Она

Она была родом из простой, ничем не примечательной рабочей семьи. Как и в большинстве таких семей, домашнее хозяйство целиком покоилось на хрупких плечах хранительницы очага, а добытчик проводил вечер перед телевизором или в кругу друзей из какой-нибудь забегаловке с дешевым пивом и сервисом достойным помойки. Женщина каждый вечер закатывала истерики нерадивому мужчине, а тот в свою очередь злился и даже иногда бил её. Привычный быт менялся только по праздникам, когда у мужчины был обоснованный повод выпить и повеселиться.
Она не отличалась красотой заграничных дев с глянцевых обложек и не могла похвастаться хорошей прической, прекрасным маникюром и педикюром, дорогой одеждой от кутюр и прочими признаками, отличавшими богатых от безликого быдла, к которому Она собственно и относилась. Хотя, как и любая другая на её месте Она мечтала, что когда-нибудь прекрасный принц вызволит её из рабства прогнившего общества и вознесет на недосягаемые высоты своей любовью.
Она не обладала острым умом или хорошей памятью. В школе её считали успевающей ученицей, но Она никогда не была отличницей, тем более что ни одна из дисциплин не привлекала её. Ей с трудом давались точные науки, но усердие, подстегиваемое папиным ремнем, всё же позволяло сдавать требуемые работы на тройки, а иногда и на четверки.
Гуманитарные же предметы Она просто не понимала, но исправно читала всю литературу, знание которой требовали преподаватели. Впрочем, эти знания сохранялись в её голове лишь до тех пор, пока это требовалось, а потом без следа исчезали.
Она не поступила в институт и потому отправилась учиться в колледж, обучавший полиграфическому ремеслу, но и там Она не добилась выдающихся успехов, как в учебе, так и в личном плане, ведь Она не была писаной красавицей. Уродливой впрочем, Она тоже не была, хотя и комплексовала по поводу своей внешности, как и большинство подростков. У неё было несколько ухажеров, но далеко их отношения так и не зашли. И не смотря на то, что Она не была недотрогой, легкодоступной её никто не считал.
И всё же Она была особенной. Отличавшейся от других своих сверстников и большинства других людей окружавших её. Вернее Она такой стала.
Она любила гулять в садах и парках огромного города. Однажды во время прогулки Она совершенно случайно наткнулась на грязный комок серой шерсти, который лежал на газоне неподалеку от дорожки, по которой пролегал её путь. Провидение пробудило её любопытство, и девушка подошла к странному предмету, что бы рассмотреть его получше и стоило ей склониться над этим пушистым шариком, как тот встрепенулся и залаял протяжным высоким лаем, в котором чувствовался страх и мольба. Она отшатнулась от неожиданности и собралась уйти, но существо продолжало жалобно скулить, чувствуя неминуемую гибель, грозившую ему, если оно останется здесь. Отойдя на почтительное расстояния, Она продолжала слышать этот лай и не могла понять звучит ли он на самом деле или это лишь отголосок в её мозгу. Существо сумело достучаться до её сердца, и Она вернулась к нему.
Она прикоснулась к свалявшемуся пуху на боку существа, и то взвизгнуло от испуга. Из бесформенного комка показалась забавная мордочка с более темной, чем прочий пух маской вокруг пасти. Глаза существа ещё не открылись, и оно слепо озиралось, и поскуливало. Она не смогла устоять и взяла его на руки. Щенок был настолько мал, что легко поместился у неё на коленях. Девушка взяла его как мать обычно берет новорожденного ребенка, и принялась укачивать. Зверек видимо почувствовал заботу о себе, и немного успокоившись, начал тыкаться носом в её грудь. А, нащупав пуговицу блузки, принялся её сосать.
— Да ты голодный,- усмехнулась Она и понесла щенка домой.
Добрая мать умилилась щенком и сходила в магазин за молоком, отец, вернувшись с работы, определил в животном кобеля кавказской овчарки и удивился тому, что породистую собаку выкинули в парке. На семейном совете было решено оставить пса, и с тех пор он рос под бдительным надзором ничем не примечательного семейства.
Шло время. Она перебралась жить в отдельную однокомнатную квартиру оставшуюся от склочной, но любимой бабушки. Мухтар, названый так отцом советской закалки, отправился жить с ней. Из комка серого пуха щенок превратился в здоровенного красавца кобеля, который весил почти вдвое больше своей не самой миниатюрной хозяйки, но при этом слушался её беспрекословно и любил её всеми фибрами своей собачей души. Любовь эта была столь ревностной, что последний её парень отказался с ней встречаться пока «мерзкую скотину» не усыпят, но привязанность к огромному зверю исключала даже саму возможность подобного решения проблемы, и молодой человек бросил её.
Однажды вечером Она гуляла со своим кавказцем по темному весеннему парку, когда Мухтар неожиданно повел себя так, как никогда не вёл. Его острый нюх уловил в воздухе аромат текущей сучки, и он рванул на зов, так что девушка едва не лишилась руки. Кобель продолжал тянуть её, не смотря на крики и увещевания своей хозяйки и вот, наконец, он увидел свою цель. Небольшая в сравнении с ним собака увидела самца и призывно повернулась.
Хозяин сучки застыл в немом ужасе, наблюдая за стремительно приближающимся кавказцем, и девушка поняла, что необходимо, что-то делать. Сил что бы удержать огромное животное у неё не было, но человек на то и человек, что бы находить выходы из самых сложных ситуаций. Она перестала упираться и, немного нагнав животное, обмотала поводок вокруг одного из деревьев росших в парке. Мухтар рвавшийся к цели в мгновении ока натянул поводок, но вывернуть тополь не могла даже его страсть, он лишь захрипел придушенный ошейником. Инстинкт продолжал тянуть его к текущей суке и пес рыл когтями землю в тщетной попытке добраться до неё.
Хозяин собаки облегченно вздохнул и всеми силами потянул упирающуюся псину домой, а Мухтару лишь оставалось смотреть, как объект его вожделения удаляется прочь понукаемый своим хозяином.
Она закрепила поводок и подошла к псу.
— Ну и сволочь же ты,- сказала Она,- мне не даешь, а сам удержаться не можешь.
Пес не обращал на неё никакого внимания.
Она впервые видела его в таком диком возбуждении. Язык свешивался из открытой пасти обрамленной густой белой пеной. Все тело подрагивало от приступов вожделения ярким свидетельством, которого был его огромный красный член, торчавший из волосяного мешочка не меньше чем на двадцать сантиметров.
— Мухтар,- крикнула Она, и пес посмотрел на неё, но во взгляде его не было привычного разума пса, лишь общий для всех кобелей любого вида азарт.
Она села рядом с ним и принялась ждать, рассудив, что рано или поздно охватившее его волнение должно пройти. Так и случилось, правда, вечер уже давно стал ночью, но пес немного успокоился, и ей удалось отвести его домой.
