Случай на турбазе

(Забегая вперёд, скажу, что этот рассказ, для тех, кому нравятся клизмы, подглядывание, поведение женщины в экстремальных ситуациях и ещё куча всяких извращений на эти и другие темы. И ещё. Не буду говорить, что вся история — вымысел, но скажу, что не стоит искать совпадение имён и фактов в реальной жизни.)
Каждый год мне приходилось ездить на фестиваль. Это часть моей работы. Не скажу, что поездки были мне в тягость. Отдохнуть три дня на турбазе летом с женой не так уж и плохо. В этот раз мы пригласили, за компанию, знакомых — Ольгу и Игоря. Ольга была одноклассницей моей жены, а (и. о. её мужа) Игорь — мой коллега, — худой высокий парень за тридцать с хроническим плеером в ушах и флегматичным желанием выпить водки всё равно с кем и где.
Сама же Ольга — это девушка — загадка. В свои (тогда) 29 лет, она выглядела едва ли на 25. Фигура отменная! Чёрные волосы до плеч, восточные черты лица… Правда, грудь не очень большая, но это ведь "на любителя". "Недостатки" груди компенсировались её внутренним шармом и манерой поведения. У нас всегда с ней был небольшой платонический роман.
Ну, бывает так, что люди просто симпатизируют друг другу и не более. Когда я позвонил ей домой и предложил ехать с нами, она спросила, что там за условия. Я сказал, что мне пообещали поселить нас четверых в одной комнате. Она колебалась не долго! Единственное, спросила, будет ли там ширма между кроватями. "Какая тебе, нафиг, ширма! Это ж турбаза, а не "Отель Калифорния!" Ты что сильно стесняешься?!" "Да, нет!" — ответила Олька, "Ну, просто, как-то…"
Приехали мы в пятницу вечером. Разместили нас, как и обещали, в четырёхместном домике. Вечером мы пошли на концерты бардов, потом пили водку у костра, а потом пошли, в полуобморочном от алкоголя и усталости состоянии, в домик спать. Вечер помню очень слабо. Утром я проснулся первым. Было часов шесть. Уже светло, птицы поют за окном. Красота! Лежу балдею. Все ещё спят. Ольга проснулась. Она откинула одеяло, и села на кровать, спустив ноги вниз и нащупывая ими сланцы. Я претворился спящим, а сам подглядывал за ней. Олька была в белой футболке и, кажется, без трусиков. Она потёрла ладонями лицо, и полезла в тумбочку. Достала оттуда зеркало и расческу. Акт причёсывания длился не очень долго, после чего из той же тумбочки появилась маленькая коробочка. Контактные линзы! — догадался я. Восемь лет знаю Ольгу, но и не думал, что она носит линзы.
Она вставила линзы привычным уверенным движением и снова полезла в тумбочку, откуда достала рулон туалетной бумаги. Отмотав от рулона два куска, сантиметров по сорок каждый, она сунула рулон обратно. Потом встала. Да! Я не ошибся, на счёт отсутствия трусиков! Она взяла короткую юбку со спинки стула, быстро одела её прямо так, без трусов, прикрыв юбкой все прелести, и вышла из домика. Интересно, она по-большому или по-маленькому, подумал я.
Туалет на базе был один! Это деревянный домик на два отделения спиной к спине, куда с обеих сторон постоянно была очередь. Причём, через просветы в досках из одной половины было видно, что происходит в другой. Я страшно любил этот сортир, из которого можно "на законных основаниях" подглядывать за женщинами, но только очередь всегда смущала. Думаю, Олька придёт от него в ужас. Её не было минут тридцать. Появившись, она взяла полотенце и пакет из тумбочки и снова удалилась. Умываться пошла, наверное. Минут через десять она опять появилась, швырнула пакет на кровать и вышла на крыльцо. Моя жена и её муж ещё спали. Я встал, оделся, взял своё полотенце и вышел из домика.
Олька сидела на ступеньках крыльца.
