Клара

Почему-то в России принято считать, что бардак может твориться только у нас. Ага! Как бы не так. За границей его тоже хватает. Только там бардак другой. Заграничный.
Как писал Виктор Конецкий: «Ремонт — не действие. Это — состояние. Его нельзя закончить. Из ремонта можно только выйти». Вот и мы, наконец, вышли из этого жуткого состояния. И, чтобы как-то проститься со славным городом Антверпеном, шумной толпой завалились в кабак.

— Море пива и чего-нибудь пожевать, — поприветствовали мы по-русски подскочившего к нам маленького, вёрткого бельгийца. Мне всегда было интересно, как человек, не знающий русского языка, в таких ситуациях понимает всё с полуслова. Видимо, профессионал — он в любом деле профессионал.
Крошечный подвальчик всего на несколько столиков. Барная стойка. Камин в углу. Такая маленькая бельгийская забегаловка.
Сдвинув столы в кучу, мы стали рассаживаться. Маленький бельгиец, оказавшийся хозяином заведения, убедившись, что все удобно устроились, закричал через весь подвальчик:

— Клара! Клара! — и потом ещё что-то по-французски.
Где-то через минуту из-за занавески выплывает чудо. Именно выплывает. И, именно чудо. Женщина! Чуть за тридцать. Роста выше среднего. Немного толстушка. Но, только самую малость. Сложена идеально. В широкой юбке до пят, подвязанной белым, хрустящим фартуком. В блузке с глубочайшим декольте. Настолько глубоким, что необъятная грудь почти вся наружу. И всё это колышится от каждого движения.

А теперь главное. В руках она несёт десять кружек пива. Десять! Никакого подноса. Каждым пальцем она держит за ручку по кружке.
И вот плывёт это чудо. Всё у неё играет. Всё, кроме пива. Оно, как застывшее в кружках. Мужики аж рты пооткрывали. Подходит она к нам, с ослепительной улыбкой раскланивается, отвечая на комплименты, и начинает расставлять кружки.
Эффект потрясающий. По первой выпито залпом. И не успела она сделать второй заход, как тут же начинаются физические упражнения. Оказывается, даже крепкому мужчине не совсем под силу одновременно поднять, не пролив, десять кружек. Пытались все и по несколько раз. Залили весь стол. Хорошо, что хозяин особо не возражал.

Клара, с интересом наблюдая за

что она понимает меня. Подперев по-бабьи щёку кулачком, она внимательно слушала, изредка кивая. И такая шла от неё теплота, что я порой забывал, что разговариваю с бельгийкой.

И тут мои мужики запели. А второй механик у нас из-под Полтавы. А голос у него… ! А песни украинские раздольные, что нет им ни конца не края.
Воющий за маленькими окошками атлантический циклон. Потрескивающие поленья в камине. А над подвальчиком в бескрайнем небе плывёт месяц. Такой яркий, что можно собирать иголки.
Я смотрел на Клару. Она пела вместе со всеми, непонятно на каком языке. Но мотив выводила вполне правильно. Вот оно, как бывает. Государства. Границы. И маленький кабачок на окраине Антверпена, где восемь русских моряков, два бельгийца и бельгийка поют украинскую песню.

А на следующий день пронзительное завывание судовой сирены рвёт непролазный туман. Лоцман уже второй раз просит сбавить ход. Да, куда там! На носу Новый год, и во что бы то ни стало надо успеть домой. А мысли остались там. На берегу.
«Коня на скаку остановит.
В горящую избу войдёт», — это про русских женщин. Кто же станет спорить с великим поэтом? Но, есть такая страна Бельгия. И живёт там Клара!