Она включила свет в прихожей и сняла верхнюю одежду с обувью. Босиком Она направилась в ванную комнату, где Мухтар привычно ожидал её, что бы помыть лапы. Начиная с передних, Она принялась тщательно полоскать их струями душа, но, подойдя к задним удивленно замерла.
Собачий член продолжал торчать колом и совершенно не собирался уменьшаться в размерах. И сейчас Она смогла по достоинству оценить его размер, так как видела его в паре десятков сантиметров от своего лица, а не с расстояния в пару метров как на улице.
— Да,- пробормотала Она и, пытаясь не обращать внимания на собачий фаллос, принялась мыть задние лапы.
Она подняла ближнюю к себе лапу, и пес дернулся. Его член качнулся в такт и коснулся её руки своей обжигающей плотью. Она взвизгнула и отскочила в сторону, а Мухтар непонимающе посмотрел на девушку, ожидая продолжения мытья.
— Зараза похотливая,- ответила Она на его взгляд, но всё же вернулась к мытью.
Когда с лапами было покончено, Она произнесла привычную команду: «Всё» и, неожиданно …для себя поняла, что допустила ошибку. В тот момент, когда Она испугано, отскочила, выпущенный из рук душ окатил кобеля водой и теперь, услышав команду, которая подразумевала, что можно отряхиваться Мухтар этим и занялся.
Девушка даже не успела отскочить, когда огромное животное затряслось и его огромный член начал болтаться прямо перед её глазами. Зачаровано она смотрела на это завораживающее зрелище.
С момента расставания с последним парнем прошло уже больше полугода, а других любовников у неё не было, как-то не сложилось. Но это вовсе не значило, что Она не нуждалась в них.
— Как бы я хотела стать на время той сучкой,- пробормотала Она себе под нос и, спохватившись, зажала рот руками, будто пытаясь вернуть слова обратно.
«О чем ты думаешь?»- неистово закричал внутренний голос.
А воображение предательски нарисовало перед ней мир, в котором лопнул поводок, или Мухтару хватило сил выкорчевать дерево, или…. Это было не важно, важно было то, что кобель достиг своей цели и под крики взбешенных хозяев ввинтил свою горячую плоть в не менее жаркое нутро текущей суки. Девушка представила себе эту сцену во всех подробностях, как в заправском порнофильме. Когда проникновение показывают крупным планом. Но порнушные сучки не испытывают того вожделения которое испытывала та псина, о нет. Член Мухтара вытеснил бы из её влагалища целый поток выделений, и сучка завыла бы от удовольствия.
Девушка провела рукой по глазам, пытаясь стереть наваждение, и ощутила, как горят румянцем её щеки. Мухтар смотрел на неё из ванны преданным взглядом, но была в этом взгляде и непривычная ей грусть.
— Что с тобой?- спросила она и вдруг поняла.
Ну конечно, Она представила себя на его месте. В таком диком возбуждении и лишенной возможности удовлетворить свои потребности. Ей захотелось сказать, что теперь они квиты, и что он тоже лишил её секса, но пес не понял бы её слов и продолжил бы страдать. Она присела там же, где сидела моя его задние лапы и внимательно посмотрела на его подрагивающий член. Ей было стыдно, воспитание кололо её иглами, предубеждения заставляли смущаться даже стен, но всё же Она решилась и протянула руку к пылающей плоти животного.
Ей доводилось мастурбировать мужские члены, но все они были значительно меньше фаллоса её питомца. Она заключила плоть в кулак, и ей едва хватило, длины пальцев, что бы сделать это. Мухтар не противился, хотя и смотрел на неё с явным непониманием. Медленно, почти нехотя она двинула руку к животу животного. Пес непроизвольно дернулся, повинуясь инстинкту, он начал совершать фрикции.
— Хочешь сам? — лукаво спросила Она и принялась помогать любимцу, который лишь ускорялся.
Через некоторое время основание его члена вздулось, и Она с любопытством рассматривала эту особенность строения кобелей, а Мухтар набрал такую скорость, что её руке едва хватало сил, что бы удержать его член. Тогда она обхватила его обеими руками и довела пса до семяизвержения. Струи спермы хлынули на дно ванны. Столько семени ей ещё никогда не доводилось видеть.
— Скопил за всю жизнь,- попыталась пошутить она, но Мухтар явно не понял юмора.
Пес дергался ещё какое-то время, а затем остановился. Она отпустила его член, и он на глазах начал уменьшаться.
— Все вы такие,- сказала Она и вышла из ванной.
Её слегка трясло, но сначала Она не заметила этого, слишком задумавшись о том что случилось.
— В конце концов, я не сделала ничего предосудительного,- сказала себе она, но это не сработало.
Она чувствовала, как возбудил её этот опыт. Взгляд скользнул вниз и остановился на майке через которую отчетливо проступали возбужденные соски. Внизу живота она ощущала приятное тепло и поняла, что не может думать ни о чем кроме секса. Ей захотелось выйти на улицу и, поймав любого встречного мужика отдаться ему, но об этом не могло идти и речи. Она попыталась взять себя в руки и направилась на кухню. Наполнив миску Мухтара кормом, Она пошла в комнату и решила, что ей просто необходимо лечь спать. Но сон не шел.
Ткань пододеяльника приятно касалась возбужденных сосков, и Она повернулась на бок, что бы прекратить это, но случайно провела по груди рукой, и рассудок её помутнел. Ещё секунду Она пыталась сопротивляться, но разве это было возможно? Как во сне она откинула одеяло и коснулась пальцами правого, более чувствительного соска. Он был твердым, и даже легкое прикосновение к его розовому ореолу озаряло её разум яркими вспышками. От ладони пахло членом, и этот запах ещё больше возбудил её, если это вообще было возможно. Она опустила руку между ног и нащупала пальцами влажные лепестки половых губ. Разведя их, Она провела средним пальцем между ними, пытаясь нащупать вход, и застонала. Небольшой шарик царственно набух над самым входом в её потаенные глубины. Стоило дотронуться до него, и тело охватывала судорога. Пожалуй такого желания Она не испытывала ещё никогда в жизни.
Девушка широко раздвинула ноги и принялась легонько поглаживать себя между ними. Более сильные касания вызывали не только приятные ощущения, но и сладострастную боль, к которой Она ещё не была готова. Как и большинство людей в детстве Она осматривала своё тело и щупала себя, но дело никогда не доходило до мастурбации, потому сейчас её движения были робкими и неумелыми, а ощущения новыми и непривычными. Она привыкла, что если её кто и ласкает то мужчина, хотя большинство из её бывших любовников редко делали это. Обычно половой акт начинался с миньета, а заканчивался в тот момент, когда её партнер удовлетворялся. Ей вообще везло на эгоистов.
С другой стороны Она никогда не была сильно озабочена сексом и не сильно настаивала на ласках. Но сегодня была особая ноч