— Доброе утро! Как спалось? — спросил я.
— Спалось нормально, — отворачиваясь, сказала Олька.
— Что, голова бо-бо?
— Да!
— Может таблеточку?
— Отвези меня домой!
В качестве единственного транспорта была моя машина, на которой мы все приехали. Автобус в город будет только в конце фестиваля в воскресенье. А до города "пахать" 52км по узкой извилистой лесной дороге.
— Ты чё?! У меня работа в девять утра начнётся, я не успею. А что случилось?
— Я себя неважно чувствую.
— О! Я тоже себя неважно чувствую после вчерашнего. Сок попей томатный или, вон, валидол пососи, помогает.
— Мне не поможет! Сделай что-нибудь, я не доживу до вечера воскресенья!
Я присел рядом на крыльцо.
— Что случилось? — спросил я уже серьёзно.
— У меня запор.
— И что теперь делать?
— Слабительное или лучше клизму, ответила Олька с безысходностью в голосе.
— Где ж её взять? — начал думать я вслух.
— Ага, и где делать, не в этом же ужасном сортире! — негодовала Олька.
— Ладно, сейчас придумаем.
Я пошел в машину. Достал из багажника две двухлитровые бутылки с запасами питьевой воды. Я вспомнил, как в детстве мы делали брызгалки. Снял пробку, вынул из бардачка перочинный нож, погрел его зажигалкой и порезал маленькую дырку в пробке. Потом ввинтил в него половинку шариковой ручки и прикрутил пробку на бутылку с водой. А чем, собственно, не клизма? Положив это сооружение, и заодно и вторую бутылку, в пакет я пошел к домику. Ольга по-прежнему сидела на крыльце, согнувшись и скрестив руки на животе.
— Возьми с собой вазелин или крем, и идём со мной.
База ещё спала. Ольга зашла в домик и через секунду вышла с пакетом в руке.
— Куда идём то

сь!
В это время она выдавила крем на палец и занесла руку к попке. Я отвернулся. Но через несколько секунд, она снова окликнула меня.
— Ну и как это делать!? У меня не получится!
Я обернулся. Олька стояла на полусогнутых и держала сзади руками бутылку. Это действительно было не удобно делать одной. Бутылка была тяжелой и большой, и держать её за попкой, …да ещё и выжимать жидкость было, мягко говоря, неудобно.
— Я сяду над этой бутылкой, а ты выжми из неё…
Олька присела над бутылкой. Наконечник был уже в попе, а "клизма" стояла дном на земле. Я взялся обеими руками за бутылку и стал её сдавливать. Как на зло, ничего Олькиного видно не было. Всё было скрыто под юбкой.
— Я так тоже не могу, пять минут стоять на полусогнутых.
— Так! Давай становись на четвереньки.
— Ну, я так вообще не могу! Я стесняюсь.
— Оль, хватит выпендриваться! Сейчас ещё пойдёт кто-нибудь, давай быстрее становись.
Олька поднялась, наконечник вышел из попы, затем она встала на локти и колени. Наконец-то её попка открылась моему взору. Она была просто очаровательна! Идеальная форма и маленькая розовая дырочка в центре. Рядом с дырочкой выступала небольшая венка. Наверное, у неё часто бывают запоры, — подумал я про себя. Я медленно вводил ей в попку длинный наконечник. В этот момент я почувствовал её тело: дрожь и возбуждение, волнение и желание, будто я вводил в её упругую дырочку не наконечник клизмы, а член. Я стал выдавливать воду. Олька постанывала. Всю бутылку влить не удалось, её просто невозможно было полностью выдавить, но литра полтора вошло. Процедура длилась минуты две-три. Я медленно вытащил наконечник, в этот момент из её дырочки выплеснулась маленькая струйка.
— Ой, я, кажется, не удержала чуть-чуть!
— Всё нормально! Теперь 15 минут походим и все дела…
— Я не выдержу 15!