Клара

Ничем не клянусь, но буду писать правду, и ничего , кроме правды.
Зовут меня — Клара. 40 лет.Свой бизнес. Давно разведена.
Воспитывали меня мать и бабка. Обе страшные ханжи, и ко всему — члены партии.В мои обязанности входило: учиться на отлично, играть на пианино,не заводить ни друзей ни подруг, и выйти замуж девственницей!!! Иначе, убьют…Они меня довели до того, что я совершенно не знала своего города.Знала только дорогу из дома —
в щколу, и обратно.В доме у меня не было права слова, ни о каких протестах речи быть не могло, и даже, когда в 14 — 15 лет
я начала маструбировать,то зажимала зубами подушку, чтобы эти две ведьмы не услышали мои стоны. Смешно? Совсем нет…
Но школа кончена, я поступила в консерваторию, и моя жизнь
изменилась до неузнаваемости.Впервые, я начала смотреть на сокурсников, на их подруг, сравнивала себя с ними, не верила, что и у меня будет ,когда-то, парень, которого полюблю, и брошу маструбировать, ибо это начало превращаться в проблемму.Так мне казалось.Я не могла заснуть, если не кончу два- три раза.
А потом я подружилась с Верой.К тому времени я поставила мать
и бабку перед фактом, что занятия у меня до восьми вечера(хоть это было совсем не так), и это дало мне возможность гулять с Верой по городу, узнавать его, и просто болтать с ней ни о чём.
И, вот, в один из дней она меня спросила,почему я не заведу себе парня;
Разве ты не видишь, как они на тебя смотрят?
-Я боюсь.
— Чего?
— Если мать с бабкой узнают — убьют.
— Почему?
— Я должна выйти замуж девственницей.
— Так и будешь маструбировать до самой свадьбы?
-Так и буду…
— Дура!А , что тебе мешает трахаться, и остаться целкой?
— Как это?
— В попу! Так это!
— Ты что?! Витька тебя трахает в попу?!
— Конечно!Хотя бы раза три в неделю.
— Но, ведь это болит!
— Откуда ты знаешь?
— Я один раз попробовала…
— Неучь ты, Кларка! Это только в первый раз болит.Потом, меньше и меньше, а потом ты уже не можешь без этого.Это полный улёт!
У тебя дома есть вазелин?
— Есть.
— Слушай и учись! Намажь себе средний палец вазелином, всунь в попу, разотри,потом ещё раз намажь палец, и трахай себя сколько влезет. А, через месяц, я попрошу Витьку, чтобы он тебя, по настоящему, трахнул.
— А ты не будешь ревновать?
— Нет! Хоть у тебя попа большая, но и у меня не меньше. И он очень любит её. И один раз не считается.
С Витькой ничего не успело случиться. Случилось то, что в один из вечеров, я сильно задержалась в консерватории, и избегая скандала, и недвусмысленных угроз, заказала такси. Таксистом оказался мужик, лет тридцати пяти, крепышь, немного лысоватый, и отчаянный весельчак.
Мы разговорились,он рассказывал анекдоты, и тут ,вдруг,он мне говорит;
"Не подумайте ничего плохого, но когда вы садились в машину, вы меня поставили перед неопровержимым фактом.
— Каким же это?
— Что только сидеть на такой попе, как у вас — это,ничем
неизладимое, преступление!
— Ужас! Что вы такое говорите?!
— Я вас оскорбил?
— Да! Н…нет. Но вы меня совсем не знаете!
— Такая попа , как у вас — отличный повод познакомится.
— Я ещё девственница.
— Причём здесь ваща попа?
— Зачем вы меня мучаете?!Вы мне сделаете больно!
— А вы сами себе больно не делаете?
— Откуда вам знать?
— Знаю. Кой-какой опыт имееться…
— Это кошиар! Остановите мащину, мы прехали. Вот, ваши деньги.
— Денег не надо. Я завтра буду у консерватории. В чеиыре часа.
Согласны?
— Нет…. Не знаю. И, вообще, у меня занятия до двух…
Я, никак, не могла досидеть до двух часов дня. Страх и любопытство сводили меня с ума.И хоть, последовав Вериному совету,
я, ещенощно, сношала свой анус всякими расческами, бытылками, и прочим — неизвестность меня не отпускала.
В два часа я вышла из консерватории. Он меня уже ждал.На ватных ногах я дошла до такси, он выскочил, распахнул передо мной дверь, я села, он прыгнул в своё кресло. и мы поехали.
— Куда мы едем?
— Куда пожелаете. В гостинницу, или ко мне на дачу.
— Только не в гостинницу. Там работает подруга моей матери.
— Нет проблем. Это в часе езды.
— Мне в семь часов нужно быть дома.
-Час туда — час обратно.У нас есть три часа.Постараюсь предоставить их в ваше полное распоряжение.
Когда я вышла из ванны — он стоял у стола и наливал шампанское
в бокалы:
— За встречу?
— За встречу — ответила я,и не отдавая себе отчёта, взяла в руки его член. Он был, где-то сантиметров 20-ти, и довольно толстый.
— Он во мне не поместится!
— Не бойтесь. Я буду очень осторожен.
И вот я уже на диване, ноги разведены в стороны, и у меня искры сыпятся из гдаз. Но, не от боли, а от того,что мой клитер,ласкаем его языком, и длинный палец всунут в мой зад.Я кончаю раз за разом, но он не прекращает,его язык проникает мне в зад,кружит круги,и я слышу свой голос:
" В попу! Ну же!"
И опять искры из глаз. Я чувствую, как моя попа, заполняется , чем-то большим и толстым, боли совсем нет, и я начинаю под

