок) вошёл и смочил его губы, и радушно был встречен ответными импульсами. Как давно она не ощущала Его губ, можно было думать, что забыла. Это было не так, сильные мужские руки привлекли её и как будто растворились уста в устах. Не могли насладиться друг другом много времени, а может и вечность, так казалось ей. Любое критическое мышление отключается в такие моменты, и с ней случалось тоже. Она перестала думать, что это всего лишь сон и что всё не наяву, она просто поддалась импульсу и пошла на поводу у похоти.

Любя и желая, Он перевёл её маленькую и такую любимую головку вместе с теплым, юрким, жадным и точным в движениях язычком вниз. Она как будто только этого и ждала, послушно последовала по указанному пути наслаждения. И привела свой рот к Его члену. Он стоял как Колос Родосский, как камень, как монумент вечной славы. Вкопанно, твёрдо, и источал её любимый запах. Облизать его и поцеловать – это было самым желанным действием сейчас. Она это делала медленно, как будто дразня и распахивая двери в рай. Но на этот раз, ей хотелось, чтоб он вошёл весь, без остатка, до конца. Чтоб вагина на время поменялась местами с её ротиком. Как только тёплый кончик языка достиг фаллоса, Он застонал, и это задало ей ещё большего жару. Ну как тут устоять, когда твой мужчина стонет от твоих ласк, что может быть лучше? В этот момент ничего…

Она

ь, ещё несколько таких раз и из него польётся живительная влага. Конечно она собиралась дать ему то, что Он хотел сейчас. Сама же набухала только от одной мысли, что он томиться от удовольствия и стонет как огромный титан от её поцелуев. Минет продолжался до изнеможения и она Его мучила, то заглатывая до конца, то покачивая ртом, то облизывая головку, то впуская, то выпуская, сглатывая в гортани, твёрдое Его начало или конец. Он извивался и стонал. Поднявшись единожды, он перекинул её на спину, положив на стул, так чтоб голова свисала, и стал входить в рот как можно глубже туда и обратно, двигаясь с точностью часовых механизмов. Но долго не выдержал, ноги опустились, и он лёг на пол. Хотя смотреть на её послушное и сладкое тело Ему хотелось всё больше и больше, обладать всеми её фибрами. Она была особо желанна. И насладиться ею Он хотел без остатка.

Не выдержав такой страсти, Он подхватил обеими руками её, почти невесомую попку, привлёк к своему лицу, и разведя её ноги, прильнул к клитору. Видимо и ему захотелось услышать её стон. Извиваясь и вздрагивая, Он целовал её или просто дышал жаром прямо в её лоно. Руки и губы невольно тянулись туда, где часто бывали, они там знали всё, и она не сомневалась, что Он сделает всё правильно, так чтобы услышать её стон. И Он не сомневался. Не останавливаясь и продолжая заглатывания, она только входила в удовольствие медленно и верно. Он подогревал её желание своими поцелуями и ловкой работой пальцев. В такие моменты хочется, чтоб процесс никогда не кончался, так и было в этом сне, так и продолжалось изнеможение до потери пульса, памяти, сознания и т.п. Так и было!

И почти у начала вечности Он как огонь, вошёл в неё и распалил внутри костёр, который видимо теперь не потухнет никогда. Не было заметно, что это два человека, всё сплелось и утратило границы с очертаниями. Пыльца и ярко — солнечно — пурпурный цвет разливались волнами внутри обоих. Нескончаемо они стонали и пульсировали друг в друге. «Это не сон» — подумала она, — «таким правдоподобным не может быть сон. Тогда что это?». «Это любовь! Страсть! Одержимость! Желание!». Стон продолжался и вдруг, все мысли исчезли всё стихло, онемело. Веки закрылись, волна накатила одновременно на общее тело и пошла судорога, одна… другая… третья… За закрытыми глазами медленно разлетались серебристые мельчайшие, как пещинки, точки. Они фонтаном спускались вниз.

Лавина изверглась, магма вылилась наружу – горячая, томная, желанная, тягучая и совсем не страшная, хотя такая мощная, что могла бы утопить в сладости всю Землю, и хватило бы на всех землян. Теперь они вместе чувствовали одно и тоже, как сплошной живой организм. Его глаза были перед ней, рот молчал безмолвно и только руки держали её, не желая отпускать Н И К О Г Д А…

Сон

Я посмотрел на неё. Высокая гламурная девочка. Собранные под заколку пышные волосы, аккуратный цвет помады, красивое милое личико, сочные губы. Во рту был шарик от лишних слов. Слова здесь были не нужны. Она испугано смотрела на меня пытаясь высвободится, я улыбнулся. Её руки были связаны сверху и удерживались где то сверху на перекладине, снизу ножки тоже были связаны прямо под туфельки. Она беспомощно крутилась и извивалась. Офисная девушка. Такие часто слишком много себе любят возомнить и часто на таких простых людей как я смотрят как на мусор, либо и вовсе не смотрят, как будто меня нет.
Я ещё раз улыбнулся. Белая блузочка, бюстгальтера не видно. Ей он и не нужен с такой то грудью. Грудь была пышная, я не супер ценитель, но размер был между 2 и 3. Главное не размер, а её форма. Она была красивая, немного поднятая вверх. Я пригляделся внимательно, да соски видны и под блузкой, значит без белья. Красивая чёрная атласная юбка очаровательно обтягивала её бедра. Я начал возбуждаться. Девочка оказалась очень стройной. Я опустил взгляд ниже. М-м-м, какие красивые длинные ножки. Прямо под самой юбкой видны резинки чулок. Да вид офисной красотки, да ещё ив чулках меня дико возбудил. Член напрягся и смотрел как и я прямо на неё. Давно я не испытывал такой эрекции, член стал словно каменный, головка покраснела и казалось лопнет.
Я подошёл к ней поближе, она вся заизвивалась, взял её аккуратно левой рукой за волосы, показывая, что могу сделать и больно, она притихла и отвела голову в сторону. Я слышал как она часто дышала, смотрел на то как сильно двигается её грудь, посмотрел в её глаза, да она была смертельно напугана. Я приблизился к ней и понюхал её шею. Духами не пахло, это был обычный запах обычной девушки, чуть сладковатый, но невероятно возбуждающий. Я подошёл ближе и мой член умёрся в её юбку. Девушка была выше меня сантиметров на 15, очень высокая.
Чтобы не кончить на юбку я правой рукой приподнял её чуть-чуть и мой член проскользнул к её ногам. Она их инстинктивно сжала и замычала. Я сделал её немного больно, показывая, что нужно быть ласковее. Я сказал ей “Милая я всё равно тебя трахну”. Она снова притихла. Я убрал руки от головы и начал снизу расстёгивать блузку, она молча смотрела и тяжело дышала. Я улыбнулся. “не бойся, ты же о таком мечтала”. Распахнув блузку я обнаружил на ней аккуратную майку. Я особо не церемонясь задрал её поверх груди.
Её грудь просто вывалилась мне на встречу. Большая, красивая она сводила с ума. Соски были большими. Я взял левый сосок в рот и медленно пососал, девушка снова пыталась замычать, но после того как я специально прикусил правый сосок она быстро успокоилась и только беспокойно смотрела за моими действиями. Я обнял её за талию, разводя руки от живота за спину. Расстегнул молнию на юбке и стянул её вниз, оставляя бедную девочку в одних таких же белых трусиках. Я отошёл полюбоваться видом. Да он сводил с ума. Я обошёл сзади посмотрел на её попу.
Она была достаточно упругой и манила к себе. Я снова подошёл к неё спереди, рукой поднял член, чтобы он упирался ей прямо в трусики, обхватил её за ягодицы и начал скользит вдоль ножек. Она снова засопротивлялась, я не стал её останавливать, меня это возбуждало. Член тёрся вдоль

лась аккуратная полоска волос на лобке. Я молча обошёл её сзади, она снова сильно замычала и засопротивлялась. Я обхватил её груди руками и прошептал на ушко “многие девушки дают в попку, ты разве нет?”. Борьба сильно возбудила меня и я думал только о её попке. Правой рукой я обнял её живот, левую положил на ягодицу, большим пальцев отвёл её немного вверх и приставил головку к её заветной дырочке. Она чуть не выбилась у меня из рук. Я решил действовать сразу. Мой член весь блестел от спермы, это немножко поможет её. Я надавил из всех сил и начал проникать в её попку.
Левой рукой я снял кляп, она закричала, оглушив меня. Головка медленно входила в анус девочки, я знал что ей было больно. Она кричала и вскоре заплакала. Это было сложно, но через пару минут головка моего члена прошла тугое колечко и я остановился. Было очень узко, посчитав, что достаточно я начал медленно делать поступательные движения в её попке. Я не стал вводить член до конца, только головку. Через пару движений к моему удивлению колечко её ануса стало резко сокращаться, доставляя мне сильную боль, стоны смешались со слезами.
Да это было необыкновенно. Её первый анальный оргазм. Я остановился немного постанывая от боли и наслаждения, обхватил ей груди руками. Они заметно потвердели, соски торчали. Я погладил её. Кончала она целую вечность. Успокоившись я взял её за бёдра и стал продолжать, но уже в более быстром темпе, так как уже был не в силах себя сдерживать. Через пару толчков я начал наполнять девочку спермой. Её попка сильнее сжимала мой член, увеличивая силу оргазма.
Моё тело сотрясал второй сильный оргазм. Мне казалось спермы было очень много для такой узкой попки. Волна за волной проходили по телу, я обнял девушку и просто кончал. Немного отдохнув я поцеловал её за ухом, погладил живот и медленно вынул член. Он весь блестел. Попка сразу попыталась закрыться, немного спермы медленно вытекало из неё. Я вытер её рукой.
Услышал резкий противный звук, очень громкий. Всё вокруг исчезло и я начал понимать что открываю глаза с правой руки посылая будильник в короткий полёт. “ах негодница” сказал я сонно в слух…
Если вам понравился мой рассказ вы можете оставить своё мнение для меня по адресу: region100@list.ru