— Хватит ныть, всё нормально!
И мы пошли гулять по лесу. "Гулять" — это слишком громко сказано! У меня было такое чувство, что я её заново учу ходить. Мы шли под ручку, и через каждых три шага останавливались. Олька сжимала мою руку так, что её ногти вонзались в мне кожу. Минуты через три она сказала, что больше не может. В этот момент на тропинке, по которой мы "гуляли" появились какие-то туристы с рюкзаками. Они приближались к нам.
— Я сейчас пущу…
Она вся тряслась от перенапряжения. Туристы прошли мимо в сторону базы.
— Ты как? — спросил я.
Она молчала, сжав зубы и вцепившись в мою руку. Эти туристы так медленно удалялись, что мне казалось, Олька сейчас обделается. Ну, в общем, так и случилось. Она лишь успела задрать юбку и, даже не присев, не удержалась и выпустила струю воды. Люди были уже далеко, но я как мог, пытался прикрыть её собой. Она присела. Я отвернулся из приличия. Мне было страшно интересно посмотреть на неё в этот момент, и я медленно повернул голову в её сторону. Олька сидела на корточках и выталкивала из себя очередную порцию "накопленного".
Выглядело это крайне эротично! Она покусывала губу, сжимала кулаки и слегка привставала в моменты самого сильного напряжения. Я рассмотрел пальцы её ног. Они были так же идеальны, как и руки. Мысль о том, что я видел эти ноги и зимой в сапогах, и дома в белых носках или просвечивающиеся через чёрные колготки, и в летних закрытых туфлях, и везде, а за, почти, 10 лет знакомства было много всего — эта мысль меня сильно возбуждала, сам не знаю почему.
Мурашки, которыми были покрыты все видимые части Олькиного смуглого тела, говорили о том, что она испытывает высшее наслаждение от процесса. После каждой "порции" она чуть отползала, не вставая с корточек, на другое место, чтобы не измазаться. Я, глядя на то, что у неё получается, подумал, что она ни за что бы не смогла сходить сама. Слишком уж большие по размерам и форме были "произведения". Наверное Игорь трахает её в попку, подумал я. Хотя, Олька не переносила анал. Я знал это по её рассказам, она никогда ничего от меня не скрывала.
Помню, душещипательную историю про то, как ей делали клизму в больнице перед операцией. Я как раз пришел её навестить, и встретил в коридоре после процедуры по пути в туалет. Помню выражение её лица до сих пор:
— А что ты Игоря не попросила с тобой пойти?
— А я его стесняюсь! — сквозь напряженный выдох сказала Олька.
— А меня?!
— А тебя нет!
Я смотрел возбуждённым взором и думал о странной женской логике.

Случай на турбазе

Это случилось летом уже далекого 1987. Я и моя жена Лена решили поехать отдохнуть на турбазу. Нам было по 29 лет и мы были уже лет пять как женаты. Детей у нас пока не было.
Мы собрались, взяли с собой продукты и несколько бутылок портвейна, загрузили все это в наш запорожец и поехали. Турбаза представляла из себя группу домиков, расположенных в лесу на берегу реки в двадцати километрах от нашего города. Мы выехали в девять часов утра и уже около десяти подъехали к въезду на территорию турбазы. Я сразу обратил внимание, что никого не видать — как будто все вымерли. И тут я сообразил, что людей нет потому, что все боятся радиоактивного заражения — Чернобыль ведь в 200 км, а взрыв был год назад! Я объяснил это жене и мы вышли из машины, чтобы оглядеться.
Оказалось, что все же кто-то здесь есть. Мы увидели мужчину лет 35, который готовился жарить рыбу на общей открытой кухне. Мы подошли к нему и поздоровались. Он сказал, что его зовут Гена и предложил нам поселиться в любом домике на наш выбор. Я выбрал ближайший домик. Жена тем временем, заметив рыбу, спросила нашего нового знакомого, а есть ли здесь лодки. Конечно есть, ответил Гена и предложил ее покатать. Хорошо, дорогой, ты пока разложи наши вещи, а я скоро вернусь, сказала мне Лена. С этими словами моя дорогая женушка удалилась вместе с Геной в сторону реки.