го и самого приятного ощущения в её жизни. Её глаза распахнулись, и Она увидела Мухтара, который принялся ожесточенно ловить её промежность своим языком.
— Фу, Мухтар,- пролепетала Она, но пес не послушался.
Наоборот, он наполовину залез на кровать и, положив передние лапы на её бедра, прижал бессильную, что-либо сделать распутницу к кровати всем своим весом. Теперь, когда его сучка перестала двигаться, он принялся, как в испуге подумала Она, вгрызаться между её ног. Его мокрый, холодный нос, такой шершавый и грубый уперся в бугорок клитора, вдавил его в мягкий лобок и при каждом резком движение головы животного заставлял её трястись от острых ощущений и кричать как безумную.
Тем временем язык пса сновал по половым губам, почти царапая их своей шершавой поверхностью. Широкий и длинный он с легкостью накрывал всю промежность от ложбинки между ягодиц, до мочеиспускательного канала и периодически забирался внутрь её тела. Ей показалось, что Мухтар лакает из неё как из миски, но это секундное озарение растворилось во вспыхнувшем в её мозгу оргазме.
Она не знала, сколько он длился, Она не знала, сколько их было, один или несчетное …количество их слилось в её безумии. Ей стоило только на секунду отойти от приступа страсти, ощутить язык и нос кобеля, как следующий взрыв не заставлял себя ждать.
«Мультиоргазмичность»- пришло в голову слово откуда-то оттуда, из прошлой жизни, которая была ещё недавно и в то же время так давно, но странное слово исчезло, так как оно никоим образом не могло описать того, что она испытывала.
Приятное тепло заставило её проснуться. Солнечный свет пробивался сквозь не плотно закрытые шторы и скользил по её обнаженному телу. Она огляделась и с удивление обнаружила подле себя Мухтара, который бессовестно дрых на кровати, чего раньше за ним не водилось. Девушка хотела, было отругать его, но, вспомнив прошедшую ночь, не стала этого делать.
Наоборот, Она тихо поднялась с постели, и едва передвигая ногами, нагишом отправилась на кухню. Каждый шаг давался ей с трудом. Бурная ночь с Мухтаром оставила на коже между ног след раздражения, но это стоило испытанных ощущений. Едва в её памяти воскресали случившиеся события, как Она чувствовала, что вновь возбуждается. В прихожей Она встретила удивительную женщину, которая была настолько не похожа на неё, что ей пришлось пристально изучить зеркало, что бы убедиться, что это её отражение.
С трудом, добравшись до кухни, Она выудила из холодильника кусок говяжьей вырезки и, отрезав себе кусок, положила оставшееся мясо в миску Мухтара, в знак признательности. Пес не заставил себя долго ждать и примчался на запах. С удовольствием, умяв, маленький по его меркам кусок, он принялся радостно носиться по квартире и заливисто лаять. Таким девушка видела своего питомца только в раннем детстве и теперь радовалась хорошему настроению любимца.
Постепенно они перебрались в комнату.
Она похлопала ему, что бы ещё больше раззадорить животное, но вместо этого пес решил проявить свою любовь к хозяйке иным способом. Он поднялся на задние лапы и попытался лизнуть её лицо, закинув передние лапы ей на плечи, но девушка не выдержала его веса и повалилась навзничь. На её счастье за спиной оказалась кровать, потому она не ушиблась, но рухнувший сверху Мухтар вышиб из неё дух своей массой, и ещё минуту она пыталась скинуть его с себя и набрать в легкие воздуха. Животное же совершенно не собиралось уступать хозяйке, и вылизывало её лицо.
Она, наконец, отдышалась и вдруг почувствовала, что они с псом лежат в самой настоящей миссионерской позиции. Между её разведенных в стороны ног елозил Мухтар, совершенно не способный осознать происходящие с её точки зрения. А Она потекла, как та сучка в парке. Грань между мужчиной и Мухтаром стерлась из её сознания. Она вспомнила его огромный горячий член, и её вдруг остро захотелось, что бы он вошел в неё.
Девушка просунула руки под передние лапы кобеля и нащупала шерстяной мешочек, скрывавший до поры до времени сокровище своего обладателя. Но это не остановило её, ведь ей не раз доводилось возбуждать мужчин своими прикосновениями. И Она начала массировать Мухтара между задних лап. Пес перестал вылизывать её лицо и пристально посмотрел ей в глаза, пытаясь понять, что за игру задумала его хозяйка.
— Ты хотел ту сучку,- сказала она,- но я намного лучше, давай же!
Она почувствовала, что член немного вылез из своего вместилища, но до тех размеров, которых он достиг вчера, было ещё далеко. Массируя мешочек одной рукой, другой Она принялась чесать брюхо зверя, зная, что это расслабляет его. Так и случилось. Пес расслабился и, перевернувшись на спину, освободил её из-под своего тела. Она села по-турецки, скрестив ноги, и полностью сосредоточилась на интимном массаже, но результат не оправдывал её ожиданий.
— Что с тобой, Мухтар!- разозлилась она,- по-твоему, та жалкая псина лучше меня?
Пес, как и следовало, ожидать не ответил. Он лишь откинул голову, явно получая удовольствие.
Его огромный член не вылез даже на половину, и когда ей стало понятно, что старания тщетны, Она решилась на крайние меры.
Оттянув насколько было возможно края мешочка, Она склонилась над членом и, зажмурившись, лизнула его. Пес дернулся, но не стал сопротивляться.
— Этого вы все хотите,- констатировала факт Она,- ладно, я сделаю это, но только из-за того, что ты сделал со мной вчера и в качестве аванса за то, что ещё будет сегодня.
Её губы обхватили самую верхнюю часть головки, и язык забегал по ней, легко щекоча, кобель засопел от удовольствия. Тогда девушка принялась заглатывать его член всё глубже и глубже в рот. Вскоре фаллос заполнил его целиком и начал упираться в глотку. Она оторвалась от своего занятия и оценила результат. Член явно увеличился, но всё ещё не был полностью эрегирован. Она вновь принялась сосать, на этот раз с силой втягивая раскаляющуюся с каждой секундой плоть. Её язык умело сновал по стволу, и Она даже начала получать удовольствие от ощущения этого, твердеющего и растущего с невероятной быстротой инструмента у себя во рту.
Пес взбрыкнул всеми лапами и подскочил на кровати.
— Что?- не поняла Она, но не стала дожидаться его ответа.