Сон

Англия, 19 век.
Широкая пустынная улица, серое небо. Я иду на работу. Прохожу мимо домов, которые заперты и вижу, что двери огромнейшего особняка распахнуты. Захожу внутрь, там царит полумрак и я понимаю, что кроме дворецкого и ребенка (девочки, которую я должна няньчить), дом держит остальных обитателей в мире снов… Дворецкий передает мне на руки ребенка и у меня возникает странное чувство, что она моя. Девочка чем-то напугана и очутившись в моих обьятиях — начинает успокаиваться.
Мы поднимаемся на второй этаж, там какой-то шум… На площадке всего три комнаты и лесница на третий этаж. Кто-то пытается открыть дверь изнутри, но у него это не получается, человек, словно загнанный зверь — рвет и мечет, рычит, бьет мебель…
Девочка начинает плакать. Я открываю первую дверь, пулей залетаю в комнату (это оказывается спальня ребенка) и закрываю ее на ключ. В резко наступившей тишине, кажется, что все это я сделала очень громко. Мне страшно, обнимаю девочку и тут в комнату заходит моя подруга, незнакомая мне в реальности девушка, но я знаю, что мы еще с ней познакомимся.
Она говорит, что надо бежать. Что оставаться опасно. И что злодей вновь вернулся и увез с собой еще одну мою подругу.
Девчушка исчезает, мы выходим в коридор, я ступаю по деревянным доскам и чувствую пустоту под несколькими из них. Становлюсь на колени, подковыриваю доску неизвестно откуда взявшимся красивым, с россыпью драгоценных камней, кинжалом и вижу ступеньки, уходящие куда-то в темноту. Подруга уже сует мне в руку подсвечник и мы спускаемся…
Внизу помещение, похожее на подвал, обустроено на скорую руку: простой грубый тюфяк набитый соломой, какая-то одежда и что-то похожее на озерко, наполненное водой. Подойдя чуть ближе я понимаю, что ошиблась, это не вода…
Это кровь. Оглядевшись еще раз замечаю, что одежда не совсем в порядке: она разорвана в клочья и тоже пропитана кровью…
Вижу закрытый грязным полотном проход, через него выбир

кожей, длинными ногами и идеальных размеров органом.
Внизу живота дико заныло в предвкушении последующих удовольствий…Вот он рядом со мной, вдыхает мой запах… и склоняется к груди. Нежно обхватывает губами мой торчащий сосок… Обводит его языком, посасывает, покусывает… Одной рукой массирует свободную грудь, а вторую запускает между ног… Мне чуточку неловко, я вся теку…
Его пальцы свободно проникают внутрь влагалища и начинают свой медленный танец: дразня, изучая, медленно двигаясь туда-сюда, туда-сюда… Я больше не могу стоять спокойно и буквально насаживаюсь на них…
Резко подхватив меня, точно пушинку, мой Аполлон входит в меня так глубоко, что на пару секунд я зажмуриваюсь от удовольствия… Обхватив ногами его торс я двигаюсь навстречу… Резко, глубоко, нежно, сладко… Пару минут… и я содрогаюсь в его объятиях в одном из самых сладких в моей жизни оргазмов во сне и наяву…
А потом умиротворенно засыпаю в объятиях любимого.

Сон

Англия, 19 век.
Широкая пустынная улица, серое небо. Я иду на работу. Прохожу мимо домов, которые заперты и вижу, что двери огромнейшего особняка распахнуты. Захожу внутрь, там царит полумрак и я понимаю, что кроме дворецкого и ребенка (девочки, которую я должна няньчить), дом держит остальных обитателей в мире снов… Дворецкий передает мне на руки ребенка и у меня возникает странное чувство, что она моя. Девочка чем-то напугана и очутившись в моих обьятиях — начинает успокаиваться.
Мы поднимаемся на второй этаж, там какой-то шум… На площадке всего три комнаты и лесница на третий этаж. Кто-то пытается открыть дверь изнутри, но у него это не получается, человек, словно загнанный зверь — рвет и мечет, рычит, бьет мебель…
Девочка начинает плакать. Я открываю первую дверь, пулей залетаю в комнату (это оказывается спальня ребенка) и закрываю ее на ключ. В резко наступившей тишине, кажется, что все это я сделала очень громко. Мне страшно, обнимаю девочку и тут в комнату заходит моя подруга, незнакомая мне в реальности девушка, но я знаю, что мы еще с ней познакомимся.
Она говорит, что надо бежать. Что оставаться опасно. И что злодей вновь вернулся и увез с собой еще одну мою подругу.
Девчушка исчезает, мы выходим в коридор, я ступаю по деревянным доскам и чувствую пустоту под несколькими из них. Становлюсь на колени, подковыриваю доску неизвестно откуда взявшимся красивым, с россыпью драгоценных камней, кинжалом и вижу ступеньки, уходящие куда-то в темноту. Подруга уже сует мне в руку подсвечник и мы спускаемся…
Внизу помещение, похожее на подвал, обустроено на скорую руку: простой грубый тюфяк набитый соломой, какая-то одежда и что-то похожее на озерко, наполненное водой. Подойдя чуть ближе я понимаю, что ошиблась, это не вода…
Это кровь. Оглядевшись еще раз замечаю, что одежда не совсем в порядке: она разорвана в клочья и тоже пропитана кровью…
Вижу закрытый грязным полотном проход, через него выбир

кожей, длинными ногами и идеальных размеров органом.
Внизу живота дико заныло в предвкушении последующих удовольствий…Вот он рядом со мной, вдыхает мой запах… и склоняется к груди. Нежно обхватывает губами мой торчащий сосок… Обводит его языком, посасывает, покусывает… Одной рукой массирует свободную грудь, а вторую запускает между ног… Мне чуточку неловко, я вся теку…
Его пальцы свободно проникают внутрь влагалища и начинают свой медленный танец: дразня, изучая, медленно двигаясь туда-сюда, туда-сюда… Я больше не могу стоять спокойно и буквально насаживаюсь на них…
Резко подхватив меня, точно пушинку, мой Аполлон входит в меня так глубоко, что на пару секунд я зажмуриваюсь от удовольствия… Обхватив ногами его торс я двигаюсь навстречу… Резко, глубоко, нежно, сладко… Пару минут… и я содрогаюсь в его объятиях в одном из самых сладких в моей жизни оргазмов во сне и наяву…
А потом умиротворенно засыпаю в объятиях любимого.

Сон

Англия, 19 век.
Широкая пустынная улица, серое небо. Я иду на работу. Прохожу мимо домов, которые заперты и вижу, что двери огромнейшего особняка распахнуты. Захожу внутрь, там царит полумрак и я понимаю, что кроме дворецкого и ребенка (девочки, которую я должна няньчить), дом держит остальных обитателей в мире снов… Дворецкий передает мне на руки ребенка и у меня возникает странное чувство, что она моя. Девочка чем-то напугана и очутившись в моих обьятиях — начинает успокаиваться.
Мы поднимаемся на второй этаж, там какой-то шум… На площадке всего три комнаты и лесница на третий этаж. Кто-то пытается открыть дверь изнутри, но у него это не получается, человек, словно загнанный зверь — рвет и мечет, рычит, бьет мебель…
Девочка начинает плакать. Я открываю первую дверь, пулей залетаю в комнату (это оказывается спальня ребенка) и закрываю ее на ключ. В резко наступившей тишине, кажется, что все это я сделала очень громко. Мне страшно, обнимаю девочку и тут в комнату заходит моя подруга, незнакомая мне в реальности девушка, но я знаю, что мы еще с ней познакомимся.
Она говорит, что надо бежать. Что оставаться опасно. И что злодей вновь вернулся и увез с собой еще одну мою подругу.
Девчушка исчезает, мы выходим в коридор, я ступаю по деревянным доскам и чувствую пустоту под несколькими из них. Становлюсь на колени, подковыриваю доску неизвестно откуда взявшимся красивым, с россыпью драгоценных камней, кинжалом и вижу ступеньки, уходящие куда-то в темноту. Подруга уже сует мне в руку подсвечник и мы спускаемся…
Внизу помещение, похожее на подвал, обустроено на скорую руку: простой грубый тюфяк набитый соломой, какая-то одежда и что-то похожее на озерко, наполненное водой. Подойдя чуть ближе я понимаю, что ошиблась, это не вода…
Это кровь. Оглядевшись еще раз замечаю, что одежда не совсем в порядке: она разорвана в клочья и тоже пропитана кровью…
Вижу закрытый грязным полотном проход, через него выбир

кожей, длинными ногами и идеальных размеров органом.
Внизу живота дико заныло в предвкушении последующих удовольствий…Вот он рядом со мной, вдыхает мой запах… и склоняется к груди. Нежно обхватывает губами мой торчащий сосок… Обводит его языком, посасывает, покусывает… Одной рукой массирует свободную грудь, а вторую запускает между ног… Мне чуточку неловко, я вся теку…
Его пальцы свободно проникают внутрь влагалища и начинают свой медленный танец: дразня, изучая, медленно двигаясь туда-сюда, туда-сюда… Я больше не могу стоять спокойно и буквально насаживаюсь на них…
Резко подхватив меня, точно пушинку, мой Аполлон входит в меня так глубоко, что на пару секунд я зажмуриваюсь от удовольствия… Обхватив ногами его торс я двигаюсь навстречу… Резко, глубоко, нежно, сладко… Пару минут… и я содрогаюсь в его объятиях в одном из самых сладких в моей жизни оргазмов во сне и наяву…
А потом умиротворенно засыпаю в объятиях любимого.