Тут я должен сказать, что я отношусь к тому редкому сорту мужчин, которые полностью лишены такого чувства, как ревность. Не знаю почему — может быть потому, что люблю свою жену и уверен, что она не уйдет от меня, может потому, что хочу, чтобы ей было хорошо. Я знал, что до меня у нее был друг, и я в молодости тоже пробовал секс, правда, с парнем, который был моим другом. После свадьбы я рассказал об этом жене, а она рассказала мне о своем друге. Поэтому я спокойно начал заносить свои вещи в домик, как вдруг дверь соседнего домика открылась, и я понял, что тут еще кто-то живет. Из домика вышел парень лет 25 и спросил меня, хочу ли я немного выпить. Почему бы и нет, ответил я и зашел к нему в домик. Там было еще три парня немного постарше. Я поздоровался с ними, и мы познакомились. Их звали Николай, Виктор и Михаил, а открывшего мне звали Олег. На столе уже стояли три бутылки вина и закуска. Мы сели, выпили за знакомство, потом закусили, потом еще выпили. Вино почему-то меня не пьянило, а только приятно возбуждало. Я сказал, что с женой приехал отдохнуть, а Миша спросил, как же это я отпустил свою жену с Геной. А если он ее там поимеет, спросил он с ухмылкой. Я не ревную, ответил я, и если ей это будет приятно, то пожалуйста, мне не жалко. Тогда Витя спросил, а что если он ее поимеет в рот, как ты будешь после этого ее целовать. Обыкновенно, ответил я, не подозревая в его словах подвоха. А, так ты девочка, почему то заключил он, встал, подошел ко мне и спустил свои штаны вместе с плавками. Я увидел прямо перед своим лицом его большой, 19 см член, толщиной от 4 до 5 см. У меня тоже такой, и когда я увидел, что его член стоит, мой тоже начал вставать. Я еще ничего не успел сказать или сделать, как он уперся головкой своего члена прямо мне в губы. Рот у меня непроизвольно открылся, и его член проник мне до самого горла. Чтобы не задохнуться, я сделал глотательное движение и его член проскочил мне прямо в горло! После чего он стал трахать меня в рот, придерживая при этом за уши. Я уперся в его ноги своими руками, но освободиться не смог, так как Виктор держал меня за уши. И тут я заметил, что остальные парни не спеша раздеваются, и со своими стоячими членами подходят ко мне и ждут. Я с содроганием понял, что они ждут, чтобы поиметь меня! И только тут я заметил у них у всех наколки на руках и на теле, а у двоих вшитые в кожу членов шарики. И я понял, что их или недавно выпустили, или даже они сбежали с зоны сами и теперь отсиживаются здесь, где нет людей. Косвенно мои мысли подтверждало то, как стоят их члены — по ним было видно, что они долго воздерживались. И как только эта мысль мелькнула у меня в голове, его член вдруг увеличился в размере, и начал дергаться. Это Виктор кончал прямо мне в горло. До этого мне только один раз кончали в рот, и это был мой друг, которого я попросил сделать это однажды из чистого интереса и это было десять лет назад. Соленый вкус спермы и само ее ощущение мне тогда не понравились, и я больше этого не делал. Но сейчас от меня ничего не зависело, и я проглотил все. Вкус был другим, и сейчас мне и вкус, и сама процедура почему-то понравились. Я почувствовал, что мой член встал, и брюки с плавками ему только мешают. Я вдруг захотел попробовать члены других ребят и ощутить вкус их спермы. Как только Виктор вынул свой член у меня изо рта, я встал и стал торопливо раздеваться. Ребята молча ждали. Я понимал, что они меня сейчас все поимеют, грубо говоря, выебут, но странным образом эта мысль меня даже возбуждала. Я мгновенно полностью все с себя снял и подошел к кровати. Только я к ней подошел, как меня толкнули в спину. Я упал на колени, упершись при этом об кровать руками и коленями и почувствовал, как кто-то чем то мазнул мое анальное отверстие. После этого я ощутил, как к нему прижалось что то огромное и, надавив, проникло внутрь, Оглянувшись, я увидел, что это Николай. Он крепко взял меня за бедра и, надавив, буквально одел меня на свой член, после чего стал равномерно и на всю длину меня сношать, придерживая при этом за бедра. Он немного повернул меня, и я увидел