/> — Ну,и хорошо. Пить хочешь?
— Налей мне полный бокал шампанского.
— Не опьянеешь?
— Я хочу вылить его на тебя, и всё слизать.
— Ну,и барышня! Ну, и чудо!
Его толстая головка не помещалась у меня во рту,я не знала, как нужно, и что он чувствует?И когда он сказал, что он так скоро кончит, я уложила его на спину,расставив ноги, встала над ним,
и как на бутылку,усадила свой анус на его член.
— Ты лежи спокойно, и я сама… Возьми меня за грудь.
Ой, мамочки!Ты не представляешь!У меня там так хорошо! Ты мой конь!
— Буланный.
— Разведи мне попу и всунь туда палец! Не бойся! Да! Вот так!
Я вся теку!
Я опять на спине.Ноги закинуты за плечи; он стоит надо мной, и я чувствую, всем своим нутром, как его член врывается мне
в зад;бьёт изо всей силы,ещё и ещё раз;но вот,он стонет, чертыхается,и горячая сперма заливает мне всё лицо.
— Мы ещё встретимся?
— Да, если я тебя не напугала.
— Совсем нет.
— Ещё долго?
— Где-то пол часа. Как раз успеем.
— Тебе было хорошо со мной? Ты не считаешь меня развратной?
— Не дури.Что в этом развратного? В девятнадцать лет…и девственница. Куда смотрят твои родители? Как ты могла до сих пор терпеть?
— Я ,вначале, боялась, что ты меня порвёшь.
— Попа не болит?
— Замолчи! Иначе , ты развернёшь машину,и мы опять поедем на дачу!
— Легко!
В двадцать два года,против своей воли, меня выдали замуж.
Наша последняя встреча, перед свадьбой, была очень грустная. Мой шофёр молчал,молчала и я.Незнаб,какон,но я понимала, что между нами всё кончено. Моё проклятое воспитание не позволяло мне изменить мужу.
А мой муженёк (чего я себе в самом страшном сне не представляла)
оказался полным шизофреником.Злой,тупой и нечистоплотный ни телом,ни мыслями.Меня воротило от него,а он требовал от …меня "сексу" и подчинения.К моему счастью он не доносил.А если и проникал в меня, то его хватило минуты на две,если не меньше.
А я ,привыкшая,к совсем иным отношениям,и лишенная их,видела свою будующую жизнь сплошной каторгой. Изменить ему,пойти по рукам,я не могла.
Не помню,что меня подвинуло на это,но в одну из ночей я попросила,чтобы он меня взял в попу. Мне казалось,что может так у него,что-то получится.
Он меня обозвал "блядью",и я подала на развод. Этот развод продолжался пять лет.То,что я перетерпела за все эти годы,утвердило меня в том,что замуж я больше никогда не выйду.
Я развелась,и уехала в другую страну.Было ли тяжело? Всё было. Но, там я встретила ЕГО! Наши отношения складывались весьма не просто. Мы,иногда, встречались,сидели в кафе,ходили в театр…
И когда мне уже казалось,что он попросит более тесных отношений — он исчез…
Его не было два месяца. И когда я уже решила забыть о нём — он появился.
Как ни в чём не бывало, чмокнул меня в щечку, извинился ,что не звонил (наглец!),подхватил меня на руки (Боже!)и понес к кровати.
Меня, как будто бы парализовало. А он молча снял с меня халат,порвал трусики,развёл мне ноги (у тебя идеальное тело!),нагнулся к промежности,и я улетела…
Невозможно передать,что он вытворял со мной. Как это сладко,когда по настоящему, тебя сношают во влагалише! Из меня текло,как из прорванной трубы. И тогда это случилось!Перевернув меня на живот,он без предупреждения,ворвался в мой зад.Меня выгнуло в дугу,но он и не собирался меня отпускать.Я не знаю сколько времени прошло,пока боль не сменилась такой желанной,но уже забытой негой.
-Как ты?
-Я так долго ждала этого. Не останавливайся! Я хочу сильнее!
Не бойся! Да! Так!Ещё!
— Сядь на меня! Не трясись — ты не попадаешь!
— Сейчас! О,Боже! Ты меня убьёшь!Да..а…а!
— Последний раз я так трахалась шесть лет назад. Там всё зачерствело. И когда ты вошел в меня мне очень болело.
— Ещё болит?
— Нет.У меня там так тепло. Мы ещё будем трахать мою попу?
— Вне сомнения.
— Она тебе нравится?
— Идеальная попа.Как тебе удобнее всего?
— Мне всё равно.Главное: чувствовать твой член у себя в попе.
Я развратная?
— Очень! Ещё одна такая развратница,и мне здесь нечего будет делать.
— Ну и ладно. Я хочу его пососать.А потом ты меня опять возьмёшь в попу,и кончишь мне в рот.Хорошо?
— Да ,мой генерал!