Сон

…И снится мне сон…
Я стою в комнате одна, играет музыка, красивая и мелодичная, чувственная… Стук в дверь… Я вздрагиваю, но все же иду открывать… На пороге ты… Неожиданная встреча… Я тебя не ждала… Нет, ждала, но не верила, что ты придешь… А ты пришел… Проходим в комнату… Молча стоим и смотрим друг на друга… Надо что-то говорить… А слов нет… Какие тут слова, когда мы… не виделись столько времени… Я не выдерживаю первая, подхожу к тебе… С некоторой даже опаской, потому что я не знаю, как ты теперь себя поведешь… Провожу рукой по твоей щеке и прижимаюсь к тебе… Вдыхаю твой запах… Такой родной и такой незабытый… Ты обнимаешь меня… Твои руки на моей спине, гладят ее… И слов уже не надо… Мы поняли, что не стали чужими… Что время и расстояние не погасило ту самую искорку, из-за которой мы оказались когда-то вместе…
Я поднимаю на тебя взгляд, и глаза наши встречаются… Приподнимаюсь на цыпочки и целую тебя… Пробный поцелуй, чтобы вспомнить вкус твоих губ и понять, что я никогда его не забывала… Пробный поцелуй превращается в осознанное желание… И мы оба знаем, что должно произойти… Наши тела хотят любить друг друга… И незачем этому сопротивляться…
Я сажаю тебя в кресло… Отхожу на несколько шагов… Смотрю и не могу насмотреться… Музыка звучит… И мое тело самое начинает плавно двигаться… Тонкая кружевная сорочка ничего не скрывает… Ты смотришь… А я танцую… Движениями тела я пытаюсь показать, как сильно я скучала… Подхожу к тебе… Сажусь к тебе на колени… Твои руки забираются под тонкую ткань… У тебя горячие руки… А моя кожа холодная…
Мы встаем… Одна бретелька спускается с плеча… Другая… Сорочка падает на пол… И я стою перед тобой… Такая, какая я есть на самом деле… Ты целуешь мои губы, шею, пробегаешь руками по животу, талии… Губы следуют за руками… Ты словно пробуешь меня на вкус… Я мягко останавливаю тебя… Мне не нравится, что ты еще одет… Я стягиваю с тебя рубашку, расстегивая каждую пуговицу медленно, осторожно… Провожу руками по плечам, по рукам… Ты мой… Я расстегиваю брюки… Они нам ни к чем сейчас… Еще чуть-чуть и ты тоже стоишь передо мной обнаженный… Два обнаженных человека перед раскрытым окном…
Я подвожу тебя к постели… Она еще помнит запах твоего тела и вкус наслаждения… Такое долго не забывается… Ты ложишься… Я ложусь на тебя… Твои руки скользят по моей спине, чуть царапая нежную кожу… Мои губы скользят по твоей шее… Я чуть приподнимаюсь, чтобы ты мог посмотреть

и собой двигаться… И я ничего не могу с этим поделать… Я хочу тебя…
Ты смотришь в мои глаза, которые уже затуманились… Я понимаю, что сейчас будет… И я к этому готова… Ты входишь в меня медленно… Осторожно… Мы давно не были вместе… Это похоже на пытку… Я снова выгибаюсь… И ты входишь в меня полностью… Несколько мгновений мы наслаждаемся этим единством тел… Я чувствую, что мы слились в одно целое… Нас теперь не двое… Теперь это одно существо, у которого обострены все ощущения…
Ты начинаешь двигаться во мне… Нежно… И в то же время страстно… Сильно… Я двигаюсь вместе с тобой… Мои руки цепляют твою спину, оставляя на ней тонкие царапинки… Да!.. Только до конца… Только мы…
Во мне поднимается что-то давно забытое, специально стертое из памяти, чтобы не мучить себя… И я знаю, что в тебе поднимается то же самое… Оно нарастает… Идет откуда-то из глубины всего тела… И наконец… Это как взрыв… И будто горячая лава хлынула из вулкана, затопив все мои мысли… Все смешалось… Есть только это чувство… Твое тело напряжено до предела… Ты входишь в меня последний раз… И падаешь на меня… Мы все еще вместе… Я не хочу выпускать тебя из себя… Мне нравится тяжесть твоего тела…
Я закрываю глаза… И просыпаюсь… Я не понимаю, что произошло… Поворачиваюсь… И ты лежишь рядом… Что это было? Только сон? Нет… Это было чудо… Ты открываешь глаза и смотришь на меня удивленно… А потом наступает прозрение… мы все-таки вместе…

Сон

Никогда человек не потеряет веру в сказку или необычное приключение. Многие счастливцы испытывают это наяву, многие вынуждены испытать это лишь во снах и грезах. То, что произошло со мной, должно было обязательно произойти, но трагедия (погиб мой друг Костя), сделала в мгновение, поездку на карнавал в Рио-де-Жанейро малоосуществимой. И все-таки она была.
Мы находились в каком-то из бесчисленных барах, находящихся на берегу Капокабаны. С Атлантики тянуло освежающим бризом, морской прибой с каким-то эротическим шуршанием накатывал на золотой песок
Компания, собравшаяся в баре хоть и не достаточно четко отложилась в моей памяти, произвела какое-то приятное ощущение. При всей ясности ощущения свингерства, который, как ни странно приносил терпкий морской воздух, отношения были романтическими.
Я достаточно долго ухаживал за восхитительной мулаткой, мы оба прекрасно понимали, что эта красивая игра неминуемо ведет нас к сексу, при чем на виду у многих пар глаз. Но тут появилась ты и была не одна. Твой партнер не вызвал у меня ни ревности, не желания его рассмотреть и запомнить. Все мое внимание привлекла ты.
Ты была в маскарадной маске лилового цвета, такие же по стилю на тебе были и трусики, как будто с них собирались вспорхнуть красивейшие бабочки, обнажив самые соблазнительные места.
Но больше всего в тебе меня поразил твой розовый корсет-лиф. Он до нереальности подчеркивал твою осиную талию и в тоже время полу обнажал твои роскошные груди, соски которых были окрашены золотистой краской. Ты стояла рядом со мной, держа в руке бокал какого-то экзотического коктейля и чуть заметно двигая бедрами, пританцовывала под звучащую музыку. От тебя исходил какой-то дурманящий аромат запахов, это была смесь дорогих женских и мужских духов, терпких сексуальных выделений и легкий запах алкоголя.
Теряя всякий рассудок, я старался обнять тебя, при этом больше всего меня манили твои раскрашенные соски, мне хотелось покусывать их, сжимать пальцами, не боясь причинить тебе боль. Я видел, что мои движения, какие бы они не казались грубыми, не причиняют тебе ничего кроме огромного сексуального наслаждения. Ты выгибалась, приседала, широко раздвигая ноги так, что становилось ясно видно, что твоя киска насквозь пропитала материю трусиков, казалось, что твой сок капает на пол.
Даже сквозь маску были хорошо видны твои полные вожделения и безумства глаза, восхитительные припухлые губы постоянно облизывались твоим остреньким язычком и окунались в лед коктейля.
В очередной раз, когда ты вставала, покачивая бедрами, под вечную мелодию любви «Бе самэ мучо» ( целуй меня крепко), я не удержался и сорвал с тебя маскарадную маску, чтобы ничего не мешало нам впиться устами друг в друга. То, что предстало моим глазам, заставило меню на какой-то момент застыть на месте.
Твой лоб, скулы, щеки были покрыты невиданным до этого мною рисунком, Это было что-то похожее на магически спирали, которые закручивались, вокруг твоего лица, казалось, что они ввинчиваются в мою голову. При попытке тебя поцеловать возникло ощущение, что в этом сумасшедшем поцелуе участвуют все части нашего лица. Что скулы, лоб, подбородок, нос, даже волосы и ресницы стали такими же чувствительными как клитор или головка члена, и каждую секунду прикосновения наших лиц уносят нас в такую нирвану, что еще мгновение, и мы никогда из нее не вернемся.
Этот неземной поцелуй длился бесконечно, мы просто тонули в нем, мы задыхались друг в друге.
Но незаметно звуки мелодии бесаме сменились ритмичными звуками ламбады, кто-то мягко подхватил тебя и как будто хрустальную статуэтку бережно вынул из моих рук и закрутил в ритме удивительно эротических движений. Я в беспомощной очарованности смотрел на тебя в танце, и не мог оторваться от этого потрясающего зрелища.
Разметавшиеся как цыганская юбка волосы, не скрывавшие потрясающе красивую шею, обнаженная раскрашенная грудь, поднятая корсетом, удивительно тонкая талия украшенная тату как будто самой природой, пьянящая тяжесть широко развернутых бедер и упругих ягодиц, изящные линии запястьев и щиколоток. И все это в движении, под удивительное сочетание ритмичной музыки и звуков океанского прибоя.
Оставаться простым наблюдателем этой восхитительной игрой плоти становилось невозможным, мои шорты уже перестали что-либо скрывать, тяжесть внизу живота электрическими разрядами прошивала грудь и виски.
Сосредоточившись, насколько это, позволяла энергетика любви, исходившая от тебя, я аккуратно перехватил тебя из рук местного мачо и закружил в этом безумном танце. Простые цветные фонари, повешенные над обыкновенным танцполом прибрежного бара, раскачивались океанским бризом и превращали происходившее в баре в какое то таинственный обряд посвященный грешной и откровенной любви. Полуобнаженные люди, их тени переплетались в самых волнующих сочетаниях. Под пристально-завистливым взглядом бармена, что-то готовившего в шейкере, я увлек тебя из бара, под затихающую по мере нашего удаления от бара музыку мы шли к океану по еще не остывшему песку.
Не выдержав охватившего меня напряжения, я разорвал прямо на тебе твои трусики, выпустив на волю этих удивительных бабочек. В достаточно слабом свете, исходившего из бара я заметил появившуюся чуть багровую полосу на твоем правом бедре, она так обострила мое возбуждение, что еще несколько мгновений, и я оказался бы в обмороке. Но ты непостижимым образом почувствовала меня, молниеносно сняв мои шорты, прикоснулась своими припухлыми губами к головке моего члена, удивительно долго смакую огромную первую каплю моей смазки. Затем своим нежнейшим языком ты щекочешь основание моего члена, медленно проводя к головке.
И в одно мгновение мой член оказывается весь у тебя во рту, ты стараешься взять его все глубже и глубже. И в эту секунду я со всей остротой понимаю, что значить