перед своим лицом член Михаила. Он тоже тут же схватил меня за уши, насадил на свой тоже немаленький член и начал активно трахать в рот. Олег ждал своей очереди, а Виктор куда-то вышел. Сначала мне было больновато, но скоро боль прошла, сзади стало тепло, и мне стало приятно. Я начал подмахивать и гладить руками мощные ноги, бедра и попку Михаила. А ты ничего девочка, одобрительно сказал он, гладя меня по голове. Я не обратил внимания, что он называет меня девочкой, и сосредоточился на своих ощущениях. Мне было приятно, движение члена во рту добавляло ощущений к члену в моей попке, и я подумал, а где сейчас моя жена? Не дай бог войдет и увидит меня таким, распяленным на двух членах. Я тогда еще не понимал, что мы оба уже в полной власти этих уголовников.
Тут я услышал, как открылась дверь в домик, и увидел, что это моя Лена в сопровождении Виктора и Гены. Она увидела нас и резко остановилась, но Витя и Гена взяли ее за руки, ввели в дом и усадили прямо напротив той кровати, где Николай и Михаил имели меня. Она открыла рот и закричала: что вы делаете, немедленно отпустите его! На это Витя ей ответил — не волнуйся, мы его уже сделали нашей девочкой, видишь, мы его ебем и ему приятно. Жена присмотрелась и заметила, что я не пытаюсь вырваться. Член Михаила ходил у меня в горле и я заметил, что моя жена смотрит на меня, слегка приоткрыв рот, а в это время руки Гены гладят ей ноги и грудь, в то время как рука Виктора проникла под ее платье и ласкает ее клитор. Что вы делаете, не трогайте, отпустите меня, начала их просить моя жена. Гена тут же расстегнул пуговицы на ее платье и аккуратно снял его с нее. Я увидел, что Лена почему-то уже была без трусиков и бюстгальтера. Она засучила ногами, пытаясь вырваться, и застонала, умоляя меня о помощи. Услышав ее мольбу, я дернулся, пытаясь встать, но Николай и Михаил еще крепче меня зажали, еще глубже насадив меня на свои члены. Я не мог пошевелиться и понял, что я не смогу вырваться и не смогу ничего сделать, и что я и моя жена в полной их власти, и эта мысль, как ни странно, еще более возбудила меня. Я перестал сопротивляться, полностью расслабился и отдался ребятам. Мельком я увидел, как Виктор быстро своей рукой возбуждает ее клитор, и услышал, как резко оборвалась ее мольба о помощи и сменилась мычанием, когда подошедший справа Олег раздвинул головкой своего члена ее губы и ввел член ей в рот. Когда он стал не спеша ее трахать в рот, Лена сначала уперлась …в его ноги руками в попытке отстраниться, точно как и я, но очень скоро ее руки расслабились и упали на кровать. Гена в это время ласкал ее груди, а Виктор продолжал возбуждать ее клитор. Когда Олег отстранился и отошел, чтобы раздеться, я увидел, как моя жена непроизвольно вытянула и широко и бесстыдно раздвинула свои ноги и начала бурно дышать. Ребята встали с кровати и быстро скинули

возбудился от этого зрелища и от того, что меня фактически изнасиловали (хотя я уже и не сопротивлялся) , что я начал кончать. Я весь напрягся, они меня сильней стиснули, я затрясся и на кровать и на мои ноги полетели струи спермы из моего члена. Одновременно Михаил, застонав, обильно кончил мне в рот. Я проглотил всю его сперму, облизал его член и, как только он слез с кровати, я ощутил, что мне прямо в горло вошел член Олега. Я скосил глаза вбок и увидел широко от изумления открытые глаза моей жены. Она увидела и убедилась, что мне действительно приятно, когда меня ебут, увидела, что мне приятно, когда мне кончают в рот, и что я от этого кончил, и сейчас, стоя раком на кровати, охотно и со страстью принимала в свою попку член Виктора, а Гена пристроился к ее рту. Из-за этого зрелища, когда на моих глазах с двух сторон имеют мою любимую жену, мой член снова встал. Когда Олег и Николай начали оба в меня кончать, я ощутил брызнувшие в меня две теплые струи и тоже кончил. Вот теперь мы тебя опустили как следует, сказал мне Николай. Почему ты говоришь опустили, спросил я его, устало лежа на кровати. Да потому, ответил он, что тебе теперь нравится, когда тебя ебут, и ты теперь не сможешь отказать никакому мужику!