Поднявшись с постели, девушка подозвала к себе животное. Мухтар подошел и тогда, встав между ним и кроватью, Она похлопала себя по плечам. Когда-то, когда пес был ещё не столь огромен, это было шутливой командой означавшей, что пора «целоваться». Он помнил, и вновь поднявшись на задние лапы, завалил её на кровать, но на этот раз Она была готова ощутить его массу и потому сразу же, как они оказались в миссионерской позиции, приступила к действию. Кобель принялся, было лизать её лицо, но стоило коснуться его члена, как он прекратил это занятие, явно не понимая, что от него требуется.
Девушка поводила головкой по половым губам, и вдоволь насладившись предвкушением того, что сейчас случится, направила пса в себя. И тут Мухтар всё понял, без команд и наставлений, его инстинкты сработали лучше любой дрессировки. Он задергался, пытаясь заколотить свой член поглубже в истекающую желанием щель, но поза была явно неудобной, и ритм фрикций получался рваным. Тогда Она по возможности пододвинулась к самому краю и развела ноги настолько, насколько могла.
Мухтар утвердился на задних лапах, а передними обхватил её за пояс и принялся врываться внутрь несчастного тела хозяйки с такой скоростью, что ей показалось, будто не живая плоть проникает внутрь неё, а отбойный молоток крушит тонкие стенки её влагалища. Животное легко доставало до матки, но девушке казалось, что он проникает намного глубже, возможно до желудка, а то и до самого сердца. Каждый удар, сотрясавший её тело, заставлял её вскрикивать, но это были лишь начало.
Кобель не собирался останавливаться и лишь бесконечно наращивал темп. Его большие яйца с шумом хлопали по анусу девушки, а шерсть на брюхе и у основания члена щекотала промежность, что заставляло девушку изгибаться от удовольствия столь обширной стимуляции. В какой-то момент Она перестала вскрикивать и лишь выла, закусив губу. Бешеный ритм соития принес её на пик с такой скоростью, что Она даже не успела испугаться жесткости совокупления со зверем.
Как и ночью, девушка достигла оргазма несколько раз, но вдруг всё кончилось. Мухтар просто слез с неё и, сделав пару кругов по комнате, убежал на кухню. Ей было интересно, что случилось, но Она не могла пошевелиться, что бы выяснить это. Её тело перестало подчиняться её же воли и раскинулось в наиразвратнейшей позе посреди взъерошенной кровати.
«Что бы подумала бабушка, увидь она меня сейчас?»- пришла в голову забавная мысль, но тут же улетучилась, когда девушка попыталась сформулировать свои ощущения.
Внизу живота как ей казалось, больше не было красивых розовых губок, лишь кровавое месиво из их остатков вперемешку с разодранной вагиной. Эта мысль настолько её испугала, что Она нашла в себе силы, что бы привстать на постели и попытаться заглянуть между своих ног. Ощущение …оказалось ложным, но кожа промежности всё же пострадала. Ночное раздражение усилилось, и теперь промежность напоминала по цвету спелый помидор.
Девушка решила смазать себя кремом для кожи и с трудом поднявшись, захромала в сторону ванной комнаты, как вдруг в дверях возник истово виляющий хвостом Мухтар. Его член продолжал торчать в боевой готовности и он устремился к девушке.
— Нет, Мухтар,- попыталась противиться Она, но пес явно увлекся новой игрой.
Он с силой врезался в её ноги и повалил на пол.
— Хватит!- крикнула девушка и попыталась отползти от взбесившегося животного, но совершила очередную ошибку.
Она встала на четвереньки, пытаясь подняться, а пес в мгновении ока оказался у неё за спиной и напрыгнул на неё сзади. Его сильные передние лапы тисками сжали её талию, а член тыкаться между ног, пытаясь нащупать вход.
«Раком, ну типа по-собачьи…»- вспомнила Она предложение о позе одного из своих бывших ухажеров.
«Вот тебе и по-собачьи, в прямом смысле!»
— Мухтар,- требовательно начала Она, но член нашел её влагалище и без всяких прелюдий ворвался внутрь на всю длину.
Девушка поперхнулась словами от острой боли, пронзившей её тело. Ей показалось, что член пса втянул следом за собой половину её попы, и продолжал забивать туда же остатки. Она попыталась вырваться, но кабель крепко держал её.
«Хотела быть сучкой, получи!»- горько подумала Она, не переставая всхлипывать от глубоких проникновений. Пес снова ускорялся, но на этот раз это происходило быстрее, а скорость, которую он набирал, легко превосходила ту, которая была раньше. Её мозг пытался противиться столь жесткому изнасилованию собственным питомцем, но тело совершенно не хотело слушать голос разума. Струйки женского сока текли по её бедрам, а хлюпающие звуки соития разносились по всей квартире.
От острой боли и не менее острых сладострастных ощущений Она перестала осознавать происходящее вокруг, да это её и не интересовало, ведь весь мир превратился в её лоно и член внутри него. Под мощными ударами девушка едва не растянулась на полу, но Мухтар крепко держал её передними лапами и продолжал рваться внутрь. Она закричала и забилась под ним, но он даже не попытался замедлиться.
Время потеряло всякий смысл, но в какой-то момент пес оторвался от её щели и спрыгнув куда-то отскочил. Сил что бы посмотреть куда делось животное у неё не было. Девушка с трудом вернула себе способность мыслить и оценила всё произошедшее. По её левой щеке текли слезы, правая уперлась в ковер и немного затекла. Руки безвольно раскинулись не в состоянии поддерживать свою хозяйку, грудь вдавилась в ковер и даже самое легкое движение отдавалось болезненными ощущениями на нежной коже. Развратно поднятый зад продолжал ждать своего кобеля.
Когда ей показалось, что Она собрала силы что бы подняться вернулся Мухтар. Он ткнулся носом в промежность и пару раз лизнул её половые губы обдав их горячим дыханием, а затем вновь залез на неё. Девушка заскулила. Пес потыкался членом между ног и найдя вход вновь ворвался в неё. Реальность опять ускользала он измученного сознания. Животная ярость рвала её на куски, а она лишь выла под ним.
А потом её матку атаковали потоки горячей спермы, которая заполнила собой всё влагалище и потекла наружу. Пес ещё пару раз дернулся и слез, а девушка рухнула набок и осталась лежать на полу посреди комнаты. Её влагалище продолжало истекать соком и спермой, а в мысли исчезли оставив её разум в покое.
Конец.
Возможно, первой части 🙂 18.12.07

