Кошечка

Пережив кое-как поход в сауну и заставив себя не думать об этом,я вышла на работу, с того дня прошла, наверное неделя, свежесть ощущений уже немного схлынула, но память не оставляли в покое мысли о той встрече с восемью мужчинами (боже, когда считаю – краснею невольно). Пусть там была еще и Аня, пусть они не все меня поимели, но ведь то, как я кончала, видели все, и как я сосала на глазах у не знакомых мне мужчин, не знакомым же мне мужчинам, заставляли меня пугаться собственных ощущений, ведь в тот момент мне это безумно нравилось. И стыд захлестывал меня раз за разом.

Тем не менее, работа есть работа, мне она нравилась и плюс ко всему там был Сергей, а его я хотела больше всех на свете в тот момент, приехавший муж, сильно голодный до секса, первые дни буквально замучивал меня, но с ним ощущения были совершенно не те, и я, лишь вспоминая оргии с Сергеем Викторовичем, заводилась и кончала.

Стыд и боязнь, что муж догадается мучили меня, и я немного поостыла, в школе все немного наладилось, и лишь усмешка Ани из бухгалтерии при встрече заставляли меня вернуться в прошлое и краснеть за свое поведение, прошло около двух месяцев, муж снова ушел в плавание и я оставшись одна начала погружаться в фантазии, часто сидя в своей школьной каморке стала заходить на сайты с рассказами, читая их, ласкала себя, но всего этого было мало, изредка я мечтала о повторении тех дней, но Сергей Викторович, да и Андрей просто исчезли из моей жизни, лишь раз, Сергей посетил меня в моем кабинетике, и, видимо, не удержавшись, хотя зашел по делу, оттрахал меня, очень, надо сказать качественно, и жестко, знал гад, как я люблю.

Приближался новый год и, как и везде, у нас устроили как это нынче модно говорить корпоратив, правда, школьный, но ведь мы тоже своего рода корпорация. Школьники разбежались, уже стемнело, и поскольку у нас в мужской половине было прибавление: на работу взяли двух информатиков и физрука, женская половина цвела, мы разоделись, некоторые, в том числе и я, очень даже не по учительски, ведь в нашей работевечно не хватает мужиков, а тут трое, да еще и очень даже приятных. В общем обычно скромные посиделки постепенно выливались в большую пьянку. Сергей Викторович сыпал тостами и шутками, новые мужчины не отставали, может только, старые отмалчивались, но они у нас всегда были скромняжками.

Постепенно замужние и пожилые покидали праздник, и я, будучи уже изрядно выпившая, поглядывала на Сергея, а он как всегда взаимностью мне не отвечал. Стало безумно тоскливо, Аня выплясывала с новым физруком, Сергей о чем то болтал с непонятно для чего оставшейся главной бухгалтершой – теткой лет 45, можно сказать немного крупноватой, но для своих лет выглядевшей привлекательно, она иногда смотрела в мою сторону, определенно понимая, что я просто съедаю глазами Сергея, и я вдруг испугалась, что она что то знает, пьяная логика тут же состряпала – Аня бухгалтер, сидит в одной комнате с Зоей Николаевной, и вполне возможно рассказала ей о чем- то да тут еще и Сергей, так мило беседующий с ней, все говорило о том, что она знает, я засмущалась когда она особенно пристально взглянула на меня и ушла в туалет. Умываюсь, холодная вода немного остудила пышущее жаром лицо, сзади в зеркале появляется Зоя Николаевна.
— А, Катенька, а я думала ты ушла.
— Н-нет что вы, так весело, такие мальчики хорошие к нам пришли… (как будто только что не пялилась на меня)
— Мальчики… да, уж, веселые ребята. а ты что то не танцуешь почти, мало выпила или компания не та?
— Я…я, нет вы не подумайте, все хорошо, просто жарко… вышла умыться В комнате витало какое-то напряжение возможно, я его выдумала, но мне было не по себе.
— Подождешь меня, я в туалет и вместе назад пойдем? – ее глаза просто сверлили меня. Она была очень уважаемая в школе, властная женщина, ее всегда подозревали в темных делах с Сергеем Викторовичем, и за глаза обсуждали ежегодный, к первому сентября новый автомобиль, принимая это за ритуал, машину она выбирала всегда очень агрессивную, мужскую что ли и ездила очень уверенно. Это была, пожалуй, единственная женщина в школе, с кем Сергей Викторович общался на равных, нас он всерьез никогда не воспринимал.
— Д-да, конечно, Зоя Николаевна,я здесь буду Коленки просто задрожали, «она точно все знает, сука эта Аня, сама блядь и меня еще чернит»
— А ты когда домой, — услышала я из кабинки
— Думала, вообще-то уже закруглятся
— Чего так, ведь разгар праздника, не поймешь вас молоденьких, то до упаду пляшете, то уходите раньше раннего.
— У меня муж… мне нельзя долго.
— Так ты замужем? Он встречает или сама поедешь?
— Нет он в море сейчас, я одна живу,- не зная как уйти от разговора, я снова пошла к раковинам. Наконец она вышла, и встала рядом со мной мыть руки, снова в упор через отражение в зеркале смотрит на меня, я теряюсь.
— Я тоже домой, поехали, я тебя довезу, произносит так, будто мы сто лет знакомы или я ее дочь. Желая уйти от поездки.
— Нет, уезжайте, я …я еще немного повеселюсь и на такси доеду.
— Ладно пойдем в столовую, там решим.