Клара

В год, когда произошла эта история, Кларе, дипломированной медсестре, исполнилось тридцать один. Она недавно развелась после четырех лет бездетного брака и была весьма опытной в сексе. Временно женщина не работала и подыскивала себе занятие. Узнав, что замужняя подруга испытывает затруднения, Клара предложила свои услуги.
Подруга намеревалась провести вместе с мужем все лето в Европе. Дочь без проблем можно было отправить в лагерь, но как поступить с четырнадцатилетним сыном? Брать его с собой родители не хотели, а из лагеря прошлым летом парня досрочно отправили домой, т.к. он безобразничал и задирал малышей.
Клара предложила супругам единственное решение: снять коттедж с большим земельным участком на берегу озера и оставить ее там с мальчиком. Работа на огороде требует изрядного труда, и она сумеет занять парня так, что на шалости не останется ни сил, ни времени.
"И вы думаете, что с ним справитесь?" — недоверчиво спросила подруга, обрадованная приятной перспективой избавления от забот.
Клара засмеялась: "Вы забыли, что я работала в психиатрической больнице. Мне приходилось укрощать буйных, не то что вашего сына — Дина! Уверена — он вовсе не такой плохой мальчик."
Подруги обсудили предложение более подробно и решили, что в следующую пятницу Клара заберет Дина и поедет с ним на лето в коттедж. Уверенная, что сумеет прибрать мальчика к рукам, Клара твердо заявила, что к осени шалун изменится неузнаваемо.
Дину предложение понравилось, и всю долгую дорогу на озеро он весело болтал.
Сев в машину, Клара не обратила внимания, что подол платья высоко задрался, но затем заметила, как мальчик украдкой бросает взгляд на ее ноги. Сначала она хотела рассердиться, но передумала. Ведь сейчас у нее не было любовника, и вряд ли можно его завести на малолюдном побережье озера. Ей еще не приходилось совращать несовершеннолетних, вообще она не проявляла к ним интереса, но мальчик, сидящий рядом и поглядывающий на ее бедра, уже пробудил тайные чувства. Она почувствовала, что ее интригуют мысли Дина.
"При случае, подумала Клара дальше, Дин должен бурно отреагировать на очень откровенное бикини, взятое мною в дорогу ".
Прикрывая соски и венерин бугорок, купальник не скрывал ее роскошной, зрелой фигуры. Не одергивая юбку, Клара на оставшемся участке путешествия позволила подолу платья постепенно ползти вверх. Она видела, как внимательно стал следить за ней мальчик, особенно тогда, когда его взорам открылась полоска крепкой, гладкой кожи над верхним краем нейлоновых чулок.
Клара постепенно свела разговор к более интимным темам . Она узнала, что Дин очень интересуется девочками, но, вопреки показной браваде, совсем неопытен в этой области. Немного погодя, напомнив мальчику, что она медсестра, и вызвав его этим на откровенность, Клара выпытала, что Дину страстно хочется увидеть голое тело женщины, хотя ни разу сделать этого не удавалось. Клара успокоила его, сказав, что такие желания вполне естественны, но очень немногим детям удается их осуществить.
Примерно в два часа дня они выехали на дорогу, ведущую к коттеджу. Когда вещи из машины были разгружены, Клара предложила искупаться после долгой дороги. Мальчик с энтузиазмом принял предложение.
Вбежав в комнату, которой предстояло быть ее спальней, Клара достала самое отважное бикини и с улыбкой примерила его перед зеркалом. У нее были красивые груди. Их верхние полушария и широкая расщелина между ними оставались соблазнительно обнажены. Из-под скупого треугольника натянувшейся черной ткани выглядывали значительные части хорошеньких округлых ягодичек. Для пущего эффекта она вытащила из трусиков наружу несколько прядей курчавых, темных лобковых волос, чтобы они создавали приятный контраст с ее гладкими, золотистыми от загара бедрами. "Один взгляд на это, ухмыльнулась она, и маленький Дин почувствует, что плавки стали ему тесны. Особенно спереди ".
