Соседи

Меня зовут Андрей. Мне было двадцать пять лет, когда я жил в коммуналке с двумя соседями. В одной комнате жила бабуля, а в другой комнате женщина из Осетии. Женщину звали Фатима, ей было примерно лет сорок пять. Высокая, стройная, с большой попой и с большими сиськами, примерно пятого размера. Фатя была аппетитной и сексуальной женщиной, как и все женщины Востока. Ее сына звали Алан, ему только исполнилось восемнадцать лет, он был выше меня, стройный, красивый парень.

Я так жаждал трахнуть Фатю. Я просто блаженствовал и наслаждался глядя на ее попу, когда мы были вместе на кухне. И вот как-то раз она стирала белье в ванной, дверь она не закрыла, оставив небольшую щелку. Я заглянул внутрь и увидел, что она стоит нагнувшись в одном халате. Ее большая задница так сильно выпирала, что я сильно возбудился. На ней был старый халат, который уже так растянулся и уже плохо прикрывал ее ноги и бедра. От того, что она много двигалась ее халат начал развязываться.

Она была видимо без лифчика и без трусов, потому что ее грудь свисала и практически вываливалась из под халата, а на ее бедрах просто не было трусов. Это было так эротично, что я не устоял и тихо приоткрыл дверь. Я вошел в ванную и закрыл на замок дверь и возможно из за того, что вода лилась она не услышала этого. Я снял трико вместе с трусами и подошел к ней ближе. Мой член как и я были готовы отрахать эту женщину. Я не спеша приподнял подол ее халата, который практически уже развязался и увидел, что она расставила ноги пошире, и ее попка так и жаждет чтобы в нее вошли.

Мой член с готовностью проследовал между ее ягодиц и пристроился ко входу во влагалище. Она наверно так усердно стирала, что ее киска очень увлажнилась и мой пенис легко проник внутрь. Когда она почувствовала как что-то проникло в ее чрево, то она попыталась обернуться, но я прижал ее крепко к краю ванны и начал нежно, но страстно трахать Фатю. Я нагнулся к ее ушку и сказал, чтобы она расслабилась и получала удовольствие. Я очень удивился, когда она еще больше прогнулась в спине. Я трахал ее при этом лаская и нежно пощипывая соски на ее огромной груди. Когда я почувствовал, что сейчас кончу, то договорившись с ней я высунул свой член и бурно кончил ей в рот.

Я еще некоторое время наслаждался как она облизывала и сосала мой пенис. Потом она встала и сказала, что это не может остаться безнаказанным и чтобы я приходил сегодня ночью в ее комнату для наказания за мою похоть. Когда все уснули, то я пошел в ее комнату. В комнате горел только ночник в ее половине, так как их комната была разделена на две половины перегородкой. Она лежала в халате на с

енный, потому что я почувствовал как нечто холодное и толстое проникает в мой анус. Сначала было холодно, но приятно, потом стало горячо, словно раскаленный жезл вставили мне в попу. Я понял, что этот жезл был членом Алана. Алан начал трахать меня в жопу с каждым разом все глубже проникая внутрь. И вот его яйца уже начали биться об мои ягодицы.

Алан взялся за мои бедра и начал резко и жестко, но с таким наслаждением для него, а потом и для меня, вдалбивать свой член в мой анус. Через некоторое время он сказал, что сейчас он кончит и чтобы я наклонился и взял его член себе в рот. Его член был такой большой, наверно сантиметров двадцать в длину, а в толщину и все пять сантиметров. Я взял в рот и почувствовал чего мне не хватало. Я сосал его член с таким наслаждением, как если бы это был мой собственный. Я испытал такое блаженство и экстаз.

Он кончил очень бурно, но я постарался высосать все до капли, облизывая головку его пениса. Потом Фатя насладившись моим наказанием и уже вся перевозбужденная разрешила мне войти в ее влагалище. Я трахал ее с таким упоением и с огромным наслаждением. Потом она пожелала чтобы я трахнул ее в попку, но сначала я поласкал ее анус язычком. Я ворошил в ее анусе язычком, просовывая как можно глубже, наслаждаясь размерами ее жопы. Когда я воткнул свой жезл в ее попку, то Фатя взяла пенис Алана себе в рот и с огромным удовольствием получала наслаждение с двух сторон. Потом мы еще всю ночь меняли разные позы и трахались до изнеможения. Вот так получил я свое наслаждение и наказание. Теперь я женился и уехал из коммуналки, но надеюсь, что мы еще встретимся и продолжим!

Соседи

В пятницу вечером мы всей семьей отправились к соседям отмечать Светкин день рождения. Вчера ей исполнилось четырнадцать лет, но отметить это решили сегодня, как раз под выходные дни. Я был старше Светки почти на полтора года, но выглядела она моей ровесницей и вот уже более года мы с ней изредка трахались. Впервые это случилось по пьянке в подвале соседнего дома. Но, и тогда она уже не была девочкой. Перебрав лишнего, Светка сболтнула, что уже пробовала это со своим отцом. После этого я тоже засматривался на свою мать, но даже не представлял, каким «макаром» мог бы к ней подъехать, чтобы она допустила меня до своих прелестей.

Моя мать была еще молодой и очень привлекательной женщиной. Мать Светки, Нина Петровна, тоже выглядела моложаво и иногда её пышные формы также привлекали мое внимание. Обе они работали в школе, в которой учились и мы со Светкой. Мама преподавала английский язык, а Нина Петровна – математику.

С соседями мы жили на одной лестничной площадке, поэтому через минуту, даже не меняя тапочек, уже сидели за праздничным столом. Всего нас было шестеро, потому как больше никого не приглашали. Нас со Светкой посадили рядом, а по бокам стола расположились наши родители. Зазвучали тосты, потекло шампанское, потом десертное вино и затем – водка. Все как-то быстро стали напиваться. Тосты перешли в обычные пьяные разговоры, когда все говорят и никто никого не слушает.

Водку я пить не стал и тихо ушел домой досмотреть отложенный на время порнофильм. Этот диск ребята дали мне только на сутки. Хотел прихватить с собой и Светку, но она была в центре внимания всей пьяной компании. Фильм уже подходил к концу, когда в нашу квартиру шумно ввалились моя мать с Ниной Петровной. Я быстро выключил видик и прислушался.
— Ну вот, Танечка, ты и дома. Теперь отдыхай, а завтра мы опохмелимся.
— Нинок. Ты не уходи.
— Да, конечно, я побуду с тобой. Может, тебе помочь раздеться?
— Нет. Я сама. Но, это потом.
— Ну, вот и умница. Тогда я, все-таки, пойду.
— Ниночка, давай еще тяпнем на посошок, — мать тут же позвала меня и отправила на кухню за начатой вчера бутылкой водки.

Наливать водку в рюмки тоже поручили мне. Женщины дружно выпили и тетя Нина вновь засобиралась к себе домой, но я, тогда еще не понимая зачем, тут же снова наполнил рюмки. Женщины спокойно их опустошили, как будто этого только и ждали. Я вновь наполнил рюмки, уже осознавая, что хочу напоить их. Мама взяла рюмку со стола сама, а тете Нине рюмку подал я. Тетушка быстро опрокинула её себе в рот и тут же вышла из комнаты. Еще не зная как, но я решил задержать её и тоже выскочил в коридор. Но оказалось, что спешила тетя Нина не домой, а по своей нужде, и я успел лишь заметить, как она скрылась за дверью ванной комнаты, совмещенной с туалетом.

Вернувшись к матери, я застал её уже спящей прямо в кресле. Но как она спала! Её тело сползло почти под самую спинку кресла, а бедра заметно вылезли из-под юбки и слегка разошлись. Тонкая полоска её трусиков призывно манила к себе. И я не выдержал. Дрожащей от страха и возбуждения рукой я коснулся её колена и заглянул в глаза. Мама спала. Моя рука продвинулась по её ноге на пару сантиметров выше. Мама на это не реагировала. Не отрывая от её лица своих глаз, я двинулся по обнаженному бедру дальше и тут понял, что мама спит мертвецким сном. Я смело коснулся желанных трусиков и сразу же ощутил чарующее тепло женских гениталий.

Я потерял разум от возбуждения, но все же сообразил, что в квартире еще находится тетя Нина, да и отец может заявиться от соседей в любое время. Медленно соображая, что можно было бы предпринять, я вышел в коридор и остановился у туалета. За дверью было тихо. Я потрогал дверь и она приоткрылась. С опаской я заглянул внутрь: тетя Нина сидела на унитазе и тоже спала. Еще не зная, как поступить, я осторожно приблизился к ней и дотронулся до её плеча. Реакции не было. Тогда я попытался растормошить её, но она вдруг упала с унитаза и растянулась на полу, не просыпаясь.

Осознав, наконец, что тетя Нина мне не помеха, я вновь вышел в коридор и запер входную дверь на ключ. Теперь, если придет отец, можно было долго её не открывать, ссылаясь на то, что все уже спят. Эта мысль успокоила меня настолько, что я смело вернулся к матери и начал её раздевать.

Сначала я расстегнул маме блузку и сразу же обнажились её белые груди с аккуратными розовыми сосками, ибо бюстгальтера на маме не было. Мой член уже стоял, как палка. От этого было даже немного больно. Все мое тело вновь дрожало от возбуждения, ибо я уже верил, что материнские прелести теперь мне полностью доступны и я могу даже овладеть ими.

Я уверенно поднял мамины ноги, так высоко, что юбка съехала ей на живот, полностью раскрыв трусики, а её тело еще глубже осело в кресле. Я невольно залюбовался этим зрелищем, но вскоре продолжил начатое. Опуская мамины ноги на пол, я максимально развел их.

Теперь оставалось главное – трусики. Недолго думая, я просто сдвинул их перемычку вправо и перед моим взором, наконец, открылась мамина пися. Она была аккуратно выбрита с небольшой полоской волос на самом лобке.

Налюбовавшись обнаженной мамой, я вновь вспомнил о её подруге, спавшей на полу в туалете. Мне пришлось немало повозиться, чтобы вытащить её грузное тело в коридор. Затем, задрав юбку, я смело стянул с неё трусы и широко развел её ноги в стороны. Тетя Нина продолжала спать, бесстыдно выставив напоказ свои внушительные гениталии. Рассматривая, я трогал их руками, гладил и даже разводил в стороны, пытаясь заглянуть вовнутрь.

Теперь мне захотелось потрогать и мамину чебурашку. Вернувшись к ней, я невольно вспомнил о своем одубевшем члене. Сняв штаны, я стал дотрагиваться им до маминых прелестей, пытаясь даже ввести свой член внутрь. Я даже не сразу заметил, как он там оказался.

Словно демонстрируя свою власть над маминым телом, я грубо развернул её на бок и теперь ввел свой член в её зад.

Кончил я быстро и очень бурно. Немного успокоившись, решил вставить свой член в мамин рот, но, вспомнив, что он только что побывал в её заднице, решил сначала помыть его.

Но путь в ванную преграждала тетя Нина, лежавшая, как я её и оставил, на спине с запрокинутой головой. Однако, теперь её рот был открыт и я, словно в отместку за вынужденную задержку, долго не раздумывая, вставил туда свой член.

Мне нравилось трахать женщину в рот, почти полностью вынимая член из её густо напомаженных губ и тут же вгоняя его обратно до самого горла. Тетя Нина слегка мычала, но не просыпалась. Я старался растянуть удовольствие, но и оно закончилось бурным и обильным оргазмом. Женщина чуть не захлебнулась спермой, но я вовремя развернул ей голову набок и тетя Нина спокойно проглотила мою живительную влагу, хотя небольшая часть все же потекла по её щеке прямо на пол.