Я прислушался к своим ощущениям и понял, что он, как это ни ужасно, прав! Действительно, у меня во рту был вкус спермы а на губах ощущение члена, и мне уже хотелось повторения! Правда, немного побаливала попа, но и там боль быстро стихала. Я встал с кровати и так, не одеваясь, пошел в туалет. Вернувшись оттуда, я вымылся снаружи под душем и зашел в домик. Лена уже сидела на члене Олега, Николай трахал ее сзади в попу, а Виктор в рот. Она что-то при этом мычала, явно от удовольствия. Гена и Михаил сидели за столом, пили вино и заедали его колбасой — в общем, подкреплялись. Я присоединился к ним и выпил целый большой стакан вина. Меня сразу повело и мне стало хорошо. Посмотрев на кровать, я увидел и услышал, как кончил Олег, а потом Николай. Лена тут же перевернулась и легла на спину, широко и бесстыдно раздвинув свои ноги, а член Виктора снова оказался у нее во рту. Присмотревшись, я заметил, что из влагалища жены вытекает сперма Олега. Мне захотелось и доставить удовольствие жене, и еще раз ощутить вкус спермы, поэтому я встал на колени между ног моей жены, нагнулся и стал тщательно вылизывать ее отверстие, глотая каждую каплю спермы Олега. Я почувствовал, что это очень приятно моей жене, она стала активно двигать тазом и напрягать ноги, приподнимая свою попку. В этот момент я ощутил, как в мою попку мягко и абсолютно безболезненно входит член. Я слегка повернул голову и увидел, что это член Гены. Как не удивительно, его член вошел мне в попу абсолютно безболезненно, хотя был в длину около 20 см и примерно 5 см в диаметре. Очевидно, мое анальное отверстие увеличилось в диаметре, подумал я. Обхватив меня за бедра, он оттащил меня немного назад, и тут же мое место между ног Лены занял Михаил, который засадил свой член по самые яйца в то самое место, которое я только что так старательно вылизывал.
Мне начало казаться, что этому не будет конца, и их сексуальные силы бесконечны, когда меня положили на спину, Виктор положив мои ноги себе на плечи, ввел мне в попку свой член, а Гена, вынув свой член из моей попы, тут же вставил его мне в рот, давая мне ощутить, что он не так уже сильно, но тем не менее неплохо стоит. Когда он начал мне в рот кончать, я убедился, что и спермы из него вытекло уже меньше. Я уже привык глотать сперму, и сам процесс стал мне очень нравиться и возбуждал меня. Кроме того, я понял, что само сознание того, что тобой обладают, сама мысль о том, что тебя используют для удовольствия, тоже является очень приятной и возбуждающей вещью. Так я постепенно узнавал все новые и новые вещи о самом себе.