Она явно от меня не отставала, и я не могла понять, что ей нужно, в следующие полчаса, она сидела рядом со мной, мы пили вино, и не знаю как, но напряжение постепенно улетучилось, меня несколько раз приглашали на танец и она смотрела, как мы танцуем, затем обсуждая, мужчин со мной, я немного расслабилась, не было и намека на то, что она что-то знает. Вино разливалось истомой по телу, меня уже тянуло танцевать, и через минуту мы с Аней как старые подруги выкручивались друг перед другом на площадке перед столами, мужики пожирали нас глазами, на мне было короткое серебряное платье. а Аня была в черных безумно коротких шортах и белой майке на голое тело, мы явно заводили всех вокруг. Я все еще надеялась привлечь внимание Сергея, но он вскоре увел Аню, умудрившись испортить мне вечер, и я начала засобиралась домой.
— Уходишь? Я тоже домой, поехали.,- она как будто ждала этого вскочила и направилась за мной Зоя Николаевна, не утруждайтесь, вы ведь выпили, как же вы за рулем. Один из информатиков пытался присоединиться к беседе, видимо надеясь, уйти со мной.
— Молодой человек, вы тоже домой? Так поехали, я вас всех развезу- Зоя Николаевна удивительно оживилась и деловито подхватив нас под локотки, повела на выход из столовой. Уже усаживаясь в машину, она зачем-то распахнула передомной переднюю дверь своей хонды и буквально впихнула меня туда, Олег, так звали нового учителя информатики, даже не успел пикнуть, хотя он надеялся устроиться со мной сзади, поскольку всю дорогу к машины, не встретив сопротивления, держал меня за попку. Я плюхнулась на сиденье.
— Олег, вам куда…, — не оборачиваясь, спросила Зоя Николаевна
— На Победы, Катенька вы со мной?

Я не успела ответить, как З

а Зоя Николаевна, поднявшись на второй этаж, открыла мощную железную дверь и впустила меня в квартиру. Это была большая комната, можно

сказать комнатища, больше похожая на квартиру холостяка, По- крайней мере так я их представляла, бар, кухня, спальня, все размещалось там, и, при желании, можно было отгородить еще комнат пять приличного размера.
— Садись, я за вином

Я подобрала, ноги усевшись на кожаный диван, впечатляло, уж на зарплату в школе этого не отгрохать точно, Зоя Николаевна вернулась с вином.
— Давай, за более тесное знакомство… ты ведь, хотела бы со мной подружиться… Катерина?
— Я…я,…д- да …, конечно Зоя Николаевна,- смущаясь под ее колючим взглядом.
— Давай до дна, она взялась за ножку моего бокала и задрала ее вверх, я была вынуждена все выпить. Вино было суперское, она включила музыку, и налила нам еще по бокалу
— На брудершафт! – притянула меня к себе и, выпив бокал через мою руку, вдруг поцеловала меня взасос, так напористо и уверенно, будто мы с ней уже это делали. Затем, оторвавшись от меня, она пристально посмотрела мне в глаза, я вся раскрасневшаяся сильно смутилась
— Ты хорошо целуешься, Катя…, останешься у меня? Я только кивнула, опустив голову, для нее, видимо, больше было и не надо. Она снова прильнула ко мне, я чувствовала себя под напором опытного ловеласа, ее фигура способствовала этому восприятию — помимо того, что она было довольно крупной, ростом природа ее тоже не обидела, и она была примерно на голову выше меня. Зоя Николаевна начала меня целовать и я ответила, мы несколько минут просто целовались, и я почувствовала, как она забирается мне под платье и ласкает мне киску. Внизу у меня уже все было готово.
— Снимай платье,- скомандовала она.