Теперь я вновь вспомнил об отце. Что-то он подозрительно долго не возвращался и я решил выяснить, что происходит у соседей. Бесстыдство тети Нины прикрыл юбкой, а её трусы бросил в ящик с бельем для стирки. Уже открывая входную дверь, вспомнил о маме и вернулся к ней. Её влагалище все так же оставалось обнаженным, а из ануса вытекала сперма и струилась по правой ягодице. Развернув маму на спину, я застегнул на пару пуговиц её блузку, поправил перемычку трусиков, свел ноги вместе и прикрыл их, насколько это можно было, юбкой.

Дверь к соседям оказалась незапертой и я тихо проник в квартиру. Светка лежала на углу праздничного стола. На ней была лишь задранная поверх груди розовая кофточка. Мой отец, голый ниже пояса, трахал Светку во влагалище, а Александр Маркович, полностью голый, совал свой член дочке в рот.

Сначала я инстинктивно отшатнулся назад, но, успокоившись и присмотревшись получше, понял, что Светка, как и взрослые женщины, была в бессознательном состоянии. Да, и мужики были какие-то заторможенные.
Однако дядя Саша меня все же заметил и уж совсем неожиданно предложил:
— А, малыш! Иди сюда и помоги нам расшевелить девчонку.

Я недоверчиво покосился на своего отца, но и он также неожиданно произнес:
— Чего уж там? Иди, раз просят.

Долго уговаривать меня не пришлось. Сначала я удерживал голову Светки так, чтобы дяде Саше было удобно трахать её в рот. Затем мне захотелось большего и я не совсем уверенно предложил:
— Мы можем втроем делать это одновременно.
— Руководи, — тут же отозвался дядя Саша.

Я попросил своего отца лечь спиной на пол. Над ним поставил Светку на колени и затем опустил её тело ему на живот. Мужской член сразу оказался в уже раздолбанном влагалище. Дядя Саша тоже встал на колени и, уже самостоятельно удерживая в нужном положении голову дочери, продолжил насаживать на свой член её алый рот. Я же расположился позади Светки и осторожно ввел свой член в её задницу. Мужчин такой расклад явно возбуждал. В результате каждый кончил по два раза, сменив во второй раз лишь позицию. Я кончал уже в рот, мой отец – в задницу, а дядя Саша оплодотворил дочкино влагалище.

Наконец, Светку положили на диван отдыхать, а мы сели за стол и вновь выпили: раз, другой. Теперь пил и я.
— А, где это наши женщины? – вдруг поинтересовался дядя Саша.
— По-моему, они в нашей квартире, — не очень осознанно пробормотал я.
— Это, почему еще? – отозвался мой отец, — разве праздник кончился? А ну, иди, зови их сюда.

Я послушно поплелся в свою квартиру и вспомнил, что женщины «мертвецки» пьяны, лишь тогда, когда увидел их в том же положении, в каком и оставил. И все же я попробовал потормошить сначала тетю Нину, а затем и маму. Но все было напрасно. Женщины не просыпались.
— Они спят, — заявил я, вернувшись в квартиру соседей.
— Как спят? Где? – удивился мой отец.
— Одна в кресле, а вторая прямо на полу, — добросовестно повествовал я.
— Так тащи их сюда, — скомандовал дядя Саша.
— Не могу их разбудить. Они слишком пьяны, — отпарировал я.

Мужчины переглянулись и оба направились в нашу квартиру. Я двинулся вслед за ними.

Сначала мужчины пытались привести в чувство тетю Нину. Пару раз даже шлепнули по щекам. Но, она лишь что-то пробормотала и вновь отключилась. То, что на щеке у неё сперма, мужики вроде и не заметили, но зато, кантуя её тело, увидели, что она без трусов.
— Малыш, тащи сюда от нас выпивку и закуску, — решение у дяди Саши определилось мгновенно.
— Правильно, тут гулять будем, — поддержал соседа мой отец, — давай сын, одна нога здесь, другая – там.

Пока я отсутствовал, собирая с праздничного стола подходящую снедь, мужики уже разобрали между собой спящих женщин: мой отец трахал Нину Петровну, а дядя Саша – маму.

Мое появление мужчин явно обрадовало. Во-первых, мы сразу налили и пропустили по одной чарке водочки. Во-вторых, дядя Саша, восторженно указывая на маму, вновь предложил:
— Руководи.

Для начала мы полностью раздели маму и расположились с ней так же, как и в конце процедуры со Светкой. Мне достался мамин рот. Помнится, я тогда еще подумал, что свой член так и не помыл. Меня успокаивало лишь то, что после маминой задницы мой член прошел очищение во рту тети Нины, а после Светкиной – во рту самой Светки. Эти мысли возбудили меня до предела и мамин рот стал обильно заполняться моей спермой. Чуть позже и почти одновременно не менее бурно кончили и мужики.

Затем мы снова выпили, но не все: отец, не допил половину, а я и вовсе пить уже не мог. Отец это заметил и мы вышли с ним на балкон. А дядя Саша в это время пытался засунуть член в рот своей жены. Однако у него ничего не получалось. Тогда он перешел к маме и её рот принял его член без проблем. Хорошо, что перед этим, подумал я, этот член располагался в мамином влагалище, ибо её задница была занята моим отцом.

Немного освежившись, мы с отцом занялись тетей Ниной. Раздев её и уложив животом на сидение стула, отец сразу же ввел свой член в женский рот. Я же, пристроившись сзади, проник в её влагалище. Но, оно меня уже не возбуждало и я тихонько перебрался к маме. Её влагалище казалось мне самым соблазнительным и я вскоре опять бурно кончил. Теперь с каждым выстрелом спермы я ощущал мощный пульс в своих висках.

Больше участвовать в этой оргии я не мог и присел в кресло, в котором ранее заснула мама. Теперь она вся в мужской сперме лежала на ковре рядом со мной. Дядя Саша вновь выпил и сразу же прилег рядом с мамой. Через минуту он уже храпел.

Мой отец вновь занялся тетей Ниной и это было последнее, что я запомнил, ибо тоже уснул.

Проснулся я под утро. Мама и дядя Саша спали рядом, а мой отец и Нина Петровна сидели голые за столом и, тихо беседуя, пили водку. Я прислушался, речь шла обо мне. Мой член стал заметно наливаться кровью. Вдруг отец встал и повернулся ко мне. Я немедленно закрыл глаза, но мой член явно меня выдавал.
— Просыпайся сын, — тихо сказал отец, тронув меня за плечо, — ты уже взрослый и докажи это Нине Петровне. Иди к ней. Она ждет тебя.

Не смея ослушаться и одновременно радуясь этому, я встал и подошел к тете Нине. Она вновь была пьяна до беспамятства и вряд ли соображала, что творила. Мой член стоял колом.
— Какой способ тебя больше устраивает, — спокойно спросил отец.
— Раком, — сходу ответил я, сам удивляясь своей смелости.

Отец согнул передо мной тетю Нину и мой член сразу оказался в её влагалище. Теперь оно казалось мне не менее привлекательным, чем мамино. Тетя Нина, хоть и была сильно пьяна, но все же чувствовала в себе мой член и, как могла, подмахивала. Более того, она заводилась вместе со мной. Процесс шел долго, зато мы с ней одновременно утонули в обоюдном неистовом оргазме.

Я впервые испытал подобное наслаждение, стараясь подольше сохранить его. Когда же я пришел в себя, то увидел странную картину: дядя Саша крепко держит маму, а отец заливает ей в рот водку прямо из бутылки. Часть водки вытекала на пол, но основную её часть мама вынуждена была проглатывать. Это продолжалось недолго, ибо вскоре мама затихла.
— Почему вы её насильно поите? – задал я вопрос смело, но вежливо.
— Так надо сын, — уверенно заявил отец, — твоя мать при тебе ни за что даже не разделась бы, не говоря уже о половых сношениях. Она бы нам просто испортила праздник. А так, она доступна. Ты все еще хочешь её?
— Хочу, — тихо ответил я.
— Вот и славно, — подвел черту отец и уже деловито продолжил, — сейчас Сашка принесет свою видеокамеру и приведет сюда свою дочку. Ты кем хочешь быть? Режиссером или оператором? Можешь не отвечать, ибо мы все испробуем эти роли.

Первые кадры были с тетей Ниной. Мой член был у неё во рту, а она, после нескольких шлепков по щекам, открывала свои глаза. Правда, ненадолго, но кадры получались действительно натуральные. Затем подобная процедура проводилась с участием моего отца. Его член определенно уходил в женское горло и Нина Петровна, задыхаясь, сама открывала глаза, выражая муку и удивление.

Подобные кадры с пребыванием моего члена и члена дяди Саши во рту моей мамы мы смогли воспроизвести намного позже, когда мама немного протрезвела и могла открывать глаза, но еще не понимала, что вокруг неё происходит. Правда, один раз она посмотрела на меня как то уж совсем обреченно. Зато нам великолепно удавались кадры с использованием её влагалища и ануса. Закрытые глаза, при этом, натурально выражали женское наслаждение.

Мне удалось еще раз, но уже перед видеокамерой, ощутить обоюдный оргазм с тетей Ниной. Мое тело от блаженства просто тряслось, а Нина Петровна с полуприкрытыми веками очень естественно кричала. Подобное один раз случилось и со Светкой. А вот, с мамой казалось, что получал наслаждение только я.

Особенно раскрылся артистический талант у Светки. Пить ей больше не давали и она исполняла свою роль

> _____

Полгода назад я основал в нашей школе клуб семейного группового секса (КСГС), который изначально состоял из трех человек. Втроем мы тогда и разработали условия существования нашего клуба, правила поведения его членов и Кодекс чести. К примеру, член клуба мог привлекать к групповому сексу в клубе только тех женщин, от которых зависел сам. Это могли быть ближайшие родственницы (сестра, мама, бабушка, родная тетка) или учительницы из его школы. В дальнейшем мы включили в этот список женщин из родительского комитета класса и школы, продавщиц из ближайших магазинов, работниц правоохранительных органов, артисток и даже девочек нашей школы. В общем, всех тех, кого могли знать все члены клуба.

Теперь в нашем клубе состояло семь человек, каждый из которых уже выставил для группового секса подобных тёлок, в основном своих подружек, а один – даже свою достаточно уже взрослую сестру. Последующие члены без этого в наш клуб уже и не принимались. Я тоже пока смог выставить только Светку, но, как президент клуба, обязан был подавать пример. Вот, тут мне и пригодилась Нина Петровна.

Я, конечно же, понимал, что преподавателю сложно дать согласие на секс со школьниками. Однако, прецедентом в этом случае являлся я сам. Поэтому, нужно было продумать схему постепенного привыкания учительницы к своим ученикам. С этого я и начал.

Нина Петровна практиковала платные дополнительные занятия по математике на дому. И Вовка, один из членов нашего клуба, на это «подписался». Осталось выбрать момент, когда он оказался один с Ниной Петровной у неё дома. Звонок по мобильнику и тут же появляюсь я. Пока нерадивый ученик пытается решить заданный ему примерчик, я почти силой увлекаю тетю Нину на кухню.
— Пашенька, ты же видишь, что я не одна, — пытается остановить меня учительница, — давай отложим все это на потом.
— Не могу я ждать, — изображаю из себя пылкого любовника и, прерывисто дыша, добавляю, — ваш клиент решает задачки и сюда не сунется.
— Но я так не могу, — сопротивляется тетя Нина.
— Можете, ибо нам ничто не мешает. Видимо, просто не хотите. Ведь так?
— Да, пойми ты, сейчас я не могу.
— «Не могу» или «не хочу»?
— Сейчас не могу, да и не хочу.
— Вот, я и говорю, что просто не хотите. Тогда я для вашего ученика специально прокручу кино про наше с вами сексуальное знакомство.