кали ресницами самые прекрасные девушки земли.
Сказочный вечер старался стать самым волнующим в нашей жизни. Океан был наполнен какими-то фосфоресцирующими зеленоватым цветом микроорганизмами. Они садились на кожу и делали наши тела фантастическими, в воде было отчетливо видна каждая часть нашего тела. От тебя исходил такой сексуальный магнетизм, что времени моему члену, чтобы снова быть готовым любить тебя понадобилось не белее чем написать эти слова.
Удивительно выглядели наши половые органы. Мой горящий зеленым цветом член казался таких удивительно больших размеров, что ты с восторженным криком нырнула в воду и взяла его в рот. Легкое разочарование от оптического обмана превратилось в наше безпричинное веселье, я подхватил тебя в воде на руки и долго кружил, благо плотный песок и вода позволяли делать это без всяких усилий. Твои волосы, руки, ноги и мой член закрутили красивейший подводный фейерверк зеленоватых оттенков.
И тут я увидел потрясающую картину, ты покачивалась спиной на океанских волнах, ноги были разведены …и на нагой киске причудливо переливались тысячи зеленоватых огоньков, твоя вагина как будто жила своей жизнью похожей на космические композиции фантастических фильмов. Ни до, ни после мне не приходилось видеть ничего более возбуждающего и в тоже время целомудренно красивого.
Ты подтянулась ко мне, обхватила ногами и наши уста слились в долгом поцелуе, мы говорили самые нежные слова, на которые были способны. Мне захотелось ответить самыми удивительными ласками, так как близость океана рождала в наших головах самые неожиданные фантазии.
В эту безумную ночь как будто само проведение или сатана благоволи нам. На берегу в нескольких метрах от нас лежала оставленная кем-то прозрачная пластиковая доска для серфинга. Мы положили ее на воду, ты легла на спину, глядя в глубочайшее тропическое небо, освещенное миллиардами звезд и огромным фонарем луны.
Твоя нагая киска была полностью представлена моему языку и губам. Ты была удивительно расслаблена, но смогла ощутить, что в районе твоего клитора я нанес капельку какого-то крема и провел им по малым губам. Я старался, как мог сделать тебе языком хорошо, но твои ощущения становились иными, чем всегда, ты останавливала меня, пытаясь прислушаться к ним еще раз. Но с каждым мгновением клитор, от моих прикосновений начинал посылать стрелы наслаждений в голову, плечи, поясницу, вместе с перекатывающиеся через тебя воды океана это создавало такой коктейль наслаждений, который ты не могла представить в самых смелых фантазиях.
А вечер все продолжался, наши фантазии были неистощимы. У нас оказалась еще одна игрушка — большой вибратор (более 23 см в длину) черного цвета, изготовленный очень искусно, имеющий специальную присоску, позволяющую крепить практически к любой поверхности. Нам пришла мысль закрепить искусственный член на прозрачный серфинг, что мы и сделали, укрепив его таким образом, чтобы максимально раскрепостив тебя в движениях. Ты аккуратно устроилась на нем, постепенно меняя скорость работы самого вибратора и амплитуду своих движений.
Это была не ночь любви, а исполнение самых необычных желаний, рядом оказалась водолазная маска, я надел ее и мог из-под воды наблюдать на твои пароксизмы страсти. Когда любое касание твоего лона, сосков вызывало у тебя просто неземное наслаждение. Это было хорошо видно по волнам страсти, прокатывающимся по всему твоему телу и животным крикам которые были слышны даже в воде.
Я не представлял до этого фантастического наслаждения смотреть на оргазмирующую женщину всю и с любой позиции. Только то, что ты забилась в сексуальной истерике, вытолкнуло меня на поверхность воды и не дало захлебнуться во время самого волнующего и красивого зрелища моей жизни.
Я стоял и смотрел на удивительное происходившее: как сильнейшее наслаждение само трансформировалось и меняло твою внешность, по телу женщины страсти и неутомимого сексуального безумства прокатывались волны оргазма, все с большими паузами и как бы постепенно затухая. Как твои еще совсем недавно безумные глаза в ярком лунном свете постепенно стали отражать нежность и всепрощение.
Твое состояние полной внутренней опустошенности, которое может быть только после того, как каждая клеточка организма приняла участие в безумных танцах любви, передалось и мне. Направляя серфинг с твоим прекрасным телом к берегу, к искрящимся бурунчикам прибоя, казалось что силы полностью оставляют меня, даже сердце стучит со специальным замедлением, чтобы можно было прочувствовать каждое мгновение удивительного состояния перехода физической усталости в звенящий восторг полученного удовольствия. Все это смешивалось с удивительной нежностью к тебе, и невозможно было отделить полученное самим удовольствие от счастья наблюдать за тобой.
Оттолкнув доску мы легли в полосу прибоя ….

Сон

В моём классе есть одна девченка, которая мне очень нравится уже несколько лет. И однажды у нас с ней… Однажды на вечеринке у моего друга, мы сней начали болтать и я пригласил её на танец, мы танцевали, у меня кружилась голова от запаха её духов , меня сводила с ума её фигура её кожа и улыбка ты хотел опустить руку по ниже но она оттолкнула меня и сказала что не может и ушла….мне стало грустно. Я подумал что все надежды рухнули и все пропало теперь она не будет моей никогда но как то нас оставили убирать класс. Я спокойно убирал класс необращая на неё внимания, и вдруг она подошла и сказала "Я тебе нравлюсь?" и стала подходить ближе пока я не почувствовал запах ее духов. Ошеломленный её вопросом я ответил дрожашем голосом "Да". Она посмотрела на меня улыбнулась пошла убираться дальше. Мы оба убирались в неговоря не слова. когда она стала собираться Я хотел что-то сказать, но она меня оборвала чмокнула в щеку и сказала пока и исчезла её не было в школе три дня.
После школы я пошёл домой, и хотел ей позвонить, или пойти навестить её. Придя домой Мама сказала что ей нужно уехать к бабушке на пару дней (т.к бабушка заболела) а Папа вернётся с командировке полезавтра вечером. И уехала. Я ей звонил но никто не отвечал, а если поднимали трубку говорили что её нет, Я стал волноваться стал беспокоиться о ней не мог есть мне стало страшно за нее. Я немог найти себе места от волнения… как вдруг пошёл сильный дождь. Я сидел у окна и думал о ней, хотел то бы мы были щас тут в двоём, как вдруг звонок в дверь… Я побежал и открыл дверь, и увидел её… Промокшая до нитки… Дрожащая, слёзы вместе с капельками дождя капали по её лицу. Она дрожашем колос сказала "можно мне поидеть у тебя?" Я не колебась, взял её закуруку, повёл к себе, посадил на кресло и сказал "Вон та дверь с права, зайди и прими горячий душ а это мокорое сними" оствив её я пошел делать чай чтоб её успокоить, и выташил из шкафа вою большую длинную майку чтобы она её одела, ведь её вещи то мокрые, и оставил на кровати и пошёл. Заварив чай я пошёл к себе в комнату, но подойдя к двери, я посмотрел в маленкую прослойку, и увидел её! Боже! на ней было только полотенце, но были отчётливо видны её прелесные груди, её фигура была, очень сексуальной, как у Богини Любви….полотенце было мокрым на сквозь, и через него просвечивалась…
Мой "Дружок" начал постепенно просыпаться… Я постучался в дверь и спросил можно ли войти? И она сказа "Щас секундочку" я уже не мог сдерживаться… как вдруг дверь распахнулась передомной стояла она. Её тело было прекрасно!! она еще стояла в моей любимой майке!!! Она была прекрасна как Богиня….. Смотря на неё я хотел её!!! Капельки воды текли по её телу, проходя очень сексуально между её грудями и ниже… Я только такое видел в эротических фильмах а тут около меня стоит моя же одноклассница… Она в