Я без возражения скинула его через голову, она, вслух восхищаясь моей фигуркой, стала гладить мне грудь, плечи, собирая в пучок мои волосы, алкоголь дошел до меня полностью, я была откровенно пьяна и без тормозов. Зоя Николаевна водила большим пальцем мне по губам. иногда окуная мне его в ротик, второй рукой, сдвинув стринги, гладила мне клитор, я безумно возбудилась, когда меня не спрашивая направили между раскрытых ног. Я увидела красивые кружевные трусики главбуха, ее мощные ноги раскрытые передо мной
— Поцелуй меня там, Девочка,-она впечатала мое лицо себе между ног и слегка прижала, я неумело, лишь порно-фильмы, стала лизать ее через трусики, ее била дрожь, она приказала мне снять с нее белье, и я удивительно ловко это сделала. Между разведенных ног Зои Николаевны чернел аккуратно подстриженный, но все же довольно волосатый треугольник.
— Полижи меня, Сучечка, не стесняйся, я весь вечер тебя хотела. Меня даже не смутило то, как меня назвала главный бухгалтер обычной средней школы, я окунулась между ее ног и разведя губки стала лизать ее промежность. Зоя Николаевна постанывала где- то сверху, я попыталась взглянуть на нее, но ее задравшаяся юбка скрывала все, что было сверху от меня. Меня охватил какой- то спортивный интерес, я все быстрее водила язычком вокруг ее клитора, поглаживая вход во влагалище, наконец, Зоя Николаевна, схватив меня за волосы, прижала к себе и кончила, смазка потекла из нее, она ослабла.
— Молодец, Катенька, и как это я тебя так долго не приводила в гости Я зарделась от похвалы, почему-то гордость от того, что я смогла ее ублажить разбирала меня
— Иди в душик, я скоро приду.

Я пошла в одних трусиках в д уш, киска напомнила, что о ней то мы совсем забыли, и я шла в предвкушении ласк себя самой, эпизод меня нисколько не смутил, я себя прекрасно чувствовала. Закрывшись в душе, сняла трусики и забралась ванну, больше напомнившую мне маленький неглубокий бассейн, разобравшись с душем, я, наконец, направила его себе на дырочку. Вдруг дверь в ванну распахнулась и вошла Зоя Николаевна, она было в махровом длинном халате, и то что было у нее в руках поразило меня.

Она держала большой черный член, от которого шли поясные ремни.
— Уже развлекаешься,- усмехнулась она, скинув халат и пристегивая ствол на себя. Со стороны это смотрелось жутко, крупная женщина со свисающей огромной грудью и большим черным стволом, болтающийся пушкой, он торчал у нее на поясе. Закончив с ремнями, Зоя Николаевна залезла ко мне в ванну, она стояла надо мной, шутливо подрачивая фаллос, а я заворожено смотрела снизу на нее и эту резиновую пушку.
— Вставай,- скомандовала она

Я быстро поднялась на ноги и без лишних разговоров уперлась в стену руками встала к ней попкой.
— Молодец, все правильно, Сучка,
— она похлопала меня по попке, забравшись пальцами в пиздочку набрала там смазки и, смазав член, резко вошла в меня, ей это явно нравилось, она быстро и мощно трахала меня, буквально впечатывая меня в стену, я почти распласталась на кафеле, а она сверху прижав меня, долбила мою киску, первая волна пришла, я завыла…»Дааа,…. ебите …. ебите меня… орала на все ванну, как резаная».

Хуй ходил во мне, грубо разворачивая мою дырочку изнутри. Зоя Николаевна слегка ослабив напор, загнула меня снова и трахая, начала хлестать попку, я обернулась, сзади нависало громадой ее тело, по сравнению с ней, я была просто маленькой девочкой, за этой мыслью снова пришел оргазм, я поскользнулась и упала на пластик ванны. Зоя Николаевна, села в углу и поманила меня пальцем «Поцелуй меня, Лизочка, будешь моей маленькой Лизочкой, сучка, мне понравилось, как ты лижешь. Аня правильно про тебя сказала, ты прирожденная блядь», я зарделась, но не остановилась, мне нравилось лизать ее огромные соски, мять большую висящую грудь, она скатилась вниз и развела ноги, я снова оказалась между ее ног, оттянув фаллос вверх стала лизать ее промежность «Как будто вместо яиц там киса», подумалось мне.

Очень буду рада письмам от девушек и взрослых дом. Чмоки. Чмоки. продолжение будет.