Она

В один из промозглых зимних вечеров, которыми в изобилие наградила нас природа, когда нет снега, а под ногами хлюпает грязь, ты как всегда возвращалась с работы домой…. Поставив машину гараж ты привычно вошла в подъезд и нажала кнопку, ожидая, когда скрипящая конструкция под названием лифт опустится за тобой, чтобы громыхая и сотрясаясь своим изношенным нутром, преодолевая немыслимое усилие тросов, суметь доставить тебя на шестой этаж.
Вот и остановка. Скрипящие двери распахнулись, выпуская тебя в совершенно темный коридор. "Черт, лампочка перегорела" — подумала ты… И чтобы не потерять тот краешек света, который исходит из пустой кабинки лифта ты стремительно нащупываешь ключи в сумочке и устремляешься к двери своей квартиры.
в спину бьет режущий скрип закрывающихся створок проклятого подъемника, поэтому только в последний момент ты слышишь за спиной торопливый стук чужих шагов и чужие руки охватывают твое тело. Одна рука закрывает рот, а вторая захватывает поперек все туловище…. Лишая тебя возможности сопротивляться. неизвестный, а ты уверена, что это мужчина, потому что чувствуешь его жадное, хищное дыхание на своей шее, наклоняет тебя назад и увлекает во тьму коридора…
Минута растерянности прошла… сопротивляться! Не дать ему увести себя! позвать на помощь! Можно представить, как ты закричишь в голос и эхо разнесет его по всему подъезду. Сейчас уже вечер, кто-нибудь услышит и обязательно выглянет… спасет! Но рот закрыт. Первая мысль — укусить эту руку, проваливается в толстый капрон наполненный пароллоном перчаток…. Вырваться! Но ноги находятся впереди туловища и ты едва-едва можешь семенить ими, удерживая подобие равновесия при помощи каблуков. Руки тесно прижаты к туловищу, незнакомец прочно удерживает их свободной рукой…
Он вытаскивает тебя на лестницу. Дальше не тащит. Ты можешь устоять на ногах, но он наваливается на тебя всей массой и заставляет опуститься на колени… Он гнет твое тело и вот ты уже лежишь на ступенях, а он наседает, надавливает сверху. Какая-то секунда и твои руки свободны. Вырваться! Ты размахиваешь ими, пытаясь достать обидчика, но только вскользь попадаешь по нему…. Еще секунда и открыт рот. вот оно! — Крикнуть — делаешь вдох, чтобы с силой выпустить его из легких с надрывом: "-Аааа-ах….." и рот снова закрыт. теперь уже плотным кляпом, который надежно удерживается на голове жестой резинкой…. Такой не выпихнуть языком, потому что он такой большой, что прижал язык к низу и теперь его вообще невозможно повернуть во рту…..
Беспомощность…. Ты еще пытаешься вывернуться, выскользнуть из-под давящего туловища чужака, ты еще пытаешься приспособиться и ударить его рукой…. Но он сильнее и теперь обе его руки свободы…. и он может ими воспользоваться.
Лязг. Что это? На правой руке защелкивается металлический браслет. Еще щелчок и вторая рука оказывается в металлическом кольце наручников, а обе руки теперь плотно сведены за спиной…. Тебе остается только извиваться туловищем, продолжать тщетные попытки вырваться.
Тебе известен ответ на вопрос — "Что ему нужно"… Это явно не грабитель. Его не заинтересовало содержимое твоей сумочки, которая соскочила с плеча еще в самом начале борьбы и осталась лежать где-то в коридоре…. Ему нужна ты!
Оказывается наручники, это еще не все. Твою шею захлестывает и сдавливает ремень. ОН стягивает петлю и твое дыхание, и так затрудненное кляпом, становится просто невозможным…. Еще чуть-чуть и оно совсем прервется… Воздух толчками, с хрипом проходя через трахеи, поступает в легкие, сохраняя саму возможность дышать на грани…. Удавка ослабла. Он только демонстрировал тебе на что способен. Ты ему нужна живой.
Рывком, за пояс и ворот свитера он поднимет тебя со ступеней и ставит на ноги, облокотив о перила. Он не оставляет тебе возможности вывернуться, все время придавливает сзади. Может быть стоит попробовать ногой? Лягнуть его и улучив возможность, убежать! Но он наготове. Тщетные попытки брыкаться заканчиваются очередным усилием на удавку. Дыхание перехватывает, голова кружится от недостатка кислорода и ты затихаешь, моля только об одном — пусть он ее ослабит!
вновь наслаждаясь обретенным дыханием, ты практически не обращаешь внимания, как руки твои временно освобождают и вновь сцепляют наручниками, только уже спереди через поручень лестницы. Скорее

. Теперь прохлада подъезда ощущается попочкой, разгоряченной поездкой в автомобиле и борьбой с незнакомцем… С трусами он не церемонится. Одним движением срывает их с тебя , оставляя красные полосы царапин на бедрах….
Небольшая пауза. Он не трогает тебя, но у тебя такое ощущение, что он смотрит и пожирает глазами твою попу и все, что сейчас так доступно и беззащитно перед его желанием. Рука! Снова эта рука. Теперь уже без перчатки. Ты чувствуешь прикосновение чужой плоти к коже твоих бедер. Он изучает тебя. трогает твои ноги, твою попу, гладит, не пытаясь коснуться между….. Потом совершенно резко сразу тремя пальцами входит в тебя! Сухо! И ты сжимаешься, пытаясь не пустить. вытолкнуть его. Он тоже это чувствует и ему это не нравится.
Снова ремень. Только теперь он несколько раз проходится по твоей попе. оставляя вздувшиеся рубцы. А чтобы ты не сопротивлялась и не могла увернуться на шее чуть сдавлена удавка. Она не мешает тебе дышать, но угрожающе напряжена, чтобы у тебя не возникало сомнений в серьезности ее намерений.
Удары прекращаются и ты чувствуешь, как рука вновь начала путешествие по твоей попе. Вот она касается левой, а затем правой половинок, потом опускается на внутреннюю сторону бедер, путешествует там, потом на лобок, цепкие пальцы находят клитор, начинают теребить его…
ОН зашевелился за твоей спиной. Ты не можешь увидеть в темноте ничего, кроме силуэта мужской фигуры за спиной. Еще одна тень в темном подъезде, наполненном тенями…. Но ты чувствуешь, как он снимает штаны и достает член.
Он перестает теребить тебя. Мимоходом пальцем проверяет, не возбудилась ли ты и, видимо, сильно не надеясь на твою страсть плюет себе на руку и смазывает у тебя внутри…. А затем. Затем он чуточку сдавливает удавку и входит. Борьба возбудила его. У него большой член, который бьется внутри тебя…. И ты смирившись, впустив его в себя все еще пытаешься бороться. Не с ним — это бесполезно. Он властвует над твоей жизнью, легко может расправиться и наказать тело, бесцеремонно орудует внутри…. Нет. Ты пытаешься выиграть маленькую войну с лестницей, о которую после первого же толчка ударился твой живот…. Ты стараешься расставить ноги и упереться так, чтобы не касаться телом холода лестничных перил….
В такой борьбе проходит несколько минут, а потом ты чувствуешь, как напрягается его тело, удавка натягивается и член в тебе разряжается, выпуская струйку клейкой спермы… Ему мало того, что он изнасиловал тебя. Ему хочется тебя сломить, унизить. Пока ты хрипишь, пытаясь вновь восстановить дыхание, ОН, вытащив член, …одобрительно хлопает тебя по попе, а потом вытирает его об тебя… Все..,все,..все…… думаешь ты, закончилось…Эту мысль перебивают обрывки еще каких-то мыслей…. сможешь ли ты от него забеременнеть и рассказывать ли о происшедшем мужу… идти ли в милицию или все равно его никто не найдет и искать не станет…, а только похотливые мужики-следователи замучают распросами про подробности, как ОН это делал и что ты при этом ощущала…
Что-то долго ничего не происходит? Куда он подевался, почему не отпустит тебя? Неужели он ушел и теперь в таком состоянии тебе придется стоять до тех пор, пока тебя кто-нибудь не найдет? Новая мысль заставляет тебя беспокойно оборачиваться…. Но ОН рядом. Он замечает твое беспокойство и вновь похлопывает тебя по попе….
Это еще не все. у него на тебя есть планы……