посмотрела на меня… и хотела что-то сказать но я не дал ей т.к. поцеловал её… мы оба сошлись в длинном поцелуе страстном и долгом, который сблизил нас, я начал целовать её шею спукаясь ниже, чувствуя страсть наполняющую нас, я постепенно снимал с неё майку, продолжая целовать каждый сантиметр её тела… Проводя языком и губами по её грудям она начала постанывать, откинув голову назад, она говорила что-то… но я был занят… спускаясь ниже передомной показалась её влажная и очень заводящая киска. Войдя своим языком в её губки, он начала стонать громче, (это начало заводить меня ещё больше). Я целовал и ласкал своим языком каждый милиметр её влагалища….ей это нравилось, потом она нежно взяла меня за шею и крепко поцеловала, во время поцелуя она осторожно и аккуратно дотронулась своими пальчиками до моего дружка, по моему телу пробежала дрожь,я понял что она не против этого, тогда я поднял её и понес к кровати, пока я нес её она нежно прижималась ко мне и целовала меня в шею.
Я лёг на кровать, она легла сверху, целуя мои губы, мою шею она спускаясь все ниже… Я приподнял её и нежно поцеловал её грудь и соски, и одновременно нежно и медленно ссадл на своео дружка, стараясь делать это ласково, и чтобы ей небыло больно… Посадив её на него, по её телу на секунду пробежала дрожь, но тут же она сменилась на волну возбуждения во время оргазма. Она начала стонать, и с каждым движением всё громче и громче…Она двигалаь на мне то назад то вперёд. Я чуть чуть приподнялся чтобы поцеловать её, и мы опять коснулись губами, в поцелуе…Она от удовольствия начала кусать мои губы потом шею…что очень сильно мне понравилось…И вдруг я почувтвовал что она кончает… Мы вместе кончили… Лежа на кровати в той же позе, лаская, целуя и прижимаясь друг другу…мы заснули….
Потом я проснулся, её не было рядом… Т.К. всё это оказалось лишь…сном…

Сон…

… ты засыпаешь… погружаешься в царство морфея… ты почти уснула… и вдруг тебе на секунду показалось, что в комнате есть еще кто-то кроме тебя…. ты уловила на какую-то секунду чье-то легкое дыхание….
… ты открываешь глаза, слегка приподнимаешься на диване, оглядываешься вокруг…. ты пытаешься высмотреть хоть что-то… кого-то в этой темноте… но ничего… тебе становится страшно… ты укутываешься в свое одеяло….
… тебе кажется, что невозможно сомкнуть глаза… но постепенно сон берет свое, твои веки постепенно закрываются… ты засыпаешь….. вдруг ты опять чувствуешь это дыхание… тебе страшно… но любопытство преодолевает его, ты не открываешь глаза, боясь спугнуть ЕГО….
… дыхание слышится все отчетливее…. становятся слышны легкие шаги, кажется что движется, почти не касаясь пола… ближе… еще ближе…. вдруг ты чувствуешь легкое касание….тебя, сквозь одеяло, касаются чьи-то нежные руки…. ты открываешь глаза…. перед тобой стоит ОН… ты не можешь разобрать его конкретные черты… он никто, и в тот же момент он все…. его нежные руки продолжают ласкать тебя….
… ты помогаешь ему скинуть с себя одеяло… его тело идеально… он берет тебя на руки…. ваши лица теперь находятся совсем рядом…. ты не выдерживаешь, обнимаешь его… ваши губы сливаются в страстный поцелуй….
… этот огненный поцелуй заставляет тебя забыть обо всем, кажется, что время замирает, и ничего в мире больше не существует, кроме вас двоих…. наконец вы отрываетесь друг на друга…. ты смотришь ему в глазаR

ьно, входит в тебя…. ты отрываешь свои губы от его губ и издаешь стон наслаждения…. он начинает двигаться, постепенно ускоряя движения… ты помогаешь ему, приподнимая свою идеальную попку… прижимая ее к его телу…….
… он то замедляет свои движения, то ускоряет их…. ты уже чувствуешь приближение неземного наслаждения….
… и вот оно наступает, из твоих легких вырывается оглушительный стон…. такого ты еще не чувствовала никогда…. от наслаждения ты закрываешь глаза….. когда ты их открываешь… его уже нету…. все что осталось, это легкость, которая наполняет твое тело….. ты не знаешь, это было наяву или во сне…. но это не важно….

Сон

Все дела были уже сделаны и тишина становилась густой и вязкой. Аромат жасмина поднимался из сада и наполнял комнату осязаемым запахом, в комнате было прохладно и тихо.
Она вышла на каменный балкон, увитый виноградником еще не созревшим, его ветки были усыпаны бусинками винограда.
Ей стало прохладно поскольку ее тело покрывал лишь тонкий шелковый халат, она прикрыла веки вдыхая ночную прохладу и тишину. Сделав движение, повернувшись, уже уходя с балкона, она вдруг увидела тень. Тень медленно отделилась от стены, и она заметила маленькую красную точку — кончик сигареты и тут же оказалась в ауре приятного и до боли знакомого аромата Мальбаро.
Все ее существо напряглось от неожиданности и страха, зрачки расширились, а сердце стучало через раз и где- то очень далеко. Тень сделала еще шаг и она различила силуэт высокий, с плавными движениями, он стоял и спокойно смотрел прямо ей в глаза, сигарета жила своей жизнью и то подлетала медленно к его губам то отлетала в сторону, как светлячок в лесной темноте.
Он приложил указательный палец к губам — призыв к тишине, и его глаза сверкнули зловещими искорками. Он улыбнулся.
Она от страха и неожиданности прижалась спиной к холодной каменной стене.
Он стоял совсем близко весь в черном, шелковая рубашка глубоко расстегнута, волосы волнами распущенны

незачем…
В эти секунды бесконечности познавая себя, рождаясь заново или умирая, она творила свой мир свою реальность, вздохом и трепетом, падением и полетом становясь одним целым сама с собой.
И в ней был он — искрой, поджогом, осенью и летом жасмином и листопадом, ангелом и демоном, творцом и забирающим душу, он был в ней…

Сон

Не знаю, где в это время была Аня, да это и не важно. Светку тоже не слышно, вероятно спит. Ты мне помогаешь с чем-то на кухне… Я вожусь с овощами в мойке. Ты что-то нарезаешь за столиком, стоя ко мне спиной. Обернувшись, вижу тебя в коротком халатике и… откладываю свои дела, вытираю руки и подхожу к тебе сзади. Обнимаю за талию и прижимаюсь к тебе. Ты на секунду застываешь, а затем резко разворачиваешься лицом ко мне. Я не отпускаю тебя, ты сначала улыбаешься мне, еще уверена — я шучу, но наталкиваешься на мой серьезный взгляд. Начинаешь понимать, что я вполне серьезен и сначала пытаешься пятиться назад, но ты и так прижата к столу, пытаешься меня оттолкнуть и начинаешь бороться… Я лишь сильнее обнимаю и привлекаю тебя к себе. Пытаюсь поцеловать. И ты до этого молчавшая говоришь — пусти. Неуверенно, тихо, почти шепотом…
Рукой прижимаю твою голову к себе, губы касаются, ты все еще борешься, но я ждал более серьезного сопротивления. Ты отвечаешь на поцелуй не сразу, но ответив, как в омут с головой. Целуешь страстно, сильно. Твой язык встречается с моим, и ты расслабляешься, перестаешь меня отталкивать. Твой мозг еще фиксирует происходящее, ты знаешь — это неправильно, мы не должны, но я неумолим как средневековый инквизитор.
Мои руки, до этого просто удерживавшие тебя теперь скользят по твоей спине, к попе. Сжимаю ее нежно и прижимаю тебя к себе. Мы неистово целуемся а руки мои скользя

это продолжаться не могло, я двигаюсь совсем недолго… Когда я вынимаю его, ты стыдливо прячешь глаза, на глазах у тебя слезы. Я поправляю твои трусики, и обнимаю тебя, прижимаю к себе. Целую тебя в губы, щеки, глаза. Соленый привкус. Не плачь, не надо стыдиться. Я очень долго об этом мечтал… Мы не должны были… … я открыл глаза и уставился в потолок. Ё… — это сон. Одновременно и облегчение и горечь. Больше я не уснул…