"О! " — мальчик раскрыл рот от удивления, когда она появилась перед ним в большой комнате коттеджа в таком одеянии. Его глаза расширились от восхищения и возбуждения.
? Ты считаешь это слишком смелым? — спросила Клара с теплой улыбкой. — Я могу, предположим, надеть что-нибудь другое ".
— Нет-нет, — сразу же запротестовал мальчик, — вокруг не должно быть много народу.
— О, я забочусь не о других. Это частный пляж, в конце концов. Просто мне не хотелось бы шокировать тебя.
— Нет, честное слово, вы, Клара, не будете меня шокировать. По-моему, вы действительно выглядите великолепно, — заверил мальчик.
Спускаясь к берегу, Клара специально пошла впереди мальчика, с которым сразу же установила отличный контакт. Она покачивала бедрами, рассчитывая произвести на Дина самое сильное впечатление. Когда они пришли на пляж, Клара украдкой взглянула на плавки своего юного спутника и убедилась, что спереди появилась ожидаемая выпуклость. Они плавали, пока не устали. Тогда Клара предложила полежать на солнце. Таким способом она намеревалась довести возбуждение Дина до предела: решив соблазнить его, Клара не видела доводов, чтобы от этой мысли отказаться.
Вернувшись в коттедж, Клара предложила мальчику расстелить на траве шерстяное одеяло, а затем достала бутылочку с маслом для загара, которой была уготована своя роль в планах обольщения Дина. Расположившись рядом с ним на одеяле, она намазала маслом себя спереди. Непринужденно болтая, Клара растирала масло по телу и передней части бедер. Затем передала Дину бутылочку, перевернулась на живот и попросила натереть спину.
Дин начал с задней поверхности плеч и обработал их сверху донизу. Когда на пути оказалась бретелька бюстгальтера, Клара велела ему расстегнуть ее, чтобы иметь возможность намазать маслом всю спину целиком. Мальчик, расстегивал лямочки, а Клара знала наверняка, что сейчас он пытается вообразить, как выглядят ее груди без чашечек бюстгальтера.
Когда руки Дина достигли пухленького зада, обнажившегося над верхним краем трусиков, Клара вздохнула и томно сказала, до чего же ей приятно. Мальчик пожирал глазами не прикрытые купальником части ягодиц, выглядывающие из треугольного кусочка материи. Его волновали полоски белой кожи над золотистым загаром бедер.
— Я должен… все, что вижу? — спросил Дин. Его голос трепетал и вот-вот грозил сорваться.
— Разумеется, Дин. Ведь ты не хочешь, чтобы солнце меня больно обожгло. Не правда ли, получить солнечные ожоги на этом месте очень страшно? — завершила она ответ шаловливым хихиканьем.
Когда рука мальчика нанесла порцию масла на открытую часть правой ягодицы, Клара предупредила, что мазать нужно тщательно, поскольку кожа на этом месте раньше не загорала и будет особенно чувствительна к обжигающим лучам солнца. Она почувствовала, как дрожит его рука, втирающая масло в шелковистую кожу. Снова с придыханием Клара сказала, как ей приятно и до чего хорошо он умеет втирать крем.
Когда мальчик перешел на бедра, Клара расставила ноги, чтобы его руки могли касаться чувствительных внутренних поверхностей, втирая масло в нежную кожу с эротическим эффектом и для женщины, и для мальчика.
Выполнив задание, Дин попытался не поворачиваться к ней лицом, подтвердив тем …самым то, что женщина уже знала: у него эрекция и он хочет ее скрыть.