Довод оказывается весьма действенным.
— Ладно, но только не надолго, — Нина Петровна уверена, что я по ней страдаю и готов ради этого на любой неблаговидный поступок, — чтобы ты успокоился, я пососу у тебя, только ты постарайся побыстрее кончить.

С моей стороны возражений не было и процесс тут же пошел, но прежде я снял с неё трусы. Затем сел на стул лицом к входной двери, а тетя Нина, став передо мной на колени, достала мой член и стала неистово сосать. Пожалуй, она и сама нестерпимо желала секса. Теперь я смело задрал ей сзади юбку и стал ласкать её прелестные ягодицы и даже вагину.

Тетя Нина сразу же увлеклась и я негромко кашлянул. На этот условный знак в кухне тут же появился Вовка. От увиденного он, было, обомлел, но я выразительным взглядом и свободной рукой указал ему на оттопыренный голый зад учительницы. Он понял, что это все для него, быстро спустил штаны и решительно вошел в заветное влагалище. Женщина от неожиданного удовольствия лишь вздрогнула. А когда осознала, кто у неё сзади, то останавливать процесс было поздно. Еще один её ученик уже побывал в ней и этот факт не отвергнешь. Тем более, что сам факт оказался весьма приятным и уже чертовски желанным.

Не более, чем через пару недель Нина Петровна привыкла к тому, что уже двое мальчишек ублажают её в любое, удобное для этой цели время.

Следующий шаг я предпринял с помощью Светки. С ней и тетей Ниной мы договорились отметить полугодие нашего совместного секса. Для этого заранее сняли подходящий номер в одной из частных бань. Кроме нас, в этой оргии, конечно же, должен был принять участие и Вовка.

В назначенный день мы собрались в сауне и накрыли стол. Но Светка, почему то, запаздывала. Потихоньку мы начали прикладываться к спиртному, затем и вовсе расслабились. Нина Петровна была на вершине блаженства. Возможно, поэтому, выглядела, как никогда, прелестно. Мы с Вовкой успели кончить по два раза, когда появилась Светка. Но не одна, а с парнем (еще один член нашего клуба). Нина Петровна в это время сосала мой член и я, удерживая её за волосы, не дал ей возможность прекратить это действо, даже когда Светка представляла нам нежданного гостя, как своего парня.

Далее все пошло, как по маслу. Светка с гостем сразу разделись и процесс группового соития продолжился. Мы с Вовкой время от времени перебирались к Светке, а Юра (так звали нашего гостя) приобщался к телу своей учительницы. Спиртное здорово нам в этом помогало. Нина Петровна не сразу даже поняла, что нас, пацанов уже не трое, а четверо, затем пятеро, шестеро и, наконец, семеро. Она даже не сразу увидела видеокамеру, хотя в самом начале оргии, еще до раздевания, решительно отобрала у нас с Вовкой мобильники.

Нина Петровна не на шутку рассердилась и даже хотела покинуть сауну. Но, кто её выпустил бы, ибо вся наша одежда, включая нижнее белье, была заблаговременно заперта в кладовке. Не было даже простыней, вообще ничего, чем можно было прикрыть обнаженное тело.

Все «активно» искали ключ, но не находили его. Пришлось смириться и с «горя» выпить. Не сразу, но вместе со всеми выпила и Нина Петровна. Потом еще… и еще раз. Затем ей клятвенно пообещали, что больше никого здесь не будет и даже отдали ей ключ от запертой входной двери. Она посчитала, что надежно спрятала этот ключ и, наконец, смирилась со своим положением.

Вновь сели за стол, потом перешли в парную и – далее в бассейн. После этого трое парней одновременно трахали Светку и трое других – её маму. Седьмой старательно снимал все это на видеокамеру. Особое усердие он предпринимал при откровенных съемках женских гениталий в бурном процессе совокупления и прилежно сохранял для истории не только истовое блаженство на лице учительницы, но и гортанные звуки в минуты её многочисленных оргазмов.

Время шло. Нина Петровна вскоре привыкла и к остальным членам клуба. Мальчишки старательно её ублажали. Все происходило без отрицательных последствий. Никто из посторонних ничего не знал. Не было даже сплетен. Ребята блюли Кодекс чести.

Клуб постепенно разросся до одиннадцати человек, один из которых «подписал» для членов клуба даже свою, еще далеко не старую бабушку. Но, ни одной мамы в нашем кругу еще не было. Пришлось мне снова подавать пример. И в этом мне помогла Нина Петровна. Это она заманила мою маму все в ту же сауну.

Сначала в сауне их было двое: Нина Петровна и моя мама. Но, ждали Светку, которая и в этот раз появилась со своим парнем. Они пришли сюда с какого-то карнавала и оба были в масках. Взрослых женщин это вроде не озадачило. Их даже не смутило то, что они сидели голые, когда Светка представляла их своему парню: вот Нина Петровна, можно просто Нина, а это Татьяна Владимировна, стало быть, просто Таня. И только «просто Нина» знала, что перед ней и «просто Таней» стоит их ученик. Но Тане об этом знать еще было рано.

Раздевшись и выпив по стаканчику вина, Светка с парнем занялись откровенным сексом. Вскоре к этому подключилась и Нина. К обычным (ручным) ласкам мужского органа постепенно привлекли и мою маму. Я все это наблюдал через видеокамеру в соседней комнате. Мама, как и все, оказалась не такой уж и святой и недолго была занята одними ласками. Наконец, она сама села на этот орган.

После оглушительного второго оргазма у маминой задницы появился второй парень. Татьяна заметила это лишь во время третьего оргазма, когда её рот стал заполняться спермой из второго члена, ибо первый все еще находился в её влагалище. Однако казалось, что ничего особенного не произошло, ибо Ниночка тут же спокойно подставила этому второму свой аппетитный зад.

Сколько их было на этом карнавале, невольно подумала Татьяна, но неуклонно подступал следующий, четвертый оргазм и она всецело отдалась его власти. И он пришел. И был более оглушительным, чем даже второй. Женщина издавала невнятные звуки, все её тело тряслось, она вновь глотала чью-то сперму, которая теперь казалась ей особым лакомством. Она уже любила хозяина этой спермы. И ей уже было «фиолетово», что этим хозяином вновь оказался незнакомый ей человек. Она, не задумываясь, продолжила сосать этот великолепный член, одновременно ощущая в своей заднице еще один и такой же желанный.

Татьяна не возмутилась, даже когда под нее лег третий человек в маске и теперь её влагалище, анус и рот имели по отдельному члену и уже стремительно подбирался следующий оргазм. Придя в себя, она огляделась. Нину и её дочь Светлану, так же, как и её, обрабатывали по три человека, а один носился между ними с видеокамерой. Татьяна невольно посчитала парней и то, что их вдруг оказалось десять, её не так смутило, как наличие этой самой видеокамеры.

Уже за столом Татьяна жестко заявила свое несогласие с видеосъемкой и потребовала диск с записью. Нина поддержала это требование. Парни, даже не споря, вынули из видеокамеры злополучный диск, который Нина тут же спрятала в свою сумочку. Это отчасти успокоило Татьяну, но она все же заметила, что будет лучше, если они этот диск уничтожат сейчас же. И опять Нина поддержала её в этом. Достав диск из сумочки, она спокойно отдала его подруге. Татьяна с особым удовольствием сломала этот диск и теперь уже вовсе успокоилась. У неё даже не возник вопрос, откуда здесь появились остальные девять парней. Она спокойно выпила вместе со всеми вина и отправилась в душ, а затем и в бассейн.

После купания сексуальные игры возобновились. Возле Татьяны вновь оказалось трое парней, но те ли это парни, что были с ней до купания, понять было трудно, ибо они всё ещё были в масках. Жаль, если это не те же парни, подумала Татьяна и безмятежно отдалась им в руки.

Парни оказались вроде те и даже лучше, ибо Татьяна испытала с ними подряд три настолько бурных оргазма, что забыла обо всем на свете. Она, конечно же, не заметила, что с каждым её оргазмом парни менялись, а перед третьим оргазмом они все оказались уже без масок и все это вновь снималось на видеокамеру.

Когда Татьяна приходила в себя, видеокамеру убрали, но лица парней так и остались открытыми. Освобождая свой рот от члена Татьяна медленно подняла глаза и увидела перед собой собственного сына. Её разум сразу помутился, но она быстро успокоилась. Ведь её вины здесь нет. Она не знала, что здесь будет и её сын. Это, скорее всего, проделки её мужа и она невольно стала искать его здесь, но перед глазами проплывали одно за другим лица её учеников.

Не зная, как поступить, она начала их считать. Получилось одиннадцать. Но, ведь их было всего десять. Она хорошо это помнила и снова начала их пересчитывать. Все же, одиннадцать. Неужели она тогда ошиблась? Наконец, до неё дошло, что все ребята любовно заглядывают в её глаза, а ближайшие к ней, нежно гладят её тело. Тепло этих рук, и преданность во взглядах немного успокоили женщину.

Однако, ребята выросли и стали настоящими мужчинами, подумала Татьяна, все еще находясь под впечатлением незабываемых последних оргазмов. Она невольно посмотрела на низ живота. По её ногам, груди и шее обильно стекала мужская сперма. Знать, не всю её я проглотила, подумала Татьяна и направилась в душ.

Вслед за ней в душ отправилась и Нина Петровна.
— Ты не могла предупредить меня, что здесь будут наши ученики? – нервно спросила Татьяна.
— Поверь, я и сама об этом узнала только минут двадцать назад. Это Светка устроила нам по своей детской глупости. Но ты знаешь, я об этом не жалею, ибо такого наслаждения я кажется еще не испытывала.
— Да, наслаждение действительно шикарное, — подумала Татьяна, а вслух сказала, — завтра об этом наслаждении будет гудеть вся школа. Мальчишки обязательно похвастаются, что овладели телами своих учительниц. Что ты тогда будешь испытывать?
— Не похвастаются. С некоторыми из них я уже давно сношаюсь (тут Нина соврала, ибо в контакте она уже была со всеми этими парнями), но, как видишь, об этом не знает не только школа, а и ты, моя близкая подруга. Эти ребята будут молчать, а мы с тобой всегда сможем воспользоваться их услугами.
— Я тебя не узнаю, подруга. Ты что, хочешь школу превратить в бордель? Да, как мы им в глаза теперь смотреть будем?
— Очень просто. Вот, как сейчас после душа, так и всегда смотреть на них будем. Они доставили нам прекрасное наслаждение, но и мы с тобой в долгу не остались. Ребята тоже не раз извергались своим семенем. Ты только посмотри, сколько на наших телах спермы. А сколько я её глотала. Не меньше литра. Ребята нас любят и, не только сами нас не обидят, но и не позволят сделать это никому. Считай, что это наши с тобой рыцари.
— Да, умеешь ты забалтывать любую проблему. Не зря – математичка. Я думаю, что нам от них надо держаться подальше.
— И где в этой школе есть это самое «подальше»? У нас даже дома такого места нет, ибо здесь принимали непосредственное участие твой сын и моя дочь. Так что, смирись, успокойся и прими это, как настоящий подарок неба. Разве ты не захочешь более такого же наслаждения? А эти парни, как мы уже убедились, способны нам его доставить ещё не раз. Я их уже за это обожаю. Думаю, что и ты тоже.
— Ты действительно уверена, что это так и останется между нами?
— Конечно, уверена. Сама скоро увидишь. И потом, у нас с тобой разве есть выбор? Они будут молчать и мы тоже.
— Ты права, выбора действительно нет. Но, они теперь обнаглеют и будут приставать к нам по всякому случаю.
— Успокойся. Не обнаглеют и приставать не будут. Правда, изредка все это будет повторяться, но вдали от ненужных глаз и ушей. Я не думаю, что мы с тобой будем от этого отказываться. Все эти парни – члены клуба, президентом которого является твой сын. У них свои правила и есть даже Кодекс чести. Так что, смотри лучше за собой, как бы сама чего не сболтнула.
— Получается, что твоя Светка сделала нам подарок, точнее только мне, ибо ты, как уже видно, давно этим подарком пользуешься.
— Именно подарок. И я действительно этим уже давно пользуюсь. Теперь этим может пользоваться и моя лучшая подруга. Ведь, это молодые мужчины, у них встает все только от одной мысли о сексе. Так что, пользуйся в свое удовольствие. Пошли к столу.
— Что, прямо вот так, голые?
— А, в чем ты, интересно, была за этим же столом до этого? Да, и одеть нам сейчас нечего. Все наши вещи там.
— Но ведь, я не знала, что это мои ученики.
— Зато они хорошо знали, что ты их учительница и теперь мнение у них и отношение к тебе, то есть, к нам не изменилось.
— Ты так думаешь?
— Думаю. И хватит об этом. Пошли.