Сон

…Метро. Множество людей на платформе. Мы садимся в темный вагон и оказываемся в его самом дальнем углу. Вокруг люди. Я стою спиной к тебе, а ты обнимаешь меня сзади и целуешь в затылок. Берешь мою ладонь и по очереди целуешь пальцы, и поглаживаешь пальцем по ладони, рисуя круги. Я чувствую, что мои мысли концентрируются на движении твоих пальцев. Ты что-то говоришь, но я не слышу. Я ощущаю, как возбуждение поднимается по телу. Оно идет теплой волной и заставляет сжиматься мышцы живота. Вокруг люди, но я их не вижу и не обращаю на них внимание. Я слежу за выражением твоего лица в темном стекле вагонной двери. Это похоже на телевизор. Вижу, как твоя рука задирает мою блузку, спускает вниз лифчик, и ты поглаживаешь грудь, взвешиваешь ее на ладонях. Я беспокойно ерзаю, пытаясь рассмотреть не видит ли кто. Ты сильнее прижимаешь меня. Грудь упирается сосками в холодное стекло… Твои руки задирают на мне юбку, она узкая и поэтому не падает вниз. Под юбкой только чулки и больше ничего. Теплая ладонь сжимает лобок, и палец проникает между губок… там уже мокро. Я пытаюсь сжать ноги, опустить юбку, но ты мне не позволяешь. Поезд проносится мимо станции, на мгновение становится светло и я вижу, что мы в вагоне одни. Ты разворачиваешь меня к свету лицом и я вижу как вытягиваются лица людей на платформе от увиденного и вижу их глазами себя… Блузка задрана до шеи, грудь вывалилась из лифчика, голый лобок, черные чулки. Ты держишь меня сзади и не даешь отвернуться. Одна рука мнет мои груди, крутит соски, а другая двигается между ног. … Снова темно и лишь мелькающие за стеклом огни освещают вагон. Поезд несется с бешеной скоростью. Я чувствую твои губы на плечах шее…
Я на коленях перед тобой и даже во сне физически ощущаю, как мои пальцы расстегивают молнию на твоих брюках. Рот пересох, я тянусь губами к твоему члену… облизываю его. Твои руки у меня в волосах заставляют двигаться в нужном ритме. Я придерживаю член рукой, а другой сжимаю мошонку, немого поцарапывая ноготками кожицу. Язык скользит по всей длине члена и касается мошонки, лижет ее короткими быстрыми движениями. Ладошка поглаживает тебя по ягодицам и сжимает их. Ты отодвинул меня и заставил встать коленями на сиденье. Вытащил из брюк ремень и стянул мои руки за спиной.
Огни выхватывают из темноты картины… Я перед тобой на ши

увствую. Я дорожу. Смоченные пальцы подбираются к попке, и ты проводишь между ягодиц, поглаживаешь сфинктер, нажимаешь на него, не проникая вовнутрь. Целуешь попку, спину. Поглаживаешь по бедру. И велишь мне перевернуться. Я лежу спиной на холодном сиденье. Соски распухают. И от их вида я начинаю еще больше дрожать. И вдруг я ощущаю снова твои пальцы у меня между ног, они продвигаются по промежности, и скользят вокруг входа во влагалище… я улетаю… и вдруг ощущаю твои губы на клиторе. Они сжимают его, сосут, язык поглаживает. Внутри все сжимается. Пальцы входят во влагалище и движутся не глубоко внутри меня. Я уже подмахиваю навстречу им, стремясь приблизиться, и в тоже время не желая этого. Пальцы резко выходят, и их место занимает член, он резко врывается в меня и входит на всю длину. Я выгибаюсь дугой. Стянутые за спиной руки не дают свободы действий. Сиськи мотаются из стороны в сторону в такт раскачиванию вагона. Ты наклоняешься к ним и губами стягиваешь впившиеся в соски резинки. Резкая боль. Я сжимаю ноги у тебя за спиной. Влагалище плотно охватывает член. Последние удары даются тяжело, настолько сильно он стянут мышцами влагалища. Мое тело трясет в судорогах, сквозь стиснутые зубы вырываются хриплые стоны… Ты падаешь на меня и я обхватываю тебя ногами… не желая отпускать. А поезд все кружит по тоннелям. Мелькают огни.

Сон

Да-а, жаркое все таки выдалось нынче лето… Но день прошел, солнце вот вот упадет за горизонт… и взгляд сам по себе устремляется в подкрашенную закатным багрянцем водную гладь. Ах этот вид, кажется такая красота способно тронуть даже самое черствое сердце, заставить даже одинокую обманутую и отчаявшуюся найти свою вторую половину душу вновь и вновь воспылать любовью — все равно к чему — к ромашке, одиноко томящейся среди лопухов, к реке делающей грациозный поворот и уносящей свои воды в неизвестную даль, к закату, столь грандиозно и величественно заканчиваещему погожий летний день…. Нет, пожалуй в Пскове не сыщешь места ближе к городу, где каждый день в ясную погоду можно увидеть такое…
…Но что странно — на Степановском лужке не души… Даже несмотря на то что вот вот будет закат … Обычно в это время здесь не то что присесть — встать не куда, весь берег словно пестрыми цветами усеян молодыми парами. Здесь их излюбленное место…да, никого… я сегодня один… наедине с собой и своим одиночеством…
— Здравствуйте…
Уйдя с головой в свои мысли я не сразу понял, что кто-то здоровается….
— Здравствуйте, вы не против, если я к вам присоединюсь…
Оборачиваясь я понимаю, что здороваются со мной. Мой взгляд упирается в загорелые девичьи ноги, затем скользя вверх я успеваю отметить про себя, что их обладательнице
Помимо всего прочего повезло и со всем остальным. Шикарные бедра, переходящие в узкую талию…Расстегнутая, видимо после дневного зноя пуговичка переливающейся белизной блузки приоткрывает вид на часть не большой, но пышущей молодостью, мерно вздымающейся груди. Венчает все это великолепие молодое симпатичное лицо, с правильными чертами, обрамленное каскадом переливающихся в свете заката золотистых волос, средь которых играет бликами белая возможно серебряная заколка в виде бабочки.
-З-здравтсвуйте..- немного растерявшись, отвечаю я … — да да конечно присаживайтесь… пожалуйста…
Девушка устроилась на травке рядом, да так плотно ко мне, что легкий ветерок в месте с речными запахами доносит до моих ноздрей с ног сшибающий запах молодого тела…
— Пива хотите… робко предлагаю я.
— Спасибо не откажусь, денек то нынче не из прохладных — жажда так замучила, что теперь боюсь долго не смогу ее утолить…
Разговор плавно потек на разнообразные обыденные темы, про жаркое лето…Теплые вечера… о том, что скоро все это закончится, как ни как август на дворе…
— Смотрите солнце уже почти село…- тихо проговорила новая знакомая теребя в пальчиках длинную травинку — а этот теплый ветерок просто сводит меня с ума..- продолжила она блаженно прикрывая глаза и подставляя теплым потокам воздуха прекрасное лицо…
Легкая улыбка сама собой тронула мои губы, рядом сидит человек, который вполне искренне радуется усладам природы, мне бы так, эх как же хочется навсегда позабыть о том, что произошло сегодня, задушить боль и скорбь, рвущие душу на части, забыть что…
Вдруг мой взгляд сам собой падает на колено моей собеседницы… Этот самый ветерок, которым она так наслаждается чуть приподнял и легко откинул невесомую ткань темной юбочки, открыв моему взгляду девичью ножку во всей красе, по глазам, словно солнечный зайчик резанул небольшой кусочек белоснежных кружев, прикрывающий чуть пухленький треугольник…
Я растеряно забегал глазами, но казалось красавица даже не заметила того, что произошло, Продолжая наслаждаться легкими порывами, она по прежнему не открывала глаза, а травинка, словно поймав на себе мой растерянный взгляд медленно, словно нарочно виляя из стороны в сторону направилась по направлению к груди… Дыхание девушки стало глубоким, и как мне показалось слегка прерывистым. Вторая пуговичка блузки, изо всех сил стараясь удержаться за петельку хотя бы краешком не выдержала напора все сильней вздымающейся груди, и сорвалась, открыв взгляду, бархат чуть тронутой загаром кожи и все тот же замысловатый узор порозовевших в свете уходящего на покой солнца кружев. Травинка не останавливаясь не на секунду все так же медленно, словно издеваясь над застывшим на ней взглядом, обошла вдоль линии кружев тронулась в дальнейшее путешествие по великолепному чуть вздрагивающему животику…Боже мой, а пуговичек то больше нет…блузка попросту разошлась на две половины мягко перекатилась по бокам и расстелилась по траве… Травинка, продолжавшая движение вдруг замерла …О, нет, нет продолжай, прошу тебя не останавливайся, застонал некий внутренний голос во мне…Мое сердце бешено заколотилось, я почувство