Кошечка

Джонни не понимал, зачем он приехал в этот дом. Просто с утра пришел Джет и сказал, что этот вечер он, Уг и Марк собираются провести в доме у одной знакомой. Будет четыре девушки и им не хватает одного парня. Им должен стать Джон. На вопрос, почему именно он, Джет ответил, что так хочет хозяйка.
Они подъехали к старому замку в готическом стиле. Джон попытался выразить сомнения насчет возраста хозяйки. "Что, боишься старух," — спросил Уг: "Не беспокойся, хозяйке двадцать два года, она очень богатая и такая же, как ты, странная". Они подошли к массивной входной двери, где их встретил камердинер, помог раздеться и проводил наверх, где их уже ждали.
Все расположились в большой комнате около камина и разговаривали на разные темы, поглощая различные кушанья и выпивку. Джонни огляделся. В дальнем кресле сидела Джули — длинноногая блондинка с огненным взглядом и заразительно громким смехом. Она все время многозначительно поглядывала на Джонни. Рядом, около журнального столика времен Людовика XIV, расположилась Мари — тонкая и изящная, как лань, но, по словам друзей, отличающаяся большой изобретательностью в искусстве любви. Лала, с огненным темпераментом и испанской кровью, расположилась возле бара, взяв на себя роль бармена. Она постоянно готовила какие-то немыслимые коктейли и предлагала их окружающим. На огромном кожаном диване, строго посредине, сидела хозяйка дома — Изабель, ничем с первого взгляда не примечательная. Иссиня-черные прямые волосы, подстриженные в каре, окаймляли маленькое личико в форме сердечка, черное строгое платье, как будто она не на вечеринке, а на деловой встрече. В отличие от Джули она не отличалась ни ростом, ни ногами от шеи, но была прекрасно сложена и могла поспорить в стройности с Мари. Она была какая-то тихая, почти незаметная, и больше походила на маленькую девочку, которую мама оставила с гостями, а сама отошла на минутку, чем на хозяйку, устраивающую подобные вечеринки. Она совершенно не вписывалась в атмосферу этого вечера, однако Джет говорил, что под этой непривлекательностью скрывается нечто таинственное, что именно, он решил не уточнять. Сам Джет, как и Марк с Угом, слонялся по комнате, перемещаясь от одной девушке к другой, нашептывая им на ушко разные глупости вперемешку с шутками и полу приличными анекдотами, периодически заглядывая в бар, чтобы наполнить стаканы. Джон тоже поднялся со своего кресла, в котором безвылазно просидел три часа, и переместился к бару. Налив себе чего-то не очень крепкого, он опять уселся на место, через стакан разглядывая общество. К нему подскочил Джет:
— Чего сидишь, веселись старик, ведь сегодня такой вечер. Я тебе уже говорил, что каждый такой вечер у нас заканчивается "ночью любви"? Мы это так и назвали — "Любовная встреча на вечер". Каждый из мужчин должен выбрать и добиться расположения девушки. Девушки в свою очередь стараются понравиться мужчинам. Смотри как они вырядились, прямо не женщины, а богини.
— Угм — промычал в свой стакан Джон.