Соседи

Наконец-то закончился этот день. Алексей шёл домой. Сегодня он придёт раньше жены, она сказала, что задержится на пару часов. Заходит в подъезд дома. Поднимается на лестничную клетку. Суёт ключи в замок. Не поворачиваются. К чему бы это? Наверно ключи сточились или забился замок? Он ведь своими ключами давно не пользовался, всегда приходит позже жены. Так, где-то надо посидеть до её прихода, переждать. Алексей нажимает кнопку звонка соседской двери, надеясь, что там кто-нибудь есть дома. Пауза после звонка ему показалась долгой. Кажется, даже кто-то посмотрел в глазок. Через секунд десять, он слышал, как открывается дверь.
— Приветик, – в открытом дверном проёме появилась улыбающаяся Тамара.
Она всегда притягивала его внимание и вызывала сексуальное влечение. Очень стройная девушка тридцати лет, держащая себя в форме не может быть не желанной. Он часто фантазировал в голове как трахает свою соседку, только вот осуществить это он боялся из-за её мужа. Этот спортивного тело сложения монстр, отобьёт своим видом любую охоту остаться наедине с его женой, вот поэтому-то Алексей и ходил мимо неё, только облизываясь. Тамара же к нему относилась очень доброжелательно и, как казалось, даже заигрывала иногда и никого при этом не стеснялась. Вот и сейчас, она открыла ему дверь, стоя лишь в длинной рубашке мужа, из под которой виднелись её стройные ножки. Его сознание помутилось.
— Здравствуй. Мне тут… Я вот… Короче не могу дверь открыть, — это только в своих фантазиях он был смелым наездником. Сейчас же при виде соседки Алексей задрожал от испуга. — Может у вас есть какие-нибудь отвёртки, стамески или ключи которыми я бы мог попробовать открыть дверь?
— Сейчас посмотрим. Ты проходи. – Она пошла по коридору, оставив дверь открытой, предлагая ему последовать за ней.
Боже мой. Какой силуэт он увидел, когда солнечный свет из окна просветил Тамару сквозь рубашку. Талия, грудь бёдра. Это сказочная картина, но он думал, что сойдёт с ума от этой сказки.
— Вот посмотри тут в кладовке. – Соседка приоткрыла Алексею дверку.
— Хорошо, я пороюсь тут. – Пытаясь протиснуться мимо Тамары по узкому коридору к кладовке, замямлил он.
Но не тут то было. Коридорчик был настолько узким, что парень лишь прижал грудью девушку к стене. Тут же он почувствовал, как в него упёрлись её упругие груди, как начали отвердевать соски. Их лица были настолько близки, что ему не составило большого труда дотянуться до её губ. Тамара же не отпрянула, а наоборот, потянулась Алексею навстречу. И вот их губы сомкнулись. Ощутив нежнейшую прохладу её губ, он стал целовать соседку всё страстнее и сильнее. Вот уже его руки скользнули на талию и попку девушки, сильно прижав к себе, а её тонкие ручки обвили шею парня. Их языки проникли глубоко в рты друг друга и неистово исследовали их переплетаясь и лаская друг друга.
Тамара освободилась от поцелуя соседа и, закинув голову назад, подставила ему шею и щёки, которые он и принялся целовать. Алексей целовал её, а она прижималась к нему всё сильнее и сильнее. Его вставший в брюках член упёрся ей в животик. Над своим ухом парень услышал, как участилось дыхание соседки. Она, отстранившись, и гладя ему в глаза, прошипела:
— Пойдём в спальню.
Потянув за руку, девушка увлекла соседа за собой. Оставив парня в дверях спальни, она развернулась и, скинув с себя рубашку, улеглась спиной на кровать, слегка раздвинув ножки и представив взору Алексея чарующий вид своей киски. Он задрожал от страха, но всё же, медленно присев между ног девушки, и положив руки на бёдра, стал приближаться лицом к ней. Запах, выделяемый ею, будоражил его сознание и тянул к себе.
Коснувшись кончиком языка промежности девушки и заставив её вздрогнуть от этого прикосновения, Алексей принялся по очереди нежно лизать её половые губки. Тамара от наслаждения закрыла глаза, приоткрыла ротик и поглаживала ладонями свои груди, теребила соски. Она слегка постанывала, когда язык парня проникал вглубь её киски. Сосед, взяв клитор губами, стал посасывать его. Чуть опустившись, он стал лизать дырочку её попки.
Алексей, почувствовав, что уже здорово возбудил девушку, привстал и, закинув её стройные ножки себе на плечи, вошёл в неё своим вставшим членом. Он загнал его на всю длину, коснувшись яйцами попки. Лаская соседке бёдра руками парень принялся, двигая тазом трахать её. Он вгонял свой член на всю длину, все увеличивая и увеличивая темп. Тамара уже сильно стискивала свои груди и сжимала между пальцев соски. Она изогнулась как кошка, она мотала головой из стороны в сторону, приближаясь к оргазму, а сосед всё усерднее долбил её.
Вот, наконец, она задрожала, издав крик сладострастия. Парень потихоньку снижал амплитуду и темп траханья, чувствуя как девушка отходит от оргазма. Не убирая ног девушки с плеч, он нагнулся и поцеловал её в губы. Она, приоткрыв глаза, произнесла:
— Спасибо.
Затем, нежно оттолкнув от себя соседа, Тамара, резко перевернувшись, стала перед ним «рачком», вздыбив вверх попку. Алексей тут же понял, что нужно делать и, схватив её за ягодицы, вогнал в попку, смоченную вытекшими выделениями, свой кол. Он сделал это нежно и твёрдо, от чего девушка захотела его ещё больше и стала сама двигаться навстречу ему.
Почувствовав свой член желанным в узкой попке, он стал трахать её наслаждаясь лёгкой болью. Он ласкал её спинку, плечи, попку, груди. Она теребила свою киску и клитор. Их возбуждение было предельным, и через пару минут движений они бурно кончили. Тамара дёргалась, а Алексей, заливая её попку большим количеством спермы, выл как лев. Они обессилевшие повалились на кровать.
— Ой, какой ты тяжёлый, хотя и классный! – донеслось из-под парня. – Слезь с меня мне трудно дышать.
Вдруг Алексей услышал, как кто-то хлопает в ладоши. Он резко присев и повернувшись, увидев мужа Тамары, Валентина чуть было не сдох от страха.
«Вот и пи…ц», — подумал он. «Хоть и секс был хорошим, но стоило ли ради этого становиться калекой? Кстати, а когда он пришёл? Я вроде не слышал, как хлопали входные двери».
Мысли на бешеной скорости проносились в голове Алексея.
— А ты оказывается молодец, — тут он заметил, что в глазах Валентина не было злости. Даже наоборот, он улыбался. – Мы так и предполагали, что ты будешь умницей.
— Не переживай. Всё нормально, — Тамара присела рядом с Алексеем, обняла и поцеловала его.
— Ты наверно удивлён. Я тебе сейчас всё объясню. – Валентин присел на кровать. – Я очень люблю свою жену. Но не всегда могу удовлетворить её желания, фантазию и похоть. Ей давно захотелось тебя, да и о сексе втроём мы подумывали несколько раз. Так вот, лучше наверно заниматься сексом, когда супруг извещён и оправдывает твой выбор, нежели он скрывает это. Это было бы изменой. Но так как мы безумно любим друг друга, то решили предложить тебе присоединиться к нам. Кстати, как ты оттрахал Тамарку мне очень понравилось. Прямо огонь. Может, теперь попробуем это сделать вместе? У неё же две дырочки.
Алексей и не думал, что события будут развиваться таким образом. Он не мог прийти в себя от услышанного. А Тамара тем временем уже начала поддрачивать его достоинство.
— Сядь на середину кровати, — скомандовала она.
Когда …Алексей лёг на спину и положил под голову подушку, соседка принялась целовать его член. Он уже стоял, но она хотела доставить ему наслаждение, поэтому покрывала его поцелуями, лизала его, посасывала, одновременно дроча. Она ласкала яйца, немного сжимала, перекатывала их. Парень погружался в пучину кайфа. Он наблюдал слегка приоткрытыми глазами, как раздевается и пристраивается сзади Тамары Валентин. Член хозяина уже твёрдо стоял и раскачивался из стороны в сторону. Валентин слегка подрачил его и став сзади жены, ввёл его в мокрое влагалище. Он резкими толчками стал трахать Тамару, а она, забывшись, дико засосала член.
Алексей и сам был зачарован видом, того, как мускулистый мужчина трахает сзади девушку сосущую ему член. Он хотел было