удок.
Пальчики дрогнули и выронили травинку…Но, как будто не растерявшись, тут же заняли ее место и заскользили дальше по освобожденному пути. Обогнув по краешку манящие взгляд кружева направились к бедру, но не успев проделать и часть пути вернулись назад… к животику.. и немного покружив на месте вновь пустились в низ …но уже под ткань…. Кружева вздыбились обозначив движение руки …Я увидел то, что переполнило чашу мужского терпения — там, в глубине четко обозначилось все больше увеличиваясь в размерах пятно влаги…
— Ааааахх — резанул по ушам девичий вздох… Все!!! Держите меня — подумал я, и губы мои упали чуть ниже шеи… Вдыхая аромат молодого и сильного женского тела и чувствуя языком нежность и бархатистость кожи я понял, что пальчики оторвались от столь сладостного занятия и впились ноготками в мою коротко стриженую голову. Лишь тронув языком узорчатую ткань я обнаружил, что та распалась как и все остальные части туалета, Наверное застежка спереди, промелькнуло в одурманенной голове но мне стало не до размышлений… я почувствовал губами твердый, теплый, дрожащий от нетерпения сосок, обнимая его языком я все сильнее впивался в него… Уже подрагивающие пальцы устремили меня к заветному треугольничку узоров, трусики были без застежек но хватило мгновения что б сбросить мешающий моему языку и губам лоскут…. Ни следа растительности …. Девственно чистая, мягкая и теплая кожа… И все глубже…глубже… Влажно и тепло… Сладость меда на устах и подрагивающая плоть… Меж губами и ложбинкой скользнул пальчик и исчез в глубине….Это удар ниже пояса — против такого не устоит не один мужчина. Нарочито медленно возвращаясь к губам и избавляясь от рубашки и джинсов я наконец то встретил ее горящий возбуждением взгляд…. Всё её тело трясло как будто током…
— Давай !! Давай!! Прошу тебя не томи!!! -Чуть ли не слезясь, прошептала девушка,… Вцепившись в мои плечи ноготками… Не стерпев режущей боли ногтей я вошел… Казалось все тепло Вселенной в один миг окутало меня … Рванулись с места ее пальчики…собирая с моих плеч маленькие лоскутки кожи…
— ААААААА!!!! Ударило в перепонки… Неведомым мне усилием она сжала все внутри заставив выдохнуть в ответ…
— АААААА!!!
То медленно, то резко, то глубоко, то совсем не много входя в нее, я заставил стонать ее беспрерывно….. Тело ее пронзила резкая и крупная дрожь… "Вместе, только вместе!!!" лишь смогла прошептать она еще сильнее вонзив в меня ногти, в тот самый миг. когда я последний раз со всей доступной мне силой вошел в нее и взорвался , почти зарычав от рвавшего меня на части блаженства……

…Я открыл глаза… Солнце уже село, парочки потихоньку покидали высокий бережок, почти стемнело и лишь в волнах поблескивал отраженный в куполе церквушки с того берега свет города. Откуда люди…Ведь никого не было кроме меня и девушки…Девушки..!!! Я осмотрелся, но девушка моей мечты исчезла…Странно … Вся одежда на мне…..Рядом две пустые бутылки старого доброго "Миллера" … Неужели сон… Да … все таки сон… Я встал отряхнул траву с брюк… Повернулся к городу …. Что то блеснуло в глазах. Ну что за разгильдяйство — подумал я — ну пьете вы тут, но тару то зачем бить сами же порежетесь …. Я нагнулся, поднял небольшой осколок и собрался уже было его выкинуть под обрыв….. Но замер как вкопанный не веря своим глазам…
С ладони, переливаясь в свете фонарей с дороги, на меня смотрела серебристая бабочка………….

Сон

Густые сиреневые заросли окружали нас со всех сторон. Здесь на земле валялось множество старых окурков, затоптанных и потерявших свою первоначальную форму. Мама шепотом объяснила мне, что сюда частенько сбегали курильщики, пока их убежище не раскрыли и не стали ставить сюда одного из санитаров. Его мы, кстати, заметили, когда пробирались сюда — он сидел на скамейке неподалеку и листал какой-то журнал. Вся его поза, особенно вытянутые ноги, говорили о том, что сейчас ему на все наплевать, потому что осталось всего полчаса до обеда, а там уже будет не его смена.
Вспомнив о времени, мы тоже заторопились.
Я протянул маме серый матерчатый мешочек, куда я положил по ее просьбе все, что смог спрятать от отца, когда тот обыскивал квартиру. Пощупав мешочек, мама радостно заулыбалась и тут же стала запихивать его себе под юбку, оголяя похудевшие ноги до неприличной высоты. Я молчал, не напоминая ей об этом, потому что не хотел огорчать и, к тому же, мне нравились мамины ноги. Я смотрел на них до тех пор, пока не показалась знакомая родинка на бедре, а потом отвернулся. Пальцами раздвинув листочки сирени, я убедился, что санитар никуда не делся — он лишь заложил нога на ногу.
— Готово! — прошептала мама, и я посмотрел на нее.
Она так изменилась за эти полгода, пока нас к ней не допускали! Когда она показалась в конце длинного коридора, я все гадал — как много они оставили от той мамы, которую я знал так хорошо? Ее шаркающие звуки, глухо раздававшиеся под высокими потолками, были совсем непохожи на ту летящую походку, которой она обычно приходила с работы. А потом, когда я увидел ее лицо, то чуть не заплакал, потому что очень соскучился. Но я сдержался тогда.
— Саша! — мамин голос внезапно задрожал. — Сынок!.. Дай мне чуть-чуть прямо здесь!..
Я отрицательно покачал головой, кусая нижнюю губу. Доктор научил меня, что делать, если возникнет подобная ситуация. И я замычал внутри себя — громко, ровно, похожий на голодную корову; и все, что мне не полагалось слышать, проходило мимо ушей.
Но мама не могла упустить такую возможность, и от слов перешла прямо к делу. Ее проворные руки мгновенно нашли толстый ремень моих брюк и с голодной решимостью стали терзать пряжку.

оро вернусь! — тут же ободряюще пообещал я. — Или тебя уже к этому времени выпишут…
Она слабо улыбнулась и поднялась с колен. И пока она отряхивала прилипшие окурки и землю, я не отрываясь смотрел на глубокий вырез больничного халата, где большие, возбуждающие, красивые мамины груди были грубо скрыты за специальной рубашкой. Я хотел их поторогать и не посмел.
Мы вышли из кустов и направились к боковому входу, где нас уже нетерпеливо ждала медсестра со списком. Санитар уже исчез со скамейки, после него остались лишь плевки на асфальте. Гадливо поморщившись, я заботливо проводил маму к крыльцу, где ее тут же подхватил медперсонал и увлек внутрь мрачного беспросветного здания, на котором красовалась табличка: «Клиника Инцеста. 100% выздоровление».
В последний раз я увидел пышную шевелюру маминых волос и махнул рукой уже в пустое пространство, в закрывающуюся дверь. Тишина, навалившаяся на меня, заставила мои ладони сжаться в кулаки. Но тут сзади послышались шаги, и я обернулся.
Высокая, немного сутулая девушка вела под руку полную женщину лет сорока. Суровое лицо женщины было печально, и ступала она твердо, с решимостью приговоренного к смертной казни.
— Ну вот, мама, — сказала девушка, — вот мы и пришли!..

Сон

Я иду.
Я иду к НЕЙ.
Я знаю она где-то здесь. Я мечтал об этой минуте днями иночами. Я хочу этой встречи и боюсь её… Я уже слышу ЕЁ голос… Сердце поёт….
Она не одна… Она всегда с ним… Она была с ним всегда …
Я в расстерянности подхожу ближе… Он бросается мне навстречу….
…..
Ужасно болит лицо…. Он лежит… В душе кроме боли — ничего… Я видел ЕЁ глаза….
ОНА всегда была с ним… ОНА всегда будет с ним….
Я бегу куда глядят глаза… Ветки бьют по израненному лицу…. Я не чувствую эотй боли… Душа рвётся наружу животным криком…
Я проыпаюсь…..
ОНА всегда была с ним… ОНА всегда будет с ним….