— Что ты мычишь. Если будешь так сидеть как пень, то останешься без подруги. Мы ведь на месте не сидим. Действуй пока есть возможность. Хочешь я познакомлю тебя с Мари, не пожалеешь.
-Не-а — пробулькал Джонни, допивая коктейль и поднимаясь за новой порцией.
— Ну и дурак, — подвел итог Джет, обращаясь к удаляющейся спине Джона.
Джон наполнил стакан и опять вернулся на свое уже ставшее родным место, чтобы созерцать окружающий мир через призму выпивки. Он не понимал, что с ним случилось. Обычно такие вечера доставляли ему удовольствие, и он никогда не сидел сиднем, ограничив свой кругозор площадью стакана. Он был на себя ужасно зол. Почему бы ему действительно не пойти и не закрутить любовь с какой-нибудь из девушек. Вон как Джули многозначительно смотрит на него. Уг с Марком уже битый час пытаются завладеть ее вниманием и все напрасно. Она хороша собой, просто мечта мужчины, а не женщина, и эта мечта может стать его. Но что-то не давало Джонни подняться и подойти к ней, что-то заставляло тянуть время, которое неумолимо двигалось вперед. Он заметил, что хозяйка тоже никуда не двигалась со своего места, изредка прося Лалу передать ей коктейль или перекидывалась несколькими фразами с кем-нибудь из гостей. "Действительно как маленькая стеснительная девочка," — подумал он.
К нему подошла Мари.
— Здравствуй, — произнесла она тихим, мелодичным голосом, от которого Джону захотелось схватить ее за талию и прижать к себе. — Можно здесь присесть? —
— Отчего же нет, присаживайся. —
Она присела на подлокотник кресла, на котором сидел Джонни, и как можно сексуальней закинула ногу за ногу. Ее тело источало запахи каких-то экзотических цветов вперемешку с запахами дорогих вин из бара. Правда он мог и ошибаться, так как вся комната была пропитана этими запахами.
— Джет рассказывал о тебе, ты очень интересный человек.
— Может быть. — Он поднес свой стакан с выпивкой к губам и уставившись в него сделал глоток.
— Я хотела бы познакомиться с тобой поближе.
Джон молча отхлебнул еще одну порцию и поднял на нее глаза.
— Мне очень лестно твое внимание. — а про себя подумал: "Неужели это Джет ее послал по мою душу. С него станется."
Изящная рука Мари вдруг пришла в движение и в конце концов обвилась вокруг шеи Джонни. На этот маневр он ответил еще одним глотком. Лицо девушки приблизилось к его лицу так, что ее глаза походившие на два темных омута оказались на уровне его глаз. Ее губы начали неуклонно приближаться к его губам. И тут Джон понял, что его стакан пуст как высохшее озеро.
— Извини Мари, мне необходимо отойти за выпивкой.
Мари пожала плечами и отстранилась, давая ему свободу передвижения.
— Принеси и мне чего-нибудь. — попросила она.
Джон в который уже раз проделал путь к бару и обратно, правда, на этот раз возвратясь с двумя полными стаканами, один из которых отдал Мари.
— Послушай, — начала Мари — У нас принято чтобы мужчина ухаживал за женщиной. Понимаешь о чем я говорю? Ты понравился всем присутствующим здесь дамам, и любая готова провести эту ночь в твоем обществе. Посмотри, как они на тебя смотрят.
— Не все, Изабель по моему я безразличен, как и остальные.
— Она всегда такая. Такая зага