дочно метались, а рот как у рыбки только открывался, не издавая ни звука. Вдруг её прорвало, и она стала кричать и лупить Алексея по лицу. Похоже, она была в глубоком экстазе. Валентин, выйдя из жены, приподнял её крепкими руками, и резко развернув, усадил попкой на член соседа. Тамара упёрлась руками в грудь Алексея и, раздвинув ноги, принялась приседать на его члене. А муж, хлопнув пару раз по лицу жены, вставил ей в писю член и опять принялся долбить её.
— А-а! – Тамара, громко закричав и расцарапав грудь мужу, кончила.
Она долго билась в конвульсиях оргазма, пока мужчины долбили её.
— Теперь мальчики кончите мне на лицо. – С этими словами она уселась на пол и, предложив встать мужчинам по бокам, принялась по очереди сосать им члены, одновременно дроча их.
Почти одновременно оба соседа извергли мощные струи спермы залив лицо, глаза и ротик девушки. Она всё прилежно обсосала, облизала и проглотила, не оставив даже капельки.
— Здорово. Правда? – Валентин обратился к Алексею.
— Действительно обалдеть! – Алексей приходил в себя.
— Вы мальчики супер! – Вставшая Тамара поцеловала обоих мужчин в губы, и они ощутили на её губах запах чужой спермы.
Соседи, втроём одевшись и переместившись на кухню, попили кофейку. Как только они услышали, что хлопнула дверь соседской квартиры и, поняв, что пришла жена Алексея, решили проводить его.
— Ну, так мы договорились проводить иногда время вместе? – Валентин протянул руку.
— Да, конечно, — удовлетворённый Алексей уже думал, что сказать жене.
— Пока, зайчонок, — Тамара нежно обняла соседа и поцеловала его в губы.
Через месяц. Алексей сидит на работе. Телефонный звонок. Голос Валентина:
— Привет. Приходи к нам скорее. Мы кое-что придумали и ждём тебя. Соскучились.
— Конечно. Уже бегу. Дико сгораю от желания.
Уже через полчаса Алексей стоял на своей лестничной площадке. Только почему-то потянулся не к кнопке своей квартиры, а к соседской. Хотя он уже довольно часто звонил туда. Дверь отрыл Валентин:
— Проходи.
— Привет. – Из комнаты вышла Тамара.
Она была одета очень сексуально. Чулки, высокие каблуки, золотые украшения и всё в таком духе. Взяв нежно Алексея за руку, она повела его в спальню.
— Сегодня поизвращаемся немного. Тебя трахали когда-нибудь в попу? – Она вопросительно посмотрела в глаза парня.
— Нет.
— А ты хочешь попробовать?
— Уже наверно хочу, — в сознании Алексея стали прокручиваться сюжеты.
Он знал, какими искусными выдумщиками были его соседи.
Тамара залезла на кровать и, упёршись спиной в спинку села широко раздвинув ножки. Она любила начинать секс с кунилингуса. Алексей, зная это, быстро разделся и стоя на корячках, принялся вылизывать ей киску. В этот момент в спальню вошёл Валентин. Хищнически улыбаясь, он глядел на вздёрнутую вверх попу соседа. Не убирая с неё взгляда, он снимал с себя рубашку и брюки. Когда мужчина полностью разделся, он стал сзади Алексея и нагнулся к его попе. Он поласкал парню ягодицы, успокаивая его, слегка раздвинул их. Коричневая дырка притянула его взгляд.
Алексей, фыркая, усердно лизал и сосал клитор Тамары, а она рукой нажимала на его голову, управляя нажимом на свою киску. Валентин, нагнувшись, уже лизал языком между половинок попы дырку Алексея. Было видно, что это нравится обоим мужчинам. Когда попа была уже достаточно смочена, Валентин вставил туда палец. Он стал двигать им, как бы трахая попу. Дырка была уже достаточно мягкой и легко впускала его. Тогда он добавил ещё один палец, затем третий.
Алексей уже стонал от пальцев Валентина, буравящих его попу. Его голова лежала на животике Тамары, и она гладила её, как бы успокаивая маленького ребёнка. Почувствовав, что попа соседа готова, Валентин дрочнул пару раз своё достоинство и ввёл его в попу Алексея. Они оба зажмурились от лёгкой боли охватившей их. Алексей сжал губами сосок Тамары оказавшийся в его рту.
Валентин, медленно раскачиваясь, принялся трахать Алексея в попу и обоим это нравилось. Вдоволь потрахав попу парня Валентин, предложил ему перевернуться. Алексей лёг на спину, выставив вверх свой торчащий кол. Плюнув себе на ладонь пару раз, Валентин смочил головку члена соседа и, став над ним, принялся приседать, пытаясь всадить его член в свою попу. Его жена вскочила, и сев киской на лицо Алексея стала помогать мужу, придерживая его за бёдра. Когда головка проскочила узкое колечко входа в попу, Валентин не удержавшись, резко присел на член Алексея, вогнав его в себя по самые яйца. Они оба взвыли, а лежащий парень так сильно сжал губами клитор и засосал его, что Тамара тихонько запищала. Она наклонилась и, притянув к себе мужа, страстно поцеловала его.
Супруги не разнимая ртов, принялись елозить на лежащем под ними соседе. Дружная компания, издавая стоны и вздохи дружно трахалась. Они ласкали руками друг друга и целовались. Тамара нагнулась и взяла в рот член мужа сидящего на члене соседа. Она стала сосать его и дрочить. Возбужденный Валентин бурно кончил жене в рот, заполнив его до краёв спермой, Алексей излился в попу Валентину, отдав его внутренностям часть своей теплоты. Тамара кончила, чувствуя, как кончают её мальчишки.
— Здорово! – Произнёс Алексей, когда …супруги слезли с него.
Он лежал и отдыхал, глядя как Валентин сидел на краю кровати и легонько дрочил свой член. Раздался звонок в дверь.
— Иди, разберись, — кивком Валентин показал жене на дверь.
Когда Тамара открыла дверь, послышался второй женский голос. Мужчины загадочно переглянулись. Когда открылась дверь спальни и в неё вошла жена Алексея Ольга, толкаемая сзади Тамарой, Алексей чуть не умер. Он никак не ожидал увидеть её в такой ситуации. Он приподнялся на локтях и, выпучив глаза и открыв рот, пялился на жену. А она, загадочно улыбаясь, рассматривала окружающее. Одета она была более чем вызывающе. Очень короткая юбка, красные чулочки, туфли на высоком каблуке, топик, сквозь который отчётливо просматривались её груди и торчащие соски, яркий макияж.
— Я не удержалась и рассказала Ольге о наших забавах, — начала объяснять Тамара. – А она проявила желание поучаствовать. Думаю, вы не против?
— Конечно, — воскликнул Валентин, вставая.
— Так, что же вы мальчики? Смелее, не оставляйте девушку без внимания. Она этого достойна, – и увидев, как Ольгу с двух сторон прижимают мужчины (муж, стоя сзади обнял её и принялся целовать плечи, а сосед спереди, нагнувшись, целовал груди). – А я пойду, принесу чего-нибудь выпить.
Когда Тамара вернулась, неся в руках поднос с бокалами и шампанским, в спальне уже происходило действие. Ольга стояла раком, держа во рту член мужа, и сосала его. Сзади её трахал в писю ухмыляющийся Валентин.
— О-о! Как прекрасно! Надеюсь к вам можно присоединиться?
Все трое махнув руками, пригласили её побыстрее вливаться.
Автор: Слава Пушкин. E-mail: eliri@mail.ru.

Соседи

"Их двери были рядом… Они были соседями…
Даже — по прописке — не Он и Она , а Он и Ее мать.
А Ей — хоть и была у них своя квартира в двух шагах — удобно было с матерью и сына ростить, да и на всем готовом мужа встречать.
На всё про всё матери было лет шестьдесят, Ей — тридцать пять, а отец Ее, с которым Он — сосед и горькую пил, и сладкую, внезапно ушел на пороге шестидесяти, когда на стройке убил его инсульт.
А и самому-то нашему герою — соседу — было "всего ничего" — около пятидесяти…
И вот на похоронах Ее отца Они и погоревали, и пообщались в первый раз "тесно", потому как, выпив пару рюмок за усопшего, и Он и Она, встретившись глазами, что-то поняли, и потом долго избегали друг друга…
Но семейная жизнь Ее не задалась, мужик Ее пошел в гору и для него бутылка шампанского и новая дама на каждый вечер были обеспечены…
А Валька…
Да, я еще не сказал Вам, что звали Ее Валентина, и была Она, даже родив сына, упругой в грудях, округлой в попке, отнюдь не полной, но полненькой, и талия всегда была при ней…
Многажды задавал сосед себе вопрос: как можно от такой женщины гулять?
Только ублажать Ее нужно, до предела значений возможных!!!
Возможных???…
Но, как я уже сказывал, промелькнула меж Ним и соседкой Валей искра…
И на память оставила — "берегитесь, люди!!!…"
Не убереглись, значит…
Вдруг однажды ночью — звонок в дверь соседу.
Тревога!!! У соседки вода в кухне хлещет, паника, дома из мужиков — никого, все на даче…
Сосед в трусах, как был, воду в главном вентиле перекрыл, посоветовал трубы поменять с медных на гибкие, да с утра сантехника вызвать…
И как есть был сонный, пошел восвояси…
Только рано он так решил…
Потому как в дверь опять звонок — а на пороге Она — Валентина.
Он ведь и внимания не обратил, что Она рядом с Ним суетилась, практически в ничем. Так, в халатике …
И глаза — долу…
"Лёшка, — говорит, — пришла я… "
А сосед, хоть — а может быть и потому — что немолодой был, восстал весь, и рука Его почему-то направилась к груди Ее…
А там — сосочки твердокаменны…
И пошла рука Его вниз…
А у соседки и ножки-то подгибаются…
А Она, соседка Его, только и бормочет: дескать, "нельзя, нельзя"…
Но когда сосед усадил Ее в кресло, потом целовал колени Ее, постепенно приближаясь к животику, кончила Она в первый раз, как только дотронулся Он языком до губок Ее нижних. И только пробормотала: "давно мужика не было"…
И Он, знавший тридесят женщин, ворвался в Нее, сидящую в кресле, и, прося прощения за то, что он сейчас…сейчас …
Кончил…
Но кончила и Она во второй раз вместе с Ним, бывшая без мужика долго и плохо…
И сотряслись Они вместе…и целовала Она глаза его…
А потом Она сказала …
И понял Он, что это — всё …
"Слушай, — сказала Она, — мне все равно, где Ты и с кем Ты … Главное — Ты …
И если я позвоню к Тебе в дверь и Ты не ответишь, я за себя не ручаюсь…"
А потом Она выцеловала и подняла член Его, и села на него, и, глядя, как поднимаются и опускаются губки Ее, кончила три раза.
Они были, как это ни тошно звучит, "созданы друг для друга"…
Не было речи ни о чем…только Они вдвоем…
Он не был "суперменом", но Она вбирала Его, Они неслись в какой-то сладкой скачке, потом в последние секунды Она вдруг выгибалась, несколько раз прикасалась нутром своим к Его головке и взрывалась с криком "аааааааа" в приступе, который, как им казалось, сотрясал всю Землю…
Потом было хуже…
Она пришла к Нему на в

о, наконец-то решившись один только раз в жизни, вышел, позвонил в дверь Ее и, когда Она открыла, пряча глаза, сказал, что хочет показать Ей что-то на компьютере.
Иногда это было и раньше, Он показывал Ей и свои анимации, и фотоколлажи, а раза два в год и новые свои песенки…
И всегда держал дистанцию…
А у Неё еще горели глазки от покупок, наверняка Ей удалось сегодня купить что-то особенное…
Они остались в его прихожей…
Она села, Он присел на ручку того же кресла и молча подал Ей распечатанные страницы…
Когда она закончила читать, то побледнела, выждала несколько секунд и подняла на него глаза свои…
Он ждал всего, но не такого…
Это была не ненависть…
Это было гораздо глубже…
Он … сполз с ручки кресла и вдруг… оказался стоящим перед Ней на коленях…
Она тяжким, глубоким и знающим всё взглядом всмотрелась в Него и выронила из руки своей листки…
И стала бить Его…
Сначала кулаком, потом ладонью…
По губам, по лицу, по бороде Его, подернутой сединой…
Она била Его и повторяла лишь одно: "…зачем …ты …сделал …это …"
А Он… попробовал уклониться, а когда понял, что это невозможно, пытался лишь целовать руку Ее…
И вдруг, остановившись, Она даже не распахнула блузку свою,… но, двинув плечами, будто бы вынырнула из нее, и, схватив Его за затылок, пригнула голову Его к груди своей…
Никогда и ничего не целовал Он слаще и милее груди Ее…
И полетели колготки Ее в угол…
И маленькие трусики Ее…
И когда Он вошел в Нее, Она не кричала "аааааааа", как в расказе, только сказала "…ой…"…
И, прижимая Его пятками, Она не дотронулась, а прильнула к концу Его и содрогалась долго, жадно и пожирающе …
Они были, как это ни тошно звучит, "созданы друг для друга"…
Не было речи ни о чем…только Они вдвоем…
Он не был "суперменом", но Она вбирала Его целиком, Они неслись в какой-то сладкой скачке, потом в последние секунды Она выгибалась, прижималась к Его головке и охнув, беззвучно взрывалась в оргазме, который, как им казалось, сотрясал всю Землю…
Потом было хуже…
Она пришла к Нему на всю ночь…
Она была…как была…
Она просто набросилась на Него и забрала всего Его в себя…
И сказала тихо — "теперь я спокойна…"
И сказала тихо — "ну, сегодня Ты отсюда никуда не уйдешь…"
И кончала… вбирая Его всей своею сутью, животом своим, маткою своею…
И падала на Него, и вгрызалась в Него, целуя, смеясь и плача, рыдая и рыча,… и восставая… и вновь падая…

Это длилось три года.
Он умер в 57 лет от рака простаты.
Она…после Его похорон…походила по квартире…и исчезла…
Ее не нашли.