Вскоре набежали тучи и закрыли солнце. Стало ясно, что позагорать временно не удастся.
— Пожалуй, нам нужно заняться чем-нибудь другим, — сказала Клара, лениво приподнявшись на одеяле. Она повернулась так, что бюстгальтер готов был лопнуть.
Клара пригласила мальчика домой. Дин сперва согласился, но потом передумал:
— Нет, я еще немного здесь останусь.
Идя в коттедж, Клара размышляла, из-за чего же мальчик переменил решение. Ответ никак не находился. Войдя в свою комнату, Клара увидела за окном густой кустарник. И тут ее осенило. Дальше все было просто. Подойдя к шкафу, она внимательно всмотрелась в отражение в зеркале и заметила движение в кустах. Она подождала, пока движение прекратится, и различила за листвой фигурку мальчика. Тогда она как бы невзначай сняла верхнюю часть бикини.
Стоя перед зеркалом, но не глядя в него, Клара приступила к обследованию своих грудей, тщательно ощупала каждую грудь, поддерживая другой рукой снизу. При движениях ее груди, свободные от лифа, соблазнительно колыхались. Закончив ощупывание молочных желез, она сняла и трусики. В течение нескольких минут Клара спокойно прохаживалась по комнате голой, причесала волосы, глядя в зеркало, а затем выдвинула нижний ящик шкафа, встав для этого к окну задом с широко раздвинутыми ногами.
Наконец Клара достала халат, набросила его и вышла из комнаты. Проходя через кухню, она взяла нож и с таким оружием вышла во двор. Она направилась прямо к кустам, в которых заметила мальчика. Как и предполагала, раздался шорох, и она увидела Дина, натягивающего трусы.
Выбрав понравившееся деревце, Клара срезала хороший прут, очистила его от сучков и почек, после чего небрежно бросила:
— Все, готов. Дин. Теперь ты можешь выйти.
Отчаянно покраснев, пытаясь скрыть вину, мальчик медленно вышел из кустов.
-Я… Простите меня, Клара, — бормотал мальчик. — Я не хотел.
Но Клара оборвала его тоном, скорее нежным, чем угрожающим:
— Разумеется, Дин, ты хотел. Ты знал, что я пошла в свою комнату переодеть купальный костюм, поэтому спрятался в кустах, чтобы подсматривать за мной через окно. А теперь, дорогой, иди, заходи в дом
— Вы знали? Значит, вы знали, что я был здесь?
— Да, Дин, — ответила она столь же нежным тоном, каким приглашала зайти в коттедж. — Я знала и видела тебя в зеркале.
Клара привела мальчика в спальню, остановилась и внимательно осмотрела с головы до ног. Она заметила, что выпуклость в трусах уже исчезла. Что же произошло, пока он смотрел на нее голую?
— Теперь снимай трусы, Дин! — скомандовала Клара.
— Я… трусы? Зачем, Клара?
— Разумеется, затем, что я хочу тебя высечь. Как ты думаешь, для чего у меня эта палка?
— Но… но… Клара… — начал мальчик.
— Ты должен называть меня мисс Клара, когда я буду тебя наказывать, Дин. Запомни это, чтобы не проливать лишних слез.
— Но Клара… мисс Клара, вы же на меня не рассердились.
— Я не сержусь, Дин, — ответила она тем же теплым тоном. — Я просто хочу отстегать прутом твою задницу. Это будет наказание за то, что подсматривал через окно, чтобы увидеть меня голой. А теперь иди, снимай трусы, иначе получишь несколько добавочных ударов.
— Пожалуйста, мисс Клара, — рыдал он, стаскивая плотно облегающие трусы со своих бедер и отворачиваясь в сторону, чтобы скрыть пенис, — меня раньше никогда не били. Пожалуйста, не делайте мне больно.
— Я не собираюсь делать тебе больнее, чем ты заслужил. А теперь подойди ко мне и положи трусы так, чтобы я могла их проверить.
Клара сидела на углу кровати, положив прут на пол. По-прежнему красный от смущения, мальчик приблизился к ней. Его затрясла легкая