Я посмотрел за окно и удивился — уже был вечер. Наверно, все таки что-то выпало у меня из памяти — или я терял сознание, или что-то было в вине. Уже поздно, сказал я ребятам, надо бы отдохнуть. Оба охотно вызвались меня проводить, хотя соседний домик был рядом. А супругу твою мы вернем тебе утром, Сказал Гена. Она у тебя горячая — первый раз дала мне еще на пляже у реки. А, так вот почему на ней не было трусиков и лифчика, когда ее раздевали, подумал я и вышел с ними наружу. Они почему то повели меня далеко, в другой ряд домиков. Зачем вы меня сюда тащите, спросил я. Потому, что мы не одни без девочек здесь страдали, ответил мне Михаил. Я понял, что они меня решили подарить кому-то на ночь, но возражать не стал — мне уже хотелось, чтобы меня имели. Мы поднялись по ступенькам в домик, дверь открылась и меня без особых объяснений втолкнули внутрь, дверь за мной закрылась со щелчком. Причем ребята остались снаружи.
Я огляделся и увидел двух мужиков лет 45-50. Они с интересом посмотрели на меня и один из них, тот что сидел справа, похлопал ладонью около себя по кровати — садись, мол. Я подошел и сел, тоже с интересом глядя на них. Они не стали называть мне свои имена, так же как не спросили мое. Ты что, уже познакомился с ребятами, спросил тот, кто сидел рядом со мной, положив интимным жестом свою руку мне на колено. Я покраснел и, наклонив голову, ответил да! Вот и прекрасно, раздевайся, на эту ночь ты наша девочка, сказал он. А почему бы и нет, что в этом плохого, подумал я и стал раздеваться. Тем более что я вдруг почувствовал, что я и сам этого хочу. Хотя я и разделся быстро, оказалось, что они еще быстрее, и я вдруг ощутил, что стою на коленях на коврике на полу, один из них одним движением вогнал свой член мне в попу, а второй не спеша ввел свой член мне в рот. Я чуть не задохнулся, но он, взяв своими руками мои уши, начал их теребить и гладить. Мне стало приятно, и я стал стараться заглотить его член глубже, и глубже, и вот его член вдруг проник мне прямо в горло. Почувствовав это, он засадил мне свой член в рот на всю его длину и стал меня ебать. Они меня трахали всю ночь и в разных позах. Оба кончили минимум по три раза. Было и так, что мне снова стало больно, но вырваться я не мог, тело мое все расслабилось, и боль прошла. В конце я даже еще раз кончил, после чего отключился.
Когда под утро я проснулся, их обоих в домике не было. Я быстро оделся, вышел из домика и увидел около нашей машины жену. Она тоже уже была полностью одета и оглядывалась по сторонам — искала меня. Я кинулся к машине, открыл ее, мы прыгнули внутрь, я завел машину и мы помчались домой. Нас никто не останавливал…. Уже дома я спросил жену, понравилось ли ей. Она не ответила, только улыбнулась. Но потом она мне заявила, что если бы знала, что мне нравится, когда меня имеют, она бы не вышла за меня замуж. Правда, где-то через год гнев ее утих, она привыкла к реальности, и до сих пор мы иногда устраиваем групповой секс в разных сочетаниях. Я также заметил, что она готова терпеть, когда на ее глазах меня имеют, только если в этот момент кто-то имеет ее. А я после этого случая завел себе, кроме двух любовниц, с которыми я изредка, раз в несколько месяцев встречаюсь по очереди, еще дополнительно двух друзей, которые также изредка имеют меня в попку и в рот. Но, к сожалению, таких острых ощущений, как в тот раз, когда я был полностью в чьей-то власти, я не испытывал с тех пор пока ни разу.

Подробнее:
Первая «измена» (продолжение)

- Приготовься. Алёна смущённо застыла посреди комнаты. - Ты это действительно серьёзно?,-спросила она и покраснела. Сидя в кресле, я залюбовался...

Закрыть