Соседи

Эта реальная история произошла с одним следователем военной прокуратуры в отдаленном дальневосточном гарнизоне.

"Едва Николай переступил порог своего подъезда, то сразу почувствовал какой-то затхлый запах, которым тянуло из приоткрытой двери квартиры первого этажа. Квартира считалась ведомственной домоуправления, и туда периодически селили дворников, слесарей, уборщиц, а большинство времени она просто пустовала. "Проклятые бомжи, — подумал Николай, — переморозят батареи, и останемся мы без тепла".
Он шагнул в дверь квартиры и попытался нашарить выключатель света, но, посветив фонариком, увидел, что лампочки просто нет. Запах кислятины усилился, и Николай, на всякий случай, достав из наплечной кобуры табельный пистолет, шагнул в комнату. Посреди комнаты стоял разбитый диван, на котором гроздилась куча какого-то тряпья. Николай сделал еще шаг, куча зашевелилась, и из нее показалась грязная голова женщины с расширенными от ужаса глазами. Бичевка, не отрываясь, смотрела на ствол пистолета, и, как заведенная, повторяла трясущимися губами: "Только не надо:, только не надо:". Страх бомжихи подействовал на мужчину неожиданно возбуждающе. Он сунул ей под нос пистолет и прошептал: "Что, сучка, жить хочешь?". Женщина, казалось, сейчас потеряет от страха сознание, ее глаза стали совсем безумными, она только мелко кивала головой. Николай расстегнул брюки, достал напряженный член и сунул его в губы женщины: "Соси, сука!". Та, не очень умело, уперла член мужчины в свой язык и стала дрочить его рукой. Буквально через минуту Николай был готов разрядиться своей спермой и попытался засунуть свой член поглубже в горло женщины. Но та ускорила темп и успела уклониться от струи спермы, ударившей на грязную постель. Мужчина разозлился не на шутку: "Ты что, стерва, сделала? В заглот надо было, и высосать все до капельки. Убью, паскуда!", и размахнулся зажатым в руке пистолетом. Женщина упала на постель и тихо повизгивала от страха, пытаясь натянуть на себя то, что очень отдаленно можно было назвать одеялом.
"Ну-ка, слизывай все до капельки!", — Николай схватил женщину за волосы и ткнул лицом в лужицу спермы на постели. Та, по-собачьи оттопырив свой тощий зад, обтянутый каким-то выцветшим трико, стала старательно слизывать остатки мужского сока.
Николай стал намеренно себя "заводить": "Ты, сука, если жить хочешь, не дай Бог, сделаешь что не так. Убью, блядина!". Женщина снова затряслась от страха. "Раздевайся и ложись", — прикрикнул он. Бомжиха лихорадочно стянула с себя свои лохмотья, и легла на спину, разведя согнутые в коленах ноги. Зрелище вряд ли было возбуждающим: какие-то пигментные пятна на теле, сморщенные мешочки грудей, густо заросшее влагалище. Мужчина тяжелым взглядом молча смотрел на свою жертву, которая стала снова трястись от страха. "Засунь себе руку в пизду и дрочи себя", — наконец процедил он. Бичевка покорно засунула палец во влагалище и начала теребить свой клитор. "Ты что, сука, русского языка не понимаешь? Я сказал руку засунуть, а не палец! А то я сейчас туда ногу засуну!". Женщина, постанывая от боли, попыталась погрузить в свое сухое влагалище еще два пальца, а потом и всю кисть. Но Николай решил не давать ей послаблений. Под его взглядом она все-таки погрузила в пизду всю руку, увлажненную собственной смазкой. Николай снял брюки и трусы и присел своими гениталиями над лицом женщины. Думая, что мужчина опять хочет засунуть ей в рот, женщина обхватила губами головку его члена и начала ее посасывать. Но Николаю этого было недостаточно: "Жопу мне вылижи, сучка, и язык засовывай туда поглубже!", он буквально сел своей задницей на ее лицо. Почувствовав ее язык в своей дырочке, он опустил руку на свой напряженный член и несколько раз обнажил крайнюю плоть, доводя член до максимальных размеров.
"Ладно, становись раком!", — скомандовал он. Женщина быстро перевернулась на четвереньки и приподняла свою худую задницу, вытащив из пизды ладонь, блестевшую от выделений. Николай, пожевав губами, тонкой струйкой пустил свою слюну, пытаясь попасть в коричневую дырочку ее ануса. Затем он приставил набухшую головку члена к ее жопе и слегка нажал. "Ой, больно:", — запричитала женщина, но Николай неожиданно сильно хлопнул ее по заднице, бичевка дернулась, и член провалился в узкое отверстие ее попки. Женщина всхлипнула, но предусмотрительно решила не злить своего ночного гостя. Погоняв некоторое время свой хуй в ее жопе, Николай с деланным недоумением грозно спросил: "А что, я тебе разрешил руку из пизды вытащить? Ну-ка засовывай обратно, да и прижимай там моего молодца!". Бичевка безропотно погрузила во влагалище два пальца, добавив мужчине дополнительную остроту ощущений. Почувствовав приближающийся оргазм, Николай с силой засадил свой хуй в жопу до самого основания и наполнил ее своей спермой. Затем он устало отстранился от женщины, продолжавшей стоять раком с рукой, засунутой во влагалище. "Повернись", — милостиво разрешил он. Женщина, так же на карачках, повернулась к нему лицом, и, преданно заглядывая в глаза, пыталась понять, заслужила ли она милость своего визитера. "Оближи", — Николай ткнул ей в рот свой поникший член. Женщина сразу же заглотила головку члена и начала ее обсасывать, шумно сопя носом. Мужчина, взяв ее за затылок, начал ебать ее в горло, но, видимо, уже достаточно пресытившись, вынул свой член, провел им по лицу бомжихи, и с угрозой произнес: "Завтра утром зайду, чтобы не вздумала закрываться!", после чего, не торопясь, оделся и вышел из квартиры.

На следующее утро Николай уже было хотел отказаться от своих планов, потому что в первую очередь вспоминалась не возбуждающая покорность своей жертвы, а ее убогость, грязь и вонь в квартире, но у него появилась интересная мысль, которая, по крайней мере, на сегодня, обещала некоторые неожиданные удовольствия.
Выйдя из дома на полчаса пораньше до прибытия служебной машины, Николай открыл уже знакомую дверь первого этажа и прошел в комнату. Бичевка спала, укрывшись с головой каким-то рваньем. Николай рывком сдернул с нее одеяло. Женщина вскочила на кровати, хлопая от неожиданности глазами. Видимо, спасаясь от холода, она снова натянула на себя какие-то застиранные одежки. Николай неторопливо достал пистолет из кобуры, направил его в лоб женщины, наблюдая, как ее снова начинает трясти от страха. Выждав паузу, он произнес: "Раздевайся!". Та, загипнотизированная видом оружия, стуча зубами то ли от холода, то ли от страха, начала стаскивать с себя лохмотья.
В свете наступающего утра женщина казалась еще более убогой, и хотя она потянулась губами к вздувшейся ширинке Николая, мужчина не торопился. Не отводя руку с оружием, Николай качнул стволом в сторону: "Иди в ванну!". Женщина, недоуменно оглядываясь на мужчину, пошлепала босыми ногами в ванну, прикрывая ладонями свои сморщенные груди. "Садись в ванну", — Николай рукой подтолкнул бичевку к потрескавшейся ванне, покрытой ржавыми пятнами. Она, держась руками за края, присела на корточки. Мочевой пузырь Николая уже давно хотел опорожниться, но желание ебать эту бессловесную скотину во все дырки тоже было велико, что член был готов буквально выпрыгнуть из штанов. Наконец Николай освободил своего "дружка" и ткнул им в полуоткрытый рот женщины. Та старательно начала сосать головку, осторожно двигая немытой головой и заглатывая хуй до самых яиц. Почувствовав, что он уже не в силах сдерживаться, мужчина простонал: "А сейчас, сучка, ты должна выпить все до капли:", и тугая струя мочи ударила в горло старой шлюхе. Та от неожиданности поперхнулась, ее щеки раздулись, но Николай крепко удерживал бомжиху за уши. "Глотай, сука!", — потребовал он. Женщина судорожно сделала несколько глотательных движений. Струя мочи,… казалось, никогда не кончится, и Николай, вытащив свой член из ее рта, начал поливать мочой сидящую на корточках женщину. Через минуту его потоки иссякли, и его член снова стал принимать вертикальное положение. "А теперь отсоси", — скомандовал он. Женщина с радостью ухватилась за это знакомое ей дело. "Ну-ка расскажи, как тебе нравится у меня сосать. Рассказывай, сука, как тебе нравится, когда тебя ебут в жопу, как ты любишь, когда тебе ссут в рот: Проси меня об этом!", — Николай слегка нажал мизинцами женщине за ушами (этому болевому приему Николай научился, когда несколько лет серьезно занимался карате). Она дернулась от нестерпимой боли, и, задыхаясь, прошептала: "Мне: нравится, когда меня ебут в жопу,: когда мне ссут в рот,: делайте мне так, пожалуйста:". Николай рывком погрузил свой член в самое горло и спустил с протяжным стоном.
Затем мужчина неторопливо оделся, и, несмотря на ставшую еще более жалкой бомжиху, сквозь зубы произнес: "Вечером чтобы привела подругу. Если хорошо поработаете — так и быть, оставлю тебя в покое