латье, а затем сбросила платье совсем, представ перед глазами удивленного мальчика совершенно голой.
— Я буду сечь тебя голой, — сказала она ему с легкой улыбкой, игравшей в уголках рта, — чтобы напомнить тебе, за чем ты подсматривал через окно. А ты должен опереться руками о подоконник этого же окна, чтобы получить порку. Окно послужит тебе вторым напоминанием: именно через это окно ты глядел на меня, а во время порки ты сможешь видеть кусты, в которых прятался и мастурбировал, глядя на меня. Теперь, Дин, занимай позицию, я готова начать наказывать тебя.
Покорившись судьбе, мальчик нагнулся и оперся руками о подоконник. Стоя позади него, Клара нежно погладила рукой его прекрасно обрисовавшиеся ягодицы и сказала, что позиция подходящая.
Дин услышал быстрый вдох, затем в воздухе раздался свист, и мальчик взвизгнул от боли: огненная полоса обожгла поперек его попку.
— Руки! Держи руки на окне! — требовательно скомандовала Клара.
Дин оставался в занятом положении. Еще шесть раз воздух рассекал свистящий звук и острая боль впивалась в его ягодицы. Хотя Клара не имела опыта в исполнении телесных наказаний, она справилась блестяще: прочертила поперек белого зада мальчика ровные красные линии, ни одна из которых не касалась другой.
Мальчик все еще громко кричал, когда Клара отбросила кленовый прут, взяла его за руку и повела к своей кровати. Обнаженная, она села на кровать позади него и стала нежно гладить горячие, красные, исполосованные ягодички.
— М… мисс Клара, — всхлипывал Дин.
— Что, Дин?
— М… можно, я сяду и… буду смотреть на вас… Пожалуйста? — попросил мальчик, всхлипывая и вытирая слезы.
— Да, Дин, можно. Ты можешь смотреть на меня, когда тебе разрешено.
Клара сидела, скрестив ноги и опираясь руками о кровать позади себя. В этой позе на ее пышную фигуру открывался самый лучший вид. Мальчик, вытерев с глаз слезы, пристально смотрел восхищенным взглядом на эту возбуждающую красоту….
Через некоторое время она встала с кровати, подошла к шкафу, взяла сигарету, зажгла ее, дав мальчику возможность посмотреть на нее сзади.
— Стыдно, Дин, что ты мастурбировал, — сказала Клара, смеясь.
Она вернулась и вновь села на кровать.
— Извините, мисс Клара, — возразил мальчик, — но мне показалось, что вы сказали, будто это вполне нормально для мальчика моего возраста.
— О, действительно. Кстати, порка твоей задницы очень меня возбудила. Я сейчас лягу на спину и ты можешь сделать для меня это. Если только тебе что-нибудь вообще удастся.
В подтверждение сказанного ее рука держала ослабевший член мальчика. Дин понял смысл слов.
Предложение было неожиданным и произвело на мальчика очень сильное впечатление. Его глаза расширились, и он тщетно искал слова для ответа. Мысль о половом сношении, тем более с такой возбуждающе-прекрасной женщиной, казалась невероятной.
— Ну, подумай об этом, Дин, — начала Клара с теплой улыбкой, — кое-что ты можешь сделать. Дай мне свою руку.
Мальчик дрожал от возбуждения, не зная, что женщина от него хочет. Он задрожал еще сильнее, когда Клара раздвинула свои сладострастные бедра и открыла вид на промежность. Объяснив, чего она хочет, Клара направила его палец между мягких половых губ на полностью напрягшийся клитор. Убедившись с удовлетворением, что Дин хорошо делает дело, она приподнялась на локтях, когда мальчик ее мастурбировал, а на вершине ощущений упала на кровать навзничь, извиваясь, корчась, постанывая, до тех пор пока не прошли спазмы.
Вечером Клара обстоятельно поговорила с мальчиком. Она предупредила его, что все лето ему придется подчиняться строгой дисциплине, но зато ее обнаженное тело самым интимным и возбуждающим образом часто будет к его услугам.
Вечером она надела шорты и бюстгальтер. То, что было видно сквозь короткую экипировку, плюс воспоминания об увиденном раньше — все это вновь привело мальчика в состояние возбуждения. Спереди на трусах вздулась возвышенность, и Клара поняла, что по ее желанию он будет готов хотеть и мочь.
Около девяти вечера Клара пошла в свою комнату и надела самые сексуальные и сладострастные черные лифчик, трусики, пояс и прозрачные нейлоновые чулки. После этого она накинула шуршащую прозрачную черную нейлоновую ночную рубашку и соблазнительно походкой вернулась в комнату к Дину.
Дин сразу же подчинился. Хотя руки его дрожали, он снял трусы и попал в ее объятия. Но поцелуи не остановили дрожи.
Клара шепотом подавала эротические команды, а Дин во всем подчинялся. Постепенно ночная рубашка, бюстгальтер, трусики были сброшены. Все тело Клары было осыпано волнующими, нежными поцелуями и ласками вожделеющего, страстно желающего юноши.
— Пойдем теперь в мою кровать, — сказала она, поднявшись с кушетки и встав над ним — потрясающе соблазнительная в черном поясе и темных прозрачных нейлоновых чулках.
— Значит, вы хотите позволить мне… сделать вам ЭТО?
— Позже, Дин, не сейчас. Сперва я хочу нечто другое. Если ты с этим хорошо справишься, позволю затем войти тебе в меня.