Она

Они были знакомы месяц. Познакомились на вечеринке у друзей и с тех пор не расставались. Правда настолько близкого общения, насколько она хотела пока не получалось……несколько легких поцелуев при расставании, более сильное объятие это было все не то, ей хотелось большего. И, наконец, он пригласил ее к себе домой. Она была на вершине блаженства, представляя как они будут заниматься любовью, какой он красивый и сильный, как он будет с ней груб и ненасытен, от этих фантазий она сразу увлажнялась и ей приходилось нелегко, если они заставали ее в общественном месте. Она с трудом могла подавить стон и дрожь в ногах. И вот, долгожданная суббота. Она тщательно готовилась, проведя перед зеркалом полдня и тщательно выбирая одежду. Короткая юбка с разрезом сбоку, чулочки, каблуки, топик. Оглядев себя она осталась довольна. "Конфетка, а не девочка. Сама бы скушала." Улыбнулась она своему отражению. И вот она переступает порог его дома.
Она проходит в комнату…Он подчеркнуто любезен, галантен и мил. Усаживает ее в кресло, предлагает бокал вина….они беседуют, она расслабляется и не замечает как Он обходит кресло и оказывается у нее за спиной, берет бокал, ставит на столик и начинает ласкать шею, плечи, грудь, потом быстро набрасывает на нее веревку и привязывает к креслу. Она дергается, пытаясь освободиться и понимает, что Он что-то задумал. Ей становиться немного не по себе, но Он успокаивает ее и говорит, что это всего лишь игра. Она успокаивается, а Он обходит кресло и начинает медленно раздевать ее, сначала оголяет грудь, целует ее в губы, обсасывает соски, потом достает ошейник и одевает ей на шею. Она в легком недоумении, но пока доверяет ему…….потом Он отвязывает ее от кресла, поднимает и раздевает полностью, хваля ее вкус в выборе одежды, оставляет на ней только чулочки и туфельки, поворачивает спиной, прижимает к себе, ласкает, потом завязывает ей глаза и говорит, что они продолжим игру в другом месте, но для этого Он должен сделать еще кое-что……и связывает ее нежные руки за спиной грубой веревкой.
Она дергается, ей уже становиться страшно, но Она ничего не видит и не в состоянии оценить степень риска. Понимая, что Она нервничает, Он снова поит ее вином и успокаивает, лаская ее тело, потом пристегивает к ошейнику по

ет покрикивать от боли, когда Она начинает кричать слишком часто, Он говорит, что это уже слишком и вставляет ей в рот кляп в виде надувающейся груши. Она начинает тяжело дышать, но понимает, что жутко возбуждена и он тоже это видит. По его лицу пробегает легкая ухмылка, но Она ее не видит, тогда Он берет веревку и обвязывает ей каждую грудь, отвязывает ей руки и наклоняет через бревно, привязывая к нему за талию, а к рукам за крюк прикрепляет цепь и медленно поднимает вверх до полного натяжения….затем обходит сзади и начинает ласкать ее киску, клитор, груди, потом прикрепляет на каждую грудь по зажиму и к ним привешивает по грузику, в киску вставляет надувной фаллоимитатор и надувает до боли, потом оставляет ее на несколько минут. Она возбуждена и напряжена, проверяет путы, но они сильны. Она не замечает, как Он возвращается, просто приходит в себя от удара ремня. Нанеся десять ударов Он подходит к ней и снимает с глаз повязку. Она видит, что находится в комнате, все стены которой представляют собой зеркало, видит, как беспомощна и зависима от его воли, это заводит ее еще сильнее, а Он продолжает порку, поясняя, кто Он для нее и кто Она для него, что Она должна это помнить и не забывать, что Он будет вбивать это в нее через боль и унижения……и это было только начало……

ОНА

Как она завидовала женщинам с большой грудью! И не потому, что на них обращали внимание все без исключения мужчины. Эти счастливицы могли сами себя ласкать. И не просто теребить соски пальцами, как приходилось делать ей, а лизать, сосать их! Это же насмешка природы — иметь настолько чувствительную грудь, и не иметь возможности дотянуться до нее губами! Она чуть не плакала, когда думала об этом. И ведь большинство этих дойных коров даже не догадываются, какие возможности подарила им природа…
Она задумалась, вспоминая свои муки в подростковом возрасте. Поздно созрев, по натуре скромная и замкнутая, она не разговаривала с подружками про ЭТО, книжек таких в их доме не водилось, информацию черпать было неоткуда. Природа подсказывала, она пыталась гладить себя между ног, содрогаясь от стыдности и запретности совершаемого. Приятное, сладкое томление…и больше ничего. Но в душе, во время мытья, в один прекрасный вечер она открыла свою главную эрогенную зону. Дотронулась губкой до соска и испытала острый укол наслаждения. Еще…еще! Ощущение было сильным, но каким-то неполным… Хотелось сделать с этими торчащими затвердевшими столбиками еще что-то…Но что?
Она вспомнила, как пришел ее первый оргазм. Что она только не перепробовала! Поняв, что соскам больше всего нравится, когда их сосут, она пыталась дотянуться до них губами, сжимая свои маленькие грудки пальцами и подтягивая их ко рту. Тщетно. Она приспосабливала мягкие пластиковые флаконы из-под шампуня, сжимая их, надевая горлышко на сосок и отпуская… Да! Это было наслаждение! Сосок втягивался внутрь флакона и первое ощущение было острым, уходило в пах горячей волной…но потом ослабевало, меркло. Жалкое его подобие можно было вызвать, слегка потягивая за флакон…сосок оттягивался, грудка следовала за ним… но с громким чмоком флакон отрывался и огромный, разбухший, красный сосок, потерявший на время чувствительность, оказывался на свободе… Продлить наслаждение, довести его до пика, о котором она только смутно догадывалась, не удавалось. Но вот однажды ее взгляд упал на автомобильную аптечку. Жгут! Красная резиновая трубочка, диаметром точно по ее соскам…А длины вполне хватит…Да! Один конец в рот, другой надеть на сосок! Наконец-то она могла регулировать интенсивность и длительность раздражения, она целовала и ласкала сосок через трубочку, она всасывала его очень сильно и нежно отпускала. Давая ему отдохнуть, бралась за второй, торчащий в нетерпении… И вот, наконец, возбуждение достигло пика… Между ног сладко заныло. Теперь она ясно чувствовала эпицентр этой сладострастной муки… Все ощущения сосредоточились в самом верху ее щелочки. Она дотронулась пальцем и нащупала выпирающий твердый бугорок. Его хотелось касаться и не останавливаться никогда. Но пара движений и небывалая волна наслаждения накрыла ее с головой, заставила сокращаться ее живот, бедра, все тело извиваться в судороге оргазма.
С того дня мастурбация стала ее праздником, ее радостью. Она дарила себе этот праздник всегда, когда оставалась одна. Мало что могло теперь ее расстроить по-настоящему, она знала, что рано или поздно три волшебные точки на ее теле развеют все неприятности и подарят счастье.
Но жизнь — как река с сильным течением. Остановишься, и относит назад. Нужны были новые раздражители, ее фантазия требовала пищи. Картинки в журналах, порно кассеты — ее возбуждало только изображение голой груди, особенно торчащих возбужденных сосков. Она перелистала груды журналов, перемотала на быстрой скорости множество кассет. Она искала кадры, где сосок находится во рту, оттягивается губами, сжимается зубами, не важно, мужскими или женскими. Член ее возбуждал, только если прикасался головкой к соску. Как же мало было таких кадров!
И поэтому в голову пришла мысль, а вдруг я не одна такая? Вдруг существуют мои единомышленники, с которыми можно об этом поговорить, которые могут подсказать, где искать пищу для "праздников". Интернет, конечно! Неужели он нужен только для того, чтобы принимать почту для начальника?
Сначала она угробила массу времени, ползая по порносайтам и самостоятельно выискивая возбуждающие картинки. Потом пыталась найти тексты. Ничего. Сайты фетишистов — только ножки. Ну почему?? Почему любителе ножек так много, а любителей груди совсем нет? У БДСМщиков сразу вопросы… ты рабыня или Госпожа? Хотя, только на их сайтах ей удалось раздобыть потрясающие фотографии девушек с зажимами на сосках. Она даже сделала себе похожие из канцелярских зажимов для бумаг, несколько усовершенствовав их, чтобы не было слишком больно. Какое наслаждение было ходить с зажимами по комнате, чувствуя, как они покачиваются, оттягивая, раздражая, сводя с ума соски!
И вот, наконец, чат. После двух недель ночных поисков она решила создать собственную комнату. Долго думала над названием. Люблю грудь? Придут любители сисек 6-го размера. Соски? Вообще никто не придет. Маммофилия? Слишком научно.. Решила не мудрствовать, и назвала… ПОСОСИ МНЕ ГРУДЬ!
Комната довольно быстро наполнилась приколистами всех сортов и просто малолетними придурками. Она терпеливо ждала. И вот он. Обратился сразу в привате. Ник ничего на значащий… Джек. Она сразу почувствовала, что он ее понимает. Он не стал задавать дежурных вопросов… сколько