отодрал? Ну!", — Николай снова незаметным движением нажал на болевую точку за ухом Тощей. Та дернулась от боли и простонала: "Я хочу, чтобы меня выебали во все дырки, : в рот и в жопу:" — "А душ теплый тебе понравился?", — продолжал настаивать мужчина. — "Да, я хочу, чтобы на меня нассали:", — едва слышно прошептала Тощая.
"Ладно, Толстая, отсоси мне для начала", — сказал мужчина и освободил из брюк свой полунапряженный член. Толстая встала на четвереньки, и одним глотательным движением всосала хуй до самых яиц. Николай давно не имел дела с такой профессиональной минетчицей, которая, практически не двигая головой, погрузила его член в самое горло и сосала, шумно сопя носом. Женщина почувствовала, что мужчина близок к оргазму, и еще больше увеличила темп. Николай не хотел растягивать удовольствие от первой "палки", и, засадив свой член в умелый рот до самых гланд, разрядился в горло Толстой. Та спокойно, сделав пару глотательных движений, приняла в себя его сперму.
"Хорошая соска, — удовлетворенно потрепал Толстую по щеке Николай. — Учись, Тощая, как нужно за щеку брать". "Ладно, может она больше ничего не умеет", — обиженно протянула Тощая. "Посмотрим, посмотрим, — ответил Николай, — давайте, дырки, раздевайтесь, посмотрим на ваше мясо". Женщины стянули с себя незатейливую одежду и легли на спину. Контраст обнаженных женских тел был еще сильнее. Худенькая Тощая выглядела, по сравнению с Толстой, даже не дочкой, а внучкой. "Ну-ка покажи, что у тебя за пиздища", — кивнул мужчина Толстой. Та молча развела согнутые в коленях ноги, и руками раскрыла половые губы своего влагалища, которое еже обильно сочилось выделениями. "Ого!", — только и смог сказать мужчина. "Ну-ка, Тощая, пощупай, матка у нее далеко?". Тощая легко погрузила во влагалище Толстой свою руку едва ли не до локтя. "Ладно, Тощая, полижи подружке пизденку, а я пока что-нибудь придумаю", — сказал мужчина. Толстая сама, буквально рывком, впечатала голову Тощей в свое влагалище, и, заурчав от восторга, стала тереться своими срамными губами о лицо Тощей. Понаблюдав немного за утехами тарой лесбиянки, Николай прошел в ванную, где утром, устраивая Тощей "золотой дождь", заметил в углу старую бутылку из под какой-то "бормотухи" емкостью 0,7 литра. Ополоснув бутылку водой, мужчина вернулся в комнату. Толстая, схватив Тощую за волосы, словно мочалкой, терла ее лицом свою огромную пизду. "Ну ладно, хватит", — остановил их мужчина. Толстая, нехотя, оттолкнула от себя хозяйку с перемазанным выделениями лицом. "Ну-ка, Толстая, становись раком", — сказал Николай, поигрывая пустой бутылкой. Та с готовностью повернулась своим необъятным задом. "А теперь, Тощая, отдолби ее галошу, да так, чтобы она заверещала от удовольствия", — с этими словами Николай протянул бутылку худой бомжихе. Она осторожно приложила горлышко бутылки к полураскрытому влагалищу Толстой и стала медленно вводить его в жирную пизду. Но Толстая сама нетерпеливо перехватила бутылку и одним махом засадила ее во влагалище чуть ли не до конца. "А другим концом не слабо?", — заинтересованно спросил Николай. Толстая молча вытащила необычный фаллоимитатор и начала насаживаться на дно бутылки, постепенно погружая ее в себя. "Давай, Тощая, ложись рядом и отъеби свою подружку". Тощая легла на бок и стала бутылкой дрочить свою соседку. Несколько минут были слышны только чавкающие звуки, издаваемые бутылкой в пизде Толстой. Затем Николай, достаточно возбужденный этим зрелищем, направил свой член в отверстие зада Толстой. Та с радостью ухватилась за эту возможность, и сама нанизала свою жопу на лен мужчины. Затем она подгребла к себе бедра Тощей, и стала сосать и вылизывать ее пизду. "Слышь, Толстая, когда скажу, повернешься и заглотишь", — произнес мужчина. Та, не отрываясь от пизды Тощей, молча кивнула. Николай, желая продлить удовольствие, периодически вынимал свой член из огромной жопы, наблюдая, как медленно закрывается отверстие ануса, а затем снова засаживал хуй до самого конца в эту бездонную задницу. Наконец он почувствовал, что готов спустить, и скомандовал: "Толстая, быстро за щеку!". Та проворно развернулась, и одним движением заглотила мужской член, перемазанный ее собственным дерьмом. Николай дернулся, и со стоном спустил сперму в похотливое горло Толстой. Подождав, пока она тщательно вылижет его гениталии, он расслабленно закурил. Толстая, улегшись на спину и широко разведя вои жирные ляжки, исступленно продолжала долбить свою пизду бутылкой. И вот, наконец, загнав бутылку почти до конца в свое влагалище, она затряслась в судорогах оргазма.
"Что-то мы нашу Тощенькую забыли, — сказал мужчина, обращаясь к Толстой. Жопа-то у нее поуже будет, мне кайфа больше. Но это попозже. Помнишь, она говорила, что любит, когда на нее ссут? Не хочешь попробовать?". Тощая затравленно смотрела на Толстую, но у той уже плотоядно заблестели глаза. "Пойдем в ванну, я тебе покажу, как это делается", — сказал Николай, лениво растягивая слова и поднимаясь с дивана. Тощая не посмела ничего возразить и покорно прошла в ванну, усевшись на ее загаженное дно. Николай включил фонарик, чтобы в очередной раз насладиться беспомощностью своей жертвы. "Открой рот, сучка!" — потребовал он и направил струю мочи прямо в рот Тощей. Та, давясь, начала глотать теплую жидкость. Когда струя иссякла, Николай потребовал. "А теперь еще раз расскажи, что ты любишь, когда тебе ссут в рот. А то и говно придется попробовать!". Тощая, заикаясь от озноба, пробормотала: "Я люблю, когда на меня ссут:". — "Вот видишь, Толстая, теперь твоя очередь", — предложил мужчина. Толстая ткнула голову Тощей вниз и поставила свою мощную ножищу на край ванны. Пока Николай соображал, как это женщина может сделать стоя, из влагалища Толстой ударил мощный поток темной мочи. Толстая, довольно подхохатывая, буквально поливала Тощую, съежившуюся на дне ванной…. Когда и этот поток иссяк, Николай брезгливо бросил Тощей какую-то серую тряпку, явно использующуюся в качестве полотенца: "Вытирайся хорошо, сука, да пора и продолжить, а то ты сегодня еще целкой остаешься!". Тощая, как могла тщательно, вытерлась, и вся троица вернулась в комнату. "Становись раком, — приказал он Тощей, — а ты, Толстая давай-ка раздрочи ее хорошенько!". Толстая подобрала валявшуюся бутылку и с маху попыталась вставить ее в пизду Тощей. Та жалобно заскулила. "Ладно, — смилостивился Николай, — ты ей пальцем очко разомни, а бутылкой потом:". Толстая ткнула свой палец, похожий на сардельку приличных размеров, в рот Тощей: "Ну-ка, оближи хорошенько, а то порву жопу нечаянно", — и захохотала. Смочив свой палец слюной Тощей, она неожиданно резким движением ткнула его ей в жопу. Та, от неожиданности и боли, громко перднула. Толстая совсем покатилась от хохота: "Во, бля, ты еще обосрись здесь". Даже в полумраке было видно, как Тощая покраснела. Хотя Николая тоже разбирал смех, но, не желая отвлекаться, он приставил головку члена к отверстию худой задницы, и, нажав, протолкнул свою залупу в тугую дырку. Постепенно погрузив в прямую кишку весь член, он обратился к Толстой: "Поеби ее в пизду пальцем". — "А, может, бутылку запихать?", — не успокаивалась Толстая. "Да ну ее, еще порвешь пополам, давай лучше пальцем". Толстая вставила во влагалище хозяйки свой палец-сардельку и начала имитировать им половой акт. Несмотря на то, что Николай уже успел несколько раз кончить, он вскоре почувствовал, что готов разрядиться спермой, и с удовольствием спустил в худую жопу. Затем развернул Тощую к себе лицом и заставил тщательно облизать свой член: "Привыкай, сучка, к вкусу говна, скоро ты и его полюбишь!".

Соседи

Антон примчался из школы и шмыгнул в свою комнату. Пока матери не было дома, он собирался заняться любимым делом. У него в особом тайничке лежали замечательные польские и немецкие журнальчики. Он выменял их в прошлом году у школьного товарища на коллекцию машин. Оба шестиклассника тогда остались довольны: товарищ получил заветные автомобили, а Антон стал обладателем настоящего сокровища — десятка журналов с голенькими тетеньками. В течении года Антошка до дыр изучил все журналы, у него появились свои любимые женщины и картинки.
Фотографии возбуждали его фантазию и он начинал мечтать, как он знакомится с этими прекрасными дамами, как спасает их из беды и в награду за это получает возможность полюбоваться их прелестями. Но мечты оставались мечтами, а Антону хотелось все новых впечатлений. Тогда он нашел новый способ — из маминых фотоальбомов были украдены фотографии самых симпатичных подружек и родственниц, затем из фотографий были аккуратно вырезаны головы женщин и эти головы Антон с трепетом приставил к фотографиям в журналах. Получилось великолепно ! Антон впервые ощутил сладкую боль в брюках и не в силах сдержаться, усиленно занялся онанизмом глядя на комбинированное фото маминой сестры — тети Вали. Тетя отлично смотрелась в одних туфельках.
Вот и теперь Антон разложил коллекцию на полу и удобно устроился рядом, но его надежды на получение удовольствия прервал звонок в дверь. Словно метеор Антон сгреб свои тайные бумаги и впихнул их в стол.
На пороге стояла соседка — тетя Люда с сыном Сергеем.
— Антошка ! Посиди, пожалуйста, с моим сорванцом, а то мне срочно на работу надо, — попросила она. Антон не успел даже вымолвить слова, он был занят тем, что откровенно глазел на соседку. Впрочем на нее стоило посмотреть: красивая, 30-летняя блондинка, с длинными ногами и громадными синими глазами, она напоминала большую куклу. Одета она была в вызывающую прозрачную блузку и короткую белую юбку. Пока Антон соображал надет на соседке лифчик или нет, она присела поцеловать сына. У Антона сразу взмок лоб: юбка соседки открыла его взору даже бедра женщины. Тетя Люда перехватила взгляд Антона, покраснела, улыбнулась, не спеша встала, одернула юбку и пошла к лифту, виляя попкой.
Антон вздохнул и втащил Серегу в квартиру. Сережке было 11 лет и он учился в той же школе, что и Антон. Учился он слабо и был постоянным участником всех школьных происшествий. Антону вовсе не улыбалась роль няньки и он отвел Сергея в свою спальню где к его услугам была масса игрушек. Сам Антошка вернулся в зал и потихоньку достал вожделенные картинки. Примерно через полчаса, когда на полу зала знакомые и родственницы Антона "распростерлись" в пикантных позах в комнату вошел Сергей. Минуту длилась немая сцена. Потом Антон вскочил и набросился на Серегу : "Тебя стучаться учили !?" Тот смущенно молчал и заглядывал за спину Антона. Наконец Антон успокоился и рассмеялся. Серега тоже робко хихикнул.
— Ладно, держи язык за зубами и смотри сколько влезет ! — великодушно разрешил он Сергею. На том и порешили, Серега дал честное слово молчать обо всем и за это получил возможность созерцать коллекцию Антона. Мальчишки улеглись на пол и принялись рассматривать женщин и переставлять личики Антошкиных родственниц.
— Вот здорово ! — выдохнул Серега, приставляя головку тети Тани к фотографии блондинки, которую трахал здоровенный негр. Антон хохотнул. Его здорово возбудило присутствие Сереги. Он даже был доволен таким ходом событий. Внезапно в голову Антона пришла еще одна мысль.
— А ты видел свою мамку голой ? — как бы случайно спросил он друга.
Сережка кивнул. Антон снова почувствовал сладкое напряжение члена. Он устроился поудобнее и принялся расспрашивать Сергея.
— А как это было ?
— Да часто, в ванной или когда переодевается с работы или когда очень жарко она ведь в одних трусиках ходит по квартире …
— Вот это да ! — не выдержал Антон, запихивая руку в штаны. — Ну и ?
Сергей пожал плечами: "У мамки неинтересно, вот когда незнакомые …"
— Так мне интересно ! — теребил Антон, — расскажи какие у нее сиськи и все такое !?
— Сиськи большие, а жопа не очень … — начал Сергей.
— А письку видел !? — нетерпеливо перебил Антон. Серега покраснел и смущенно ответил: "Да !"
Антон уже вовсю мял свой член, не стесняясь друга. Да и Серега тоже сунул руку в карман и начал рассказывать.
"Прошлым летом мы с мамой ездили на юг и отдыхали в санатории. Однажды утром я встал раньше и увидел, что она моется в душе. Дверка не была закрыта и мне было видно ее целиком. Потом она стала выходить и я почему то решил сделать вид что сплю. Она подошла ко мне, посмотрела и села рядом за туалетный столик. Сначала она занималась лицом, а потом распахнула халатик, взяла бритву и стала брить себе подмышки и письку !!! Когда она подняла левую ногу мне стало все хорошо видно. Потом она побрила, смазала все себе кремом и оделась"
— Так она все время письку бреет ?
— Ну не знаю, я у нее теперь только сиськи часто вижу, а трусики она не снимает !
Антон вдруг ощутил горячую струю брызнувшую ему прямо в ладонь и невольно отдернул руку. Сергей рассмеялся, глядя как его старший товарищ брезгливо вытирает свои пальцы о брюки.
" Вот бы мне такую мамку !" — протянул Антон, -"Я бы за ней каждый день, наверное, подсматривал !"
— Тащи ее фотки, сейчас мы ее "разденем" ! — приказал он Сергею. Тот послушно принес несколько маминых фотографий. В минуту симпатичные личики тети Люды перекочевали в журналы.
— Вот здорово !!! — восхитился даже Сергей, приставив голову матери к фотографии голой блондинки, с раздвинутыми ножками. Мальчишки возбужденно листали журналы, заставляя маму Сергея "заниматься" такими вещами о которых она даже не воображала.
Развлечения снова прервал звонок.
— Моя или твоя ? — с огорчением спросил Антон. Мальчики спрятали следы преступления и открыли дверь. На пороге стояла тетя Люда.
— Ну как все в порядке !? — поинтересовалась она.
Ребята согласно кивнули и улыбнулись.
— Если наигрался, то пойдем домой ! — сказала мама Сергею.
— А можно мне к вам ? — спросил Антон.
— Конечно ! — слегка удивилась тетя Люда.
Все трое направились к Сергею. Антон с трепетом переступил порог соседской квартиры. Он никогда не ходил в гости к Сергею. Теперь же он ждал чего-то необычного, возбужденный рассказами Сергея и своими картинками.
Тетя Люда прошла в спальню, оставив мальчишек в зале.
— А в такую погоду она может ходить в трусиках ? — возбужденно прошептал Антон Сергею. Тот только фыркнул.
— Она при гостях не ходит раздетой !
Антон разочарованно сел на диван.
— Мальчики ! Кушать будете ! — раздался мелодичный голос тети Люды. Ребята обернулись и обомлели. Нет, тетя Люда не была в одних трусиках, но ее наряд возбуждал еще больше чем просто нагое женское тело. На ней был короткий розовый халатик с глубочайшим декольте и застегнутый только на одну пуговицу посередине. Халатик был настолько короткий, что при малейшем движении женщины мальчикам были видны ее беленькие трусики. Антон почувствовал как напрягся его член. Тетя Люда мило улыбнулась и пошла на кухню. Мальчишки …только переглянулись.
— Она без лифчика ! — восхищенно прошептал Антон.
Пока тетя Люда готовила ужин, дети нетерпеливо бегали на кухню, чтобы хотя бы бросит взгляд на ножки женщины. Каждому казалось, что с каждым разом он видит все больше и больше.
Наконец тетя Люда накрыла маленький столик в зале. Ребята уселись на диване, а тетя Люда напротив них на стуле. Антон сразу об еде: ноги Сережкиной были раздвинуты и ему стоило приподнять глаза, чтобы увидеть ее голые ляжки и узкую полоску трусиков между ними. Антон осторожно смотрел на это чудо и изредка переводил взгляд на Сережку. Тот тоже тайком рассматривал мамку. Тетя Люда болтала без умолку, не обращая внимания на свой легкий стриптиз. Вдруг Сережка нечаянно уронил вилку и она упала под ноги его матери. Тетя Люда сразу наклонилась и ее сиськи буквально выпрыгнули из халата. Ребята онемели и как завороженные уставились на ее персики. Тетя Люда покраснела и резким движением запахнула халатик, но при этом только оторвала пуговицу и одеяние распахнулось полностью.
— Вот это да ! — не смог удержать восторга Антон.