Сон

Ну вот я и выспался, весь сон был такого содержания: "Мне сниться город в России, где я провел своё детство и юношество, знакомлюсь я с очень красивой еврейкой, ей около 17 лет, но для своих лет она уже созрела, груди набухли и выпирают вперед как бы прося о ласке, и вся она, такая пышная и сочная, но по мере знакомства с ней я узнаю, что она девственница, все начинается с робких поцелуев, которые перерастают в очень жаркие и томные, она начинает увлекаться и мне это очень нравиться, мы начинаем с ней уединяться на их сеновале и она уже позволяет мне раздевать ее по трусики, от которых идет приятное тепло и очень возбуждающий запах, она уже не препятствует когда я целую ее шею, грудь, но когда я дохожу своим нежным язычком до ее красивого пупка, чувствую, как она вздрагивает и ее бедра раскрываются еще шире, мне даже показалась, что она подается немного ими вперед, она, наверное, хочет, чтобы я поцеловал её там, в этом ожидающем месте, которое еще даже не знала райских ласк, но стесняется попросить об этом одолжении, моё орудие уже заведено до предела, я даже немного опьянел от этого состояния, пробую очень медленно снять ее трусики, чувствую, как она вздрагивает снова и дыхание становиться немного резким, более глубоким, она даже чуть-чуть приподнимает свои бедра, что бы я смог сделать это быстрее.
Теперь она вся голая, извивающаяся и неловко пытающаяся прикрыть свой черный кустик. Я снова покрываю поцелуями все ее тело, но мне кажется, она ждет от меня более откровенных ласк. С этой мыслью я целую ее руку в плечо, и постепенно язычком дохожу до ее кисти, слабо пытающейся прикрыть то место, куда меня тянет вновь и вновь, я вижу, что пальцы у ней немного разведены в стороны и между средним и указательным видны ее алые губы, они все уже мокрые и при свете луны даже немного блестят. Меня эта картина возбуждает еще больше. Я начинаю потихоньку лизать ее пальчики, останавливаясь на том месте
где они соединяются вместе, при этом я случайно задел ее половые губки кончиком своего острого язычка, и тут с её уст срывается первый стон.
Я начинаю бороться с ее пальчиками за право быть на их месте, и тут, она не удерживается и раздвигает этими двумя пальцами свои губы и моему взору открывается чудной красоты цветок, я не теряя ни секунды впиваюсь в эти губы и начинаю делать поцелуй взасос, как если бы я делал поцелуй в рот.
Чувствую, как она громко стонет, вся выгибается вперед, я, стараясь оттянуть этот момент останавливаюсь, поднимая свой взор, вижу на животе и груди ее капельки пота, а лицо ее покрыто сильным румянцем, из ее груди вырывается: нет, не останавливайся, и на столько это звучит умоляющее, что я чувствую себя настоящим мужчиной, который смог растопить страсть этой девушки до самого максимума, я вижу, как слезы текут по ее щекам, прося меня только ободном, что бы я продолжал. И тут я увидел ее мать, стоящую при входе в сеновал, мы встретились с ней взглядом, и я был поражен ее красоте, она стояла в легкой ночнушки, под которой ходили ходуном, от глубокого дыхания, ее большие груди сильно оттягивали тонкую ткань ночнушки, когда она вдыхала воздух, а соски прорезали ткань, ее рука была направлена вниз ее живота. Я знал, что она живет и воспитывает дочь без мужа, по самым строгим меркам еврейского мировоззрения, но сейчас она была, прежде всего, женщиной изголодавшейся по мужской ласке, я на минуту представил себя на месте ее зятя и мой член напрягся еще больше.
Я решил снова возобновить свои ласки, не смотря на то, что мать этой девушки стояла в пяти метрах от нас, ласкающая себя. Я вошел в тело, распластанное подомной и начал буквально сверлить ее язычком, она снова застонала и вдруг начала бурно содрогаться, выплескивая свой сок и трясясь всем телом.
Она получила то, что хотела, и сразу как-то обмякла, на лице ее было написано крайнее удовлетворение и счастье от того, что она перешла тот рубеж, когда ее тело стало податливым перед мужской лаской. Я поднял свой взор и снова встретился взглядом с ее матерью, оказывается она стояла все это время, наблюдая как ее дочь становиться настоящей женщиной. И вдруг, чего я крайне не ожидал, моя девушка приподнялась, поцеловала меня в губы и на ушко мне сказала: "Я хочу тебе сделать приятное", и ни дав мне опомниться, наклонилась и взяла в рот полностью мой уже деревянный член, я весь выгнулся от приятной истомы, а по моему телу пробежало тысяча искр. Скажу тебе честно, делала она это очень умело, сильно обхватив его губами, которые образовали тугое кольцо, начала водить вверх вниз, постепенно усиливая темп. Я был уже на подходе когда поднял свой затуманенный взор на женщину стоящую немного в отдалении и увидел, что она тоже движет рукой быстрее у себя внизу живота, я даже слышал чавкающие звуки, которые сливались с сосущимися звуками, и тут я выстрелил, как не стрелял за всю свою жизнь, а женщина, наблюдавшая за нами

сился, но предупредил, что могу опоздать на последний автобус, на что она ответила: что бы я ни волновался, смогу переночевать у них, мне стало немного неловко, поэтому, быстро управившись с посудой, я впрыгнул в свои туфли, и направился, мелкими перебежками в сторону остановки, хотя если честно мне жутко хотелось остаться у них в эту ночь.
И фортуна улыбнулась передо мною, захлопнувши двери автобуса перед моим носом! Так что пришлось отправляться назад, когда я позвонил в дверь, она открылась сразу, как будто знала, что я вернусь, на женщине была та же ночнушка, как и в ту ночь на сеновале, и я видел, что на ней нет лифчика, когда она нагнулась, что бы подать мне тапочки, ее верхняя пуговка расстегнулась и из ночнушки почти полностью вывалилась правая грудь — с набухшим коричневым соском, я даже увидел ее улыбку, когда она выпрямилась и поспешно спрятала обратно свою грудь. У меня пересохло во рту, и я попросил воды, на что она предложила мне выпить немного вина, и когда я обулся в тапочки, снял куртку и вошел в комнату, увидел ее стоящую на стуле и открывающую верхнюю полку шкафа, что бы достать новую бутылку вина, она приподнялась на носочки и потянулась, при этом ее и без того короткий халат приподнялся и я увидел нижнюю часть ягодиц, а ее попка обтянулась легкой материей открывая моему взору крепкие выпуклости и впадину между ними. "О господи" — пронеслось у меня в голове: "она без трусиков" — ответил мой дружок и начал наливаться кровью, я поспешно сел на кресло, закинул ногу на ногу, и отвел свой взгляд.
Наконец то она достала бутылку, и, взглянув на низ моего живота — улыбнулась так, как будто читала мысли моего дружка — отправилась на кухню открывать вино, а чуть позже вошла с подносом, на котором были два бокала черного вина и на блюде какие-то фрукты, поставив все это на столик, она уселась …напротив меня и немного развела колени в стороны, от чего я как глупец уставился на ее черный треугольник не в силах оторвать от него взгляда, она протянула мне бокал, и когда я его брал наши пальцы соприкоснулись, и я почувствовал какие они горячие, мой дружок рвался наружу, а она, сделав жадный глоток, взяла с подноса банан и, очистив его, взяла в рот, но не откусила, а начала его посасывать, то засовывая в рот, то, почти вытаскивая, при этом она не отрываясь смотрела мне в глаза, мой взгляд стал какой-то туманный, на шее пульсировала какая то жилка, но уступать ей я не собирался, взяв клубничку с подноса я начал ее смачно сосать, потом, что бы она видела, я демонстративно начал водить по ней кончиком языка, врезаясь в нее.
Ей эта игра нравилась, ее глаза блестели еще больше, и тут я не выдержал и начал медленно, в каком то несоответствии с реальностью, расстегивать ширинку своих брюк, увидев это, она ускорила поступательные движения банана в свои сочный рот, что мне и придало смелости, встав и расстегнув ремень на брюках, я высунул свой член и подойдя к ней по ближе замер в ожидании того, что сейчас должно произойти, она отложила банан в сторону и, пройдя своим острым язычком по всему стволу, медленно начала погружать его к себе в рот, обхватывая его также туго, как это делала недавно ее дочь, но была какая то разница, делалось это с закрытыми глазами, и я видел, что это ей нравиться, она наслаждалась этим и жила, подняв свой взор за ее спиной, я увидел ее дочь, сонно потирающую свои глаза, вначале в ее глазах читался какой то испуг и не верее в реальность происходящего, затем она улыбнулась и, расстегнув свой халат, открыла моему взору все свои прелести, ее мама даже не подозревала, что за ее спиной стоит дочь и с интересом наблюдает, когда я выстрелил в нее, то сразу же понял, что кончил прямо во сне, видно это от долгого воздержания! (пока печатал этот текст, то так сильно возбудился, что хочу пойти принять холодный душ, дабы мне не взорваться снова)

Сон

Они наслаждались сном, разместившись валетом. Во сне она пыталась перевернуться, а так как ей мешали его ноги то попытка не удалась , но случайно ее розочка зацепила его спящую щеку. Он ощутил ее мягкую нежность и его пробудило новое желание.
Он проснулся и пополз к ее уху. Кончик языка осторожно прикоснулся к мочке, потом начал ласкать ободок, потом ушко погрузилось полностью в его рот. Ласки не разбудили ее, но натолкнули на приятные ощущения и цветной сон.
Будто лежит она на зеленой лужайке. От прошедшего дождика остался только свежий запах, смотрит в небо на прекрасные белые облака. А незнакомый мужчина ласкает ее ушко и она не может дать ему отпор, нет таких сил, которые запретили бы ей чувствовать это наслаждение.
Она посмотрела на речушку с

Сон

Ему часто снились эротические сны. Реже — порнографические. Сегодня был именно такой. Приснилось ему, что он трахает маленькую девочку.
Девочка с удовольствием брала в рот, причмокивала при этом и жмурила глаза от удовольствия, когда головка касалась горла.
Он глубоко насаживал ее на член, а она только томно стонала и пыталась сесть еще глубже.
Он вставлял член ей в зад, вертел им там, и она была этим довольна так, будто он угощал ее шоколадом.
Он широко расставлял ей ноги и вводил внутрь свой толстен

Подробнее:
Звездная пыль. Часть 2

- Ну что мы с тобой наделали, волчонок? Это я во всем виновата... Нам нельзя было этого делать! - Почему?...

Закрыть