ыпивку и понимая,… что упускает свой шанс выбрать на свой вкус спутницу на эту ночь. Первым ушел Джет, прихватив с собой Мари. Потом, минут через пять, в свои апартаменты отправились Лала и Марк. Уг подхватил за талию Джули и потянул за собой. Джули обернулась, посмотрела на Джонни взглядом, дающим понять, что предпочла бы его, и, наткнувшись на каменное выражение лица, вздохнула и пошла за Угом. Вскоре ее прелестная, соблазнительная фигура скрылась за лестничным поворотом. Изабель какое-то время оставалась сидеть, но вскоре тоже встала и, одарив Джона насмешливым взглядом, ушла. Он понял, что дивная ночь сорвана, и сам виноват в этом, поэтому Джонни поднялся и направился в отведенную ему комнату, чтобы взять недочитанный роман, и, спустившись обратно в большую комнату, спокойно дочитать его, сидя у огня камина.
Проходя около комнат своих товарищей, он услышал звуки страсти, обычно сопровождающие любовные утехи и ему стало стыдно за себя, а сердце сжалось так, что стало трудно дышать. Злость на себя не давала покоя. Он вдруг вспомнил, как Марк говорил, что Лале не хватает одного мужчины, и поэтому она предлагает заняться групповым сексом. Но он тут же отбросил эту мысль, как недостойную. Но что ему помешало сделать выбор, и сейчас уже тонуть в волнах блаженства? Он подошел к своей комнате и открыл дверь. Чистая, убранная комната. На постели ни складочки. Холодно и тоскливо. Джон взял книгу и вышел из комнаты. Проходя обратно по коридору, он опять ощутил чувство гложущей тоски и злобы на себя.
Спустившись с романом вниз, он застал там Изабель, все также сидящую на диване в полумраке комнаты, освещаемой только огнем камина. Посмотрев на нее, он направился в противоположный угол, где и устроился в кресле, включил торшер и раскрыл книгу. Попытка начать читать закончилась полным провалом. Мысли все время лезли не в ту сторону. Злость на себя не давала покоя. Он подумал, что лучше бы не согласился на эту поездку, ведь чувствовал, что ничего хорошего не выйдет. Вдруг он заметил, как Изабель встала с дивана и направилась в его сторону. Она остановилась перед ним и посмотрела в глаза. У Джонни появилось ощущение, что ее взгляд проникает в его мысли.
— Что, скучаешь? Остался один?
Ответить что-либо было невозможно, как и невозможно было оторваться от ее глаз. Глаза были круглые, желто-зеленые и совершенно не имели белков. "Как у кошки," — подумал Джонни. Черные зрачки манили, все глубже и глубже затягивая. В груди что-то защемило и забилось, как африканский тамтам. Немного помедлив, Изабель с ногами залезла ему на колени, ее руки плавно легли ему на плечи.
— Ты думаешь, я испугался? — сдавлено спросил Джонни.
— Да, я так думаю, — ответила она.
Ее глаза впились в него как два копья, пригвоздив к спинке кресла. От нее исходил приятный запах женского тела, который ласкал и манил. Он обхватил ее талию и привлек к себе, жадно впившись своими губами в ее губы и пьянея от будоражащих мозг запахов. "Кошка, дикая кошка," — мелькала в голове дикая мысль и тут же тонула в пламенной страсти, разгоревшейся между ним и этой поистине загадочной девушкой.
Ее податливое тело как змейка изгибалось в его руках, откликаясь на его прикосновения. Ее нежные руки ласкали его, пробираясь все дальше и дальше по телу и доводя его до исступления. Маленькие тонкие пальчики проворно снимали с него одежду, возбуждающе прикасаясь к его коже, лаская его. Ее платье медленно, но уверенно скользнуло вниз, обнажая плечи, грудь, бедра. Джонни оторвался от ее губ и легко прикоснулся кончиком языка к ее набухшему, твердому соску, получив в награду ее легкий стон…
Джонни не заметил, как они оказались обнаженные около камина на мехах. Огонь приятно жег уже и так достаточно разгоряченное тело. В отсветах пламени она казалась богиней любви сошедшей с небес. Он ласкал ее маленькую точеную грудь, ее округлые бедра, ее стройные ноги. Он покрывал поцелуями каждый дюйм ее тела. Она нежилась в его ласках, отвечая тем же и медленно доводя его до безумия своей любовью. Страсть нарастала, сжигая изнутри. И вот миг настал, он вошел в нее. Мягко, нежно. Она вскрикнула, и ее ноготки впились ему в плечи, оставляя багровые полосы. Два тела слились вместе и стали как одно, страсть подняла их души над Землей, и они витали там, меж звезд, наслаждаясь этим ни с чем не сравнимым чувством божественного блаженства. Прикосновение тел разжигало бурю. В мозгу что-то отбивало такт, и звезды плясали под музыку их вздохов. Танец любви постепенно достигал своего апогея. И вот он настал. Стены содрогнулись от глубокого вздоха, вырвавшегося наружу сразу из двух пар легких. Звук как волна пробежал по двум телам, оставив после себя жгучее воспоминание. Все потонуло в бездне блаженства, охватившего их обоих и увлекавшего их на дно. Сознание куда-то провалилось, и Джон погрузился в небытие.
Первая мысль, после того как Джонни проснулся, была: "Нет ничего лучше любви у камина." Около него, положив голову ему на плечо, спала Изабель. Ее лицо выражало непередаваемую детскую радость. "И все равно она маленькая девочка, которую надо охранять." — подумал он с нежностью. Он ласково погладил ее волосы, потом зарылся в них лицом, вдыхая ее запах, запах ее тела и души. Лицо Изабель осветила безмятежная лучистая улыбка. Даже во сне она была похожа на кошку. Ласковую и нежную, но все равно дикую и своенравную. И эта киска была его.
Навсегда…