Дин нерешительно встал с колен, пошел в спальню и посмотрел, как она легла на кровать, призывно раздвинув промежность. На него накатила еще более сильная волна возбуждения, чем тогда, когда он видел это зрелище впервые. Рука женщины направилась к его твердому пенису в нетерпеливом ожидании.
— Ты помнишь. Дин, что делал пальцем? — коварно спросила его Клара.
— Да, конечно.
— Прекрасно, а теперь я хочу, чтоб то же самое ты сделал языком. Мне как раз это очень нравится.
— Нет, что вы, я не могу засунуть туда язык, — со страхом простонал мальчик.
— Ладно, Дин, — сказала она, поднимаясь. — Тогда я получу удовольствие от чего-нибудь другого, поворачивайся на животик.
Мальчик послушно повернулся. Обернув голову, он увидел, что Клара возвращается к кровати с прутом, который уже опробовала на нем раньше. Без предупреждения прут просвистел в воздухе и прочертил болезненную черту поперек его ягодиц.
— Ай, — завопил мальчик, — пожалуйста, не бейте меня вновь.
"Глупый мальчишка, возразила" она с улыбкой, жестокой и прекрасной одновременно. Я намерена сечь тебя до тех пор, пока ты не засунешь голову между моих бедер и не сделаешь то, что я хочу.
Свои намерения она подтвердила еще одним резким, со свистом, ударом прута.
— Остановитесь… Остановитесь…- пронзительно визжал мальчик. — Я сделаю… Все сделаю! Только не бейте меня!
— Я должна удостовериться, Дин, что ты меня понял, — прошипела Клара, после чего еще раз стеганула возвышающуюся над кроватью попку, прочертила на ней еще одну кровавую линию, вырвала еще один вопль из горла мальчика.
— Я сделаю… Я сделаю… Я сделаю это… Я сделаю что угодно… Пожалуйста…
Приказав отчаянно кричащему мальчику повернуться на спину, Клара забралась в кровать, села верхом на его голову, затем, по-прежнему держа прут в правой руке, двумя пальцами левой раздвинула влажные, мягкие губы, и перед Дином открылась жаркая дорога в самую интимную ее женственность.
— Вот оно, Дин, — сказала она с волнением. — Сделай сначала нежный, глубокий поцелуй, а затем просунь язычок внутрь и лижи. Заставь меня извиваться, малыш! Иначе заставлю извиваться тебя я!
Когда над мальчиком оказалась горячая промежность, что-то с ним произошло. Страх полностью исчез. Он прижался своим лицом вплотную к аппетитному телу. Обхватив бедра и ягодицы обеими руками, он впился в нее и стал с вожделением тереться лицом о лоно, выстреливая язычком во влажную щель.
Под одобрительные вздохи женщины Дин продолжал делать куннилинг до тех пор, пока она не кульминировала настолько сильно, что не смогла удержать равновесие и упала вперед на руки.
Удовлетворив себя, Клара обняла мальчика и просияла, когда он сказал, что ему очень понравился куннилинги он будет делать его всегда, когда она этого захочет.
После этого Клара повернулась на спину и пригласила Дина расположиться у нее между ног. Она разрешила совершить с ней половой акт. Крайне неловко мальчик попытался ввести свой твердый пенис во влажную и горячую пропасть. Наконец ему это удалось. Обхватив его ногами, Клара удерживала мальчика несколько секунд неподвижно, затем ослабила зажим и сказала, что готова и он может начать толчки. Уже после нескольких фрикций его пенис выскользнул, и мальчик раздраженно заворчал на себя, пытаясь неумело заправить его вновь. Войдя в нее, он стал качать с неистовой поспешностью проголодавшегося пса и, разумеется, очень быстро эякулировал. Его юное тело судорожно дернулось и покрылось потом от непривычного напряжения.
Так началось удивительное, возбуждающее для мальчика лето. Каждый день у него было время на игры и на работу. Клара следила и за тем, и за другим, больно наказывая любую небрежность со стороны Дина. Не раз ему приходилось танцевать от укусов всегда готового прута, который Клара очень любила …пускать в ход.
Поведение мальчика и его отношение к работе полностью изменились. Кроме того, Клара заметила, что он достиг высокого мастерства в сексе. Тем не менее когда лето закончилось, она твердо сказала, что пришел конец их отношениям. Расстроенного Дина она успокоила, сказав, что со своими всеобъемлющими познаниями в сексе он легко сумеет найти множество девочек.
Переехав в другой город, Клара зарегистрировалась в агентстве, занимающемся частной врачебной практикой. Работа принесла ей хороший заработок и заняла время. Однако она уверена, что на следующее лето возьмет отпуск и подыщет еще одного сексуально неопытного мальчика, с которым проведет лето в коттедже.
Из письма матери Дина Клара с удовольствием узнала, что мальчик совершенно переменился за время, проведенное летом с нею. Он больше не доставляет родителям хлопот.
"Интересно, подумала Клара, что бы сказала мать, если бы она знала, каким чудесным методом я преобразила ее агрессивного прежде сына ".

Подробнее:
Сперма пахана

ты помнишь, как это было в первый раз? толстые тюремные стены, кирпичи которых скрепляет раствор, замешанный на яйцах и сперме,...

Закрыть