Можешь потрогать !!!
Такого предложения Антон и ждал, но просить себя дважды он не заставил и обогнув стол, осторожно прикоснулся пальцами к нежной коже женской груди. Он робко погладил соски и стал мять упругую грудь тети Люды. Серега стыдливо улыбаясь смотрел на них. Тетя люда прикрыла глаза : " У тебя неплохо получается, для маленького мальчика !"
— Сильней ! — попросила она. Антон принялся ожесточенно мять ее бюст. Женщина застонала и опустилась на пол. Антон последовал за ней. Его руки уже шарили по ее телу, словно руки опытного любовника. Правая рука осторожно скользнула вниз. Тетя Люда перехватила ее и открыла глаза, но увидев в глазах Антона мольбу, усмехнулась и отпустила руку мальчика. Антон тут же проник в ее трусики. Горячее и влажное лоно женщины податливо развернулось под его пальцами. Теперь он ласкал клитор матери друга. Она стонала и извивалась.
— Давай глубже! Глубже ! — прохрипела она, закатывая глаза.
Словно во сне, Антон расстегнул ширинку и вытащил свой торчащий член. Тетя Люда слабо сопротивлялась, но не вставала и Антон направил свой кол в горячую щелку тети Люды. Антон впервые обладал женщиной, но делал все так как будто проделывал это не раз. Его возбуждало не только сама тетя Люда, но и присутствие Сережки, который лег рядом на пол и вовсю онанировал, глядя на трахающуюся мамочку. Наконец Антон кончил, выпустил струю спермы на животик женщины и обессилено лег рядом. Тетя Люда застонала и встала на четвереньки.
— Ну еще чуть-чуть ! — умоляла она, с сожалением глядя на упавший инструмент Антона. Но Антошка ничем не мог помочь женщине, тогда она наклонилась к поясу Антона и прикоснулась губами к члену мальчика. Антон замер и его член сразу начал обретать потерянную твердость. Сладострастная мамочка Сергея яростно сосала на глазах сына. Она стояла так, что ее попка и разгоряченная текущая щелка оказались на уровне лица Сережи. Тетя Люда не прекращая услаждать Антона языком просунула свою руку себе между ног и запихнула пальцы в пылающее отверстие. Это было последней каплей для Сергея. Он привстал, трясущимися руками спустил штанишки и обхватил широкую мамину попу руками. Его маленький член оказался чуть ниже маминой щелки и ему пришлось изо всех сил приподняться. Уже сам того не сознавая, он буквально насадил свою бесстыжую маму на свой колышек. В щелочке у мамы было влажно и горячо, кроме того тетя Люда не убрала свои пальцы и теперь они двигались в одном ритме с инструментом сына.
— Не надо ! Не надо ! — стонала тетя Люда, тем не менее не убирая сына от своего сокровища. Антон встал перед тетей Людой и заворожено смотрел на половой акт матери с маленьким сыном, одновременно заталкивая, свой член поглубже в рот женщины. Кончили на этот раз все вместе. Сергей даже не потрудился вытащить свой член из лона матери, что в его возрасте было вполне безопасно.
Тетя Люда встала и пошатываясь вышла из зала.
— Ничего себе ! — вымолвил Антон, теребя упавший член. Сергей молча приходил в себя. Мальчишки услышали шум воды в ванной и пошли за тетей Людой. Она стояла под душем и задумчиво теребила свой сосочек. Потом она обернулась.
— Мальчишки ! — умоляюще произнесла она, — Никому ! Слышите, никому и никогда !
Антон подошел и просунул руку между ног женщины. Она послушно раздвинула их.
— Куплю все что захотите, только никому ! — продолжала тетя Люда. Антон прищурился и хитро посмотрел на мамку друга.
— Тетя Люда, мы никому не признаемся, — начал он, — но у нас тоже есть условие !
— Любые условия ! — обрадовалась та.
— Оно очень сложное ! — продолжал Антон.
— ???
— Ты будешь нашей рабыней ! — выпалил Антон. У тети Люды и Сережки широко распахнулись глаза.
— Как это ?! — в один голос спросили они.
— Мы будем тебе приказывать, а ты будешь слушаться !
— ???
— Ну все такое … — Антон замялся, его бесшабашная смелость потихоньку улетучивалась. Но неожиданно на помощь пришла сама тетя Люда.
— Тебе захотелось поразвлекаться со взрослой тетенькой ! — хихикнула она, — Ах ты, маленький развратник !
Все это время Антон машинально водил пальцами по клитору женщины и она снова начала возбуждаться.
— Я согласна ! — неожиданно произнесла тетя Люда, — тем более, что мне самой понравилось !
Мальчишки радостно переглянулись и Антон с такой силой провел по лобку тети Люды, что та снова закатила глаза. Вечер прошел отменно. Развратная троица предавалась самым смелым развлечениям. Тетя Люда оказалась отменной любовницей и нимфоманкой. Ее фантазии не знали предела. Она принимала такие позы, что уставшие члены мальчиков поднимались снова и снова. Она сосала у Антона и сына, отдавалась им по очереди и обоим сразу, занималась мастурбацией, отсасывая сразу у двоих и даже умудрилась отдать сразу обоим свою попку. Антон с наслаждением вводил свой член в жаркую задницу женщины одновременно ощущая член ее сына рядом со своим.
…На прощание мама Сергея поцеловала Антона и предложила "почаще заходить в гости" ! От такого предложения у Антона закружилась голова. Теперь он знал как будет проводить вечера ! Засыпая, Антон представлял какие еще фантазии можно будет осуществить с тетей Людой. Фотографии и журналы теперь будут надолго заброшены. Почему то вспоминая …первый акт тети Люды и Сережки, Антон вдруг представил себя и свою мамку, член вдруг напрягся…
— Дорогой ты еще не спишь ? — раздался мамин голос.
Антон удивленно открыл глаза, в дверном проеме стояла мама совершенно голая, а из-за ее спины радостно высовывались Сережка и тетя Люда, тоже обнаженные и возбужденные. Антон даже привстал от удивления. А мама вдруг опустилась на четвереньки и Сергей с размаху вошел в нее сзади. … Антон проснулся взмокший от пота, за окном была темнота. "Приснилось !" — подумал он и поймал себя на мысли, что это его разочаровало. Он встал и прошел на кухню. Проходя мимо спальни мамы, он не удержался и заглянул к ней. Мама разметалась на широкой постели абсолютно голая !!! Она лежала на спине, ее ноги были широк раздвинуты, словно приглашение для блудливого сыночка. Ее лоно было даже приоткрыто и возбуждало не меньше тети Людиного. Антон вздохнул и подошел к матери. Член вылез из трусиков и ждал своего часа. Антон осторожно лег на маму и направил орудие в дырочку. Мама застонала и проснулась.
— !
— Боже !!! — вскрикнула она.
Но Антон уже не мог остановиться и задвигался в ускоряющемся ритме. Мама протестовала только несколько секунд, а потом прикрыла глаза и принялась подмахивать сыну. Их совокупление не было таким бурным как с тетей Людой, но удовольствие получили оба огромное.
Уже лежа рядом с матерью Антон признался, что случилось днем. Но к его удивлению мама не стала ругаться, а ласково потрепала сына по голове и произнесла: "Ты уже совсем большой, тебе нужно интересоваться девочками, а не старыми тетками !"
— Но вы же с тетей Людой совсем не старые ! — запротестовал Антон.
— Видишь ли, трахать собственную мамочку не принято ! — хихикнула она.
— Какая разница ? — пожал плечами Антон.
— Если никакой, то я в твоем, точнее в вашем распоряжение ! — восхищенно ответила мама, — Давай-ка сходим к соседям !
Предложение было с радостью принято и они даже не потрудились хорошо одеться. Соседи стали замечательно проводить время, но это уже следующая история.

Подробнее:
Случай в лифте. Часть 2

- Что это такое? Нет, ты мне скажи, что это такое? - казалось, из прекрасных глаз Мадлен сейчас выскочат молнии....

Закрыть