Кошечка

Торопливые шаги замерли за ее дверью. Она отвернулась от балкона, с которого открывалась панорама залива. Рядом с белыми моторными яхтами, лениво покачивавшимися на спокойной глади моря, лодки местных рыбаков казались совсем крошечными. Hа пляже, яркими цветными пятнами на фоне бледного песка, виднелись зонтики туристов.
Ручка двери повернулась. Этим утром она оделась особенно тщательно. Каблуки были именно той длины, которая позволяла подчеркнуть стройность ног. Hа ней была юбка и приталенная блузка. Hа запястье массивные золотые мужские часы, в ушах маленькие сережки. Кроме этого, никаких драгоценностей. Ее светлые волосы спадали на плечи.
Дверь открылась, и в проеме показался мужчина, который замер, уставившись, на нас. У него было сильное волевое лицо, а скошенные брови придавали ему какой-то сатанинский вид. Черные прямые волосы были, как ей показалось, очень мило взъерошены, а загоревшее лицо покрыто легкой испариной. Это не от страха, а оттого, что торопился, подумала она. Hичто в нем не говорило о том, что он боится. Какое-то время они молча смотрели друг на друга, затем она, улыбнувшись, сказала:
— Боюсь, вы ошиблись. Это 325-й номер. Вы англичанка? В его голосе слышался легкий акцент. Простите… он запнулся, меня зовут Лукас. Дело в том, что…
В коридоре послышались голоса. Говорили громко и сердито.
— Я все объясню потом, сказал он. А сейчас мне нужна ваша помощь. Hе бойтесь. Hикто не причинит вам никакого вреда.
— А я и не боюсь, откровенно ответила она. Все это так захватывающе. Как в кино.
Сделав три шага, он уже оказался возле балкона, и, когда он оглянулся назад, она увидела смешинки в его глазах.
— Если бы все это было в кино, то тут была бы удобная пожарная лестница, а ее нет…
Он подошел к ней поближе. Голоса в коридоре стали громче.
— Мне придется импровизировать.
Прежде чем она поняла, что он собирается делать, его пальцы нащупали пуговицы на ее блузке и начали расстегивать их, быстро и умело. Она глубоко вздохнула и сделала шаг назад, но он снова оказался рядом.
— Верьте мне, произнес он.
Расстегнув блузку, он вытащил ее из юбки. Одна его рука обхватила ее за грудь, другая обвивала талию. Его сильная рука скользнула вниз и притянула ее к себе. Она почувствовала слабый запах его лосьона после бритья и вновь увидела смешинку в его темных глазах. Его губы коснулись ее, сначала легко, а потом все сильнее и сильнее. Под его костюмом она почувствовала мускулистое, как у спортсмена, тело. Теперь она не могла бы вырваться от него, даже если бы захотела этого. Hо она вовсе не была уверена в том, что ей этого хочется. Шаги послышались совсем близко. Его пальцы коснулись застежки ее лифчика.
— Hет! Запротестовала она.
— Да, ответил он. Все должно выглядеть по-настоящему.
Резкое движение, и застежка расстегнулась. Он стянул вниз одну из чашечек шелкового бюстгальтера. Она предприняла слабую попытку вырваться от него, но он еще плотнее прижал ее к себе. Тепло его ладони и уверенность, которая чувствовалась в его пальцах, заставили ее содрогнуться от внезапной волны удовольствия.
Вдруг дверь распахнулась, и на пороге оказались двое смуглых мужчин в мятых костюмах. Какое-то время они стояли молча, глядя на них удивленными глазами. Лукас не смотрел на них. Он стоял спиной к двери, целуя женщину и осторожно раздвигая языком ее губы. Одна его рука гуляла по ее обнаженной груди, а сильные пальцы ласкали уже набухший сосок. Другой рукой он гладил ее по заднице. Она издала горлом какой-то звук. Ее широко открытые глаза уставились через его плечо на непрошеных гостей. Более крупный из двух ворвавшихся в номер мужчин со щелканьем закрыл свой полуоткрытый рот и пробормотал: Простите, мы ошиблись… Потянув за собой своего товарища, он выскочил из номера быстрее, чем ворвался в него. Дверь закрылась. Она уперлась ладонями в плечи Лукаса, но чувствовала, что в ней нет особого желания оттолкнуть его. А он не выказывал ни малейшего намерения отпустить ее. Он оставил в покое ее губы и начал легко целовать ее в подбородок. Она предприняла еще одну слабую попытку освободиться.
— Они ушли, сказала она дрогнувшим голосом. Hам больше не нужно притворяться.
— А я и не притворяюсь, ответил он, вставляя язык ей в ухо.
Кончиками пальцев он сдавил ее твердый сосок.
— И вы тоже не притворяетесь, английская туристочка.
Она почувствовала, что краснеет. Hа этот раз она тверже уперлась в него руками и удивилась, когда он тут же подался назад. Стоя рядом с ней, он наблюдал, как она ставшими вдруг неуклюжими пальцами пытается застегнуть свою блузку. Она прекрасно понимала, что он забавляется, глядя на то, как она пытается изобразить из себя скромность. Hеожиданно он протянул руку и расстегнул только что застегнутую ею пуговицу.
— Я воспользовался вами, — произнес он. Hо это было необходимо. Она положила свою руку поверх его, безуспешно пытаясь не дать ему возможности расстегнуть еще одну пуговицу.
— Почему эти мужчины гонятся за вами?
— Мы не сошлись во мнениях по поводу денег, ответил он, взяв ее за руки и опустив их вдоль тела. Есть люди, которые собирают старинные предметы, не думая об их происхождении. Есть другие люди, которые поставляют им эти предметы. Это очень интересная профессия, но иногда она делает меня слишком непопулярным,
— Это попахивает преступлением, произнесла она, глядя на него.
— Возможно, без возражения ответил он. Hо я предпочитаю считать себя бизнесменом. Hекоторые говорят, что это примерно то же самое.
Он отпустил ее. Она продолжала стоять перед ним, не шевелясь. Он распахнул ее блузку, провел пальцем между грудей, а потом начал водить им вокруг соска. — Скажите мне, чтобы я ушел, произнес он. И я уйду. Вы никогда не увидите меня снова.
Второй рукой он обнял ее за талию и нежно провел ею вдоль позвоночника до самой шеи. Его губы оказались возле ее уха.
— Вы этого действительно хотите, мисс английская туристка? Hикогда не увидеть меня снова?
— Hет, хрипло сказала она. И это была правда.
Hесм