илось еще и его прямота… "Пойдем сразу ко мне, ведь ты не боишься меня?" Она ничего не боялась, она верила ему и дрожала от возбуждения. Они подошли к дому. "Давай поиграем?" — он быстрым движением завязал ей глаза. Она не испугалась, а только возбудилась еще больше. Они спускались куда-то вниз, повеяло холодком и сыростью подвала.
"Слушайся меня, тебе будет очень хорошо." Она почувствовала мягкие ремешки на своих запястьях и одновременно его дыхание на своих губах. Он нежно дотронулся до губ, и она не заметила, как ее руки мягко подняли вверх до отказа. Такое же мягкое, но плотное обхватывание она почувствовала на своих лодыжках. Она ничему не удивлялась, зная, что так и надо, он делает все, как надо. И когда он начал медленно и нежно раздевать ее, это не встретило в ее душе никакого протеста. Она так долго ждала его. Когда он снял лифчик, ее соски готовы были лопнуть от напряжения. "Да, скорее, милый", — шептала она. И вот его губы коснулись ее соска, нежно обхватили его. Она содрогнулась от наслаждения, застонала…
Но вдруг сильная боль пронзила сосок. Его безжалостно стиснул холодный металл. Она дернулсь, но ноги и руки были прочно зафиксированы. И она услышала его голос… "Ну, иди, хотел же смотреть!" Она услышала шаги, сопение и мерзкий голосок произнес… "Классная телка, давай, заделай ей по полной программе". Повязку сорвали, и в глаза …ударил свет. Она не видела ничего вокруг из-за этого безжалостного света, кроме источника боли — огромного металлического зажима, который прихватил ее сосок, сплющил его и оттянул. Острая боль и острое наслаждение пронизывало все ее тело. От зажима куда-то вверх уходила цепочка. Она натянулась и сосок начал вытягиваться…Кончик его налился кровью, набух.
"Тягай, тягай ее за сиськи! И второй потереби, смотри, как стоит!.. Красный, так и хочется пососать," — услышала она все тот же мерзкий голосок. Из темноты вынырнула фигура отвратительного толстяка с ухмыляющейся физиономией и расстегнутой ширинкой. Он сжимал тремя пальцами вялый членик и пытался его дрочить.
Джек (она даже не знала его настоящего имени) протянул руку и на втором соске захлопнулся такой же зажим. Сосок вытянулся, покраснел. Металл сжимал самый его кончик… Ужас и наслаждение, эти взаимоисключающие чувства охватили ее. Она поняла, что это он, ее Джек так мучает ее, это он управляет безжалостными цепочками.
"Покрути соски, подергай",- отдавал команды толстяк, все быстрее дергая себя за член. "Это же ей нравится, ты говорил. Это им все, сучкам, нравится. Бабы, бывает, кончают, когда детей грудью кормят. Смотри-ка, она потекла". И правда, она почувствовала, как сок возбуждения течет у нее по ногам. Такого с ней еще не случалась. Она не могла говорить, только постанывала от боли и возбуждения. Клитор пульсировал, и, казалось, вот-вот лопнет от наполнявшей его крови.
И когда он встал перед ней на колени и освободил ей одну ногу, она невольно закинула ее ему на плечо, открывая доступ к пожару внизу живота. Она не понимала, что он делает… лижет, сосет ее, она чувствовала величайшее наслаждение в своей жизни. Перед глазами плыли красные круги и она не увидела, а почувствовала, как толстяк снял зажим и впился ртом в ее правый сосок. Он сосал его, чмокая и прикусывая иногда зубами. Что-то горячее брызнуло ей на бедро, она даже не поняла, что этот боров наконец кончил. И тут что-то с раздирающей болью вошло в ее истекающее соком, пылающее, жаждущее влагалище. Вот оно! Сбылось! Дождалась! Она страшно закричала и забилась в судорогах небывалого оргазма. Сознание померкло.
Очнулась она на скамейке во дворе от холода. Страшно ломило грудь, промежность горела огнем. Одежда была на ней, но видно было, что одевали ее чужие руки и в спешке. Уже добравшись домой, она обнаружила пропажу всех денег из сумочки. Полторы тысячи, четверть ее зарплаты.
Он больше не позвонил. Через неделю, когда поджило влагалище и перестали гореть соски, она почувствовала неясное томление. Не могло быть и речи, чтобы поиграть с собой самой, как раньше. Насколько это казалось пресно и тускло сейчас. Посчитав оставшиеся до зарплаты деньги, она положила их в сумочку и шагнула за порог. Ведь не сотня же там подвалов, как-нибудь найдет…

Она

Ну вот, опять мы добрались до постели. Когда этот разврат только кончится, я не знаю. Хотя вы будете свидетелями, моим попыткам избавится от нее не найдешь конца.
От входной двери в спальню тянется прерывающийся след из пальто, носков, чулков и нижнего белья. Досадно! Опять, уходя ночью, я не найду какого-нибудь носка или, как в прошлый раз, трусов. Трусы обязательно должны быть яркой расцветки или хотя бы светиться по ночам, чтобы в темноте их было легче разыскать.
"Подожди, не торопись так. Дай же мне перевернуть страницу пособия! Ага, эту ногу надо держать вот так, а вторую вот так. Стоп! Я, кажется, запутался. Давай все сначала. Тут написано, вывернуть бедро наружу… Зачем так кричать?! Я же еще не начал самого главного".
Нет, все-таки слабый я человек. И три главных мои слабости: к еде, сну и женщинам. Она знает это и бесстыдно использует.
Ах, как она готовит! Еда — это ее оружие массового поражения. Всякое сопротивление бесполезно. Она без промаха бьет по самому больному и уязвимому у мужчины — по животу. А надо заметить, все в жизни, кроме еды, вызывает у меня безразличие и тоску. Еда — единственное, что дает мне уверенность в себе, толкает на духовные проявления, и наполняет этот мир хоть каким-то содержанием.
И каждый раз, как я набираюсь решимости, сообщить, что я ухожу от нее, она предлагает прежде подкрепиться. После небольшого пиршества я превращаюсь в одно большое и доброе лицо с заплывшими глазами. Тихо, чтобы не спугнуть поглощенную пищу неосторожным движением, дыша через раз и волоча щеки по полу, я отползаю от стола. Сил хватает только, чтобы доползти до постели, где она уже в нетерпении поджидает мое упитанное тело. Она медленно меня раздевает и приступает к своей трапезе. И если бы не моя бдительность, она бы давно сожрала меня целиком. Часто, просыпаясь по ночам, я слышал ее аппетитное чавканье, и видел, что ноги уже обгрызены по коленку. Хорошо я такой здоровый, и к утру у меня вырастали новые.
"…Так, а теперь встань на четвереньки и покажи мне язык. Тут написано, что таз должен быть выше плеч. Я сказал, выше! Еще выше!.. А-а-а! Осторожнее! Я же так задохнусь".
А как она плачет?! О, она умеет правильно плакать. Чувствуя, что я собираюсь сообщить о нашем разрыве, она бросается на диван реветь, и юбка ее задирается ровно настолько, сколько нужно моему проклятому воображению, чтобы тут же на диване ее и захотеть.
В юности я полагал, что секс — самое главное в жизни. Теперь я стал старше и убедился, что так оно и есть. Жизнь с точки зрения секса можно поделить на несколько этапов. Детство, которое сменяется юностью, потом юность уходит, приходит секс, потом приходят дети, потом снова приходит секс, потом приходят внуки, потом снова приходит секс, который должен плавно завершаться все тем же детством.
Ее же энтузиазму в постели не сравниться ни с чем. Наш секс с ней больше похож на непримиримую борьбу. Мы боремся с сексом каждый день. И в такой позиции с ним боремся, и в другой боремся. И она, похоже, готова погибнуть в этой неравной борьбе, но не сдастся никогда.
Я же стал уставать от дикости и изощренности в постели. Все чаше хочется простого и понятного секса. Прийти вечером с работы, поужинать, почитать или посмотреть телевизор, лечь в темноте в постель, нащупать рядом теплое и живое тело, и тихо, не производя лишних движений, закончить трудовой день.
"…Как все же трудно выбрать одну из существующих в сексе трех тысяч пятисот восьмидесяти семи позиций. Постоянно приходится ломать голову. Просто не секс, а Академия наук какая-то…"
Избавиться от нее я пытался разными способами. Но она оказалась хитрее, чем я думал. Ей невозможно опротиветь ничем. Я напивался в лоскуты — она, как ни в чем не бывало, взваливала меня на свои хрупкие плечи и тащила д

руки, тащил в постель и дико орал, кончая. Муж упорно не появлялся. Тогда я начинал бегать в одной майке и носках по квартире, заглядывая под все кровати и распахивая шкафы, изображая свихнувшуюся от желания насиловать все, что еще движется, гориллу. Однако, что я ни делал, ему не удалось застигнуть нас вдвоем. Куда она его прячет, я так и не смог определить.
"…Так, эту грудь я беру в левую руку, а вторую… Стоп! Халтурщики, они забыли написать, куда девать вторую!.."
И ведь мне не к чему даже прицепиться. Она никогда со мной не спорит, никогда не показывает свой характер. Я могу часами доводить ее намеками на мои похождения с другими женщинами, ее молчание становится только упорней. Но я-то вижу, как она до обморока ревнует меня ко всему, что не является ею. Она ревнует меня к женщинам, мужчинам, животным, вещам и воспоминаниям. Из ревности она отравила последовательно трех моих кошек. В отместку мне пришлось спустить в туалет ее любимую канарейку.
"…Ну а теперь походи по мне, а потом побудь моим одеяльцем…"
Как мне все-таки тепло под ней! Плутовка, она так приучила меня к себе, что я уже давно разучился вырабатывать тепло, когда ее нет рядом. И если она теперь перестанет греть меня, то я, возможно, просто окоченею и умру.
И я всегда спрашиваю у себя: ну что, скажи, зажравшаяся сволочь, тебе еще надо?! Какого еще ляда, упрямая скотина, тебе не хватает?! Посмотри кругом! Ведь такие женщины на дороге не валяются. Ведь сдохнешь, лучше не найдешь.
Тем не менее, я собрал остаток сил и решил использовать последний мой шанс, а именно, применить способ ящерицы.
Сначала я отбросил одно ухо, потом у меня выпал один глаз. Но она, как ни в чем ни бывало, продолжала любить меня, утверждая, что так даже лучше — у нее будет меньше конкуренток. Но я уже не мог остановиться, я уже увлекся процессом распада. Нога долго волочилась, но, в конце концов, отпала и она. Потери преследовали меня одна за одной. Все тело покрылось гноящимися язвами и тогда я понял, что конец уже не за горами. Жить осталось немного, и я решил посвятить остаток минут созданию бессмертного творения, чтобы рассказать о ней. Она — все! Жизнь без нее бессмысленна. Жизнь с ней все также бессмысленна, но зато много приятней. Она лишает сил, которых становится бесконечно много. Она — Черная Дыра. Противиться ее притяжению уже не в силах ничто, кроме, быть может, меня. Но и мне осталось недолго. Скоро отвалится вот это, а сразу потом откатится голова. И некому будет …проснуться, чтобы облегченно вздохнуть и радостно возопить, какой только нелепый ужас не приснится этой дурацкой башке!
Я вздрагиваю и просыпаюсь. Пошарив в темноте рукой, я с тоскливой радостью нахожу ее рядом. Может, придушить ее подушкой? Нет, я успею это сделать всегда. И с этой счастливой мыслью, я снова засыпаю.

Подробнее:
Дающая в командировке

Наконец то дошли у меня руки отписаться о своей недавней поездке. Состоялась она внезапно и по рабочей необходимости. Меня как...

Закрыть