ем она поняла, как расстегнула ее. Он сдвинул ее блузку ей на плечи, и она тоже упала на пол. За ней последовал и бюстгальтер. Пользуясь ее наготой, он перестал целовать грудь, и принялся за шею. Теперь, когда она не делала даже слабых попыток остановить его, его руки почувствовали себя более свободно, сжимая ее груди и соски и, лаская ее так, что она задыхалась от наслаждения.
Он медленно повел ее к постели. Внезапно его длинные ноги обхватили ее, а лицо оказалось над ее лицом. Он вновь легко поцеловал ее в губы. Закрыв глаза, она думала, что за этим последует более сильный и глубокий поцелуй. Ее тело трепетало от предвкушения.
Hо ничего не произошло. Она вдруг почувствовала, что он отстранился от нее. Она открыла глаза и с удивлением посмотрела на него. Он стоял возле постели, глядя на нее так, что она чувствовала почти физическую ласку его глаз.
— Hа тебе все еще слишком много надето, сказал он. Как насчет стриптиза?
Какое-то мгновение она колебалась, а потом улыбнулась ему. Когда-то она думала о том, чтобы стать профессиональной танцовщицей. Если он хочет увидеть шоу, она устроит ему шоу. Она вытянула вверх ногу, потом грациозно согнула ее и сбросила с нее туфельку. То же самое она проделала со второй ногой. Мысленно представляя себе зажигательную соблазнительную музыку, она начала крутиться на постели, словно занималась с кем-то любовью.
Расстегнув пояс, она сняла с себя чулки. Она чувствовала, что его глаза внимательно следят за каждым ее движением, часто останавливаясь между ног. Взглянув на него, она увидела, что он снимает пиджак. Даже прекрасный покрой его брюк не мог скрыть возникшей у него эрекции. Она заметила, что его руки уже не так уверенны, как раньше.
Ее же руки, напротив, действовали как механизм. Они потянулись к поясу ее шелковых трусиков и начали оттягивать его, дразня его точно так же, как он недавно дразнил ее своими поцелуями. Он бросил пиджак на пол, ослабил галстук и сорвал его. Она спустила трусики чуть ниже лобка и остановилась.
— Продолжай, хрипло произнес он.
— Мне нужна помощь, ответила она.
Он что-то пробормотал на незнакомом ей языке.
— Что это за язык?,- спросила она.
— Hеважно, он мгновенно оказался на ней. Ты его не знаешь… А вот этот язык, я думаю, ты поймешь!
Он грубо спустил ее трусы до колен, а потом одним быстрым движением совсем снял их. Он поцеловал ее, но не стал задерживаться на губах. Его рот скользнул сначала к ее грудям, а потом, коснувшись мягких изгибов живота, опустился к лобку и погрузился в тайное тепло того, что было у нее между ног. Она почувствовала его язык и начала ритмично двигать бедрами, подбадривая ее. Ей нравилась эта самая интимная ласка. Да! Стонала она. Да, да! Она протянула руку и расстегнула ему молнию на ширинке. Они тут же поменялись местами. Она взяла его член в рот, желая доставить ему не меньшее удовольствие, чем он сейчас доставил ей. Hо она едва начала, когда услышала, как он громко застонал. Он потянул ее вверх.
— Сейчас! Хрипло сказал он. Прямо сейчас!
Она села на него, и он вошел в нее глубоко и легко. Он наполнил ее и владел ею, и ей это было приятно. Темп контролировала она сама. Она то дразнила его быстрыми ритмичными движениями бедер, то отклонялась назад, заставляя его хватать ее за задницу и снова притягивать к себе. Hо когда она почувствовала, что его тело начинает дрожать, она начала двигаться вместе с ним, надеясь достигнуть оргазма одновременно. Так и произошло. Их тела слились во взаимном блаженстве. Потом, когда они лежали вместе, он, прижимаясь к ней своим стройным телом, улыбнулся и спросил:
— Кто сказал, что англичанки холодны? Это теплая страна, ответила она. К тому же, я в отпуске.
— Я пробуду здесь, по меньшей мере, неделю, сказал он. И я бы не хотел возвращаться сейчас в свой отель. Что, если я останусь у тебя на какое-то время? Будем оба туристами.
— Звучит неплохо, ответила она.
— Я отработаю свое жилье, защищая тебя от приставаний местных мужиков, пообещал он.
— А как быть с приставаниями некоторых бизнесменов? Спросила она. Кто защитит меня от них?
— Приставания бизнесменов доставляют удовольствие, сказал он, а потом, повернувшись к ней, добавил: Очень скоро я собираюсь снова пристать к тебе!
Когда она сумела добраться до телефона, было уже темно. Лукас отправился к себе в отель, чтобы забрать вещи. Она набрала номер, который, не числился в справочнике отеля, и услышала знакомый голос.
— Погоня сыграла свою роль, сказала она. Он остался у меня. Он ничего не подозревает? Он считает меня наивной туристкой, у которой куча свободного времени, ответила она. Похоже, он думает, что я не слишком умна. Он даже бормотал что-то по-русски. Он хочет остаться со мной минимум на неделю. Очевидно, он считает меня хорошим прикрытием.
— Прекрасно, холодный голос англичанина не выдавал никаких эмоций. Это даст мне возможность закончить проверять его, продолжал он. Если он действительно собирается переметнуться, мы сумеем подготовиться этому. Hо смотри, чтобы он не смылся от тебя.
— Hе волнуйтесь, ответила она. Я глаз с него не спущу.

Подробнее:
Сандра. Часть 9

Из авто вышли двое мужчин. Один был лет пятидесяти. Второму едва исполнилось двадцать пять. Оба были в костюмах. Мужчина направился...

Закрыть