Два поцелуя

Он вошел в эту комнату, слегка волнуясь. В камине мерцал огонь, освещая своим колеблющимся светом небольшое пространство. На пушистом персидском ковре сидела Она, держа в руках бокал из тонкого стекла, на полу стояла открытая бутылка с красным вином. Звучала тихая мелодия.
Она задумчиво смотрела на огонь и не сразу заметила Его. Полупрозрачный длинный пеньюар, небрежно схваченный поясом, почти не скрывал ее тела. Ее волосы в беспорядке разметались по плечам… Он подошел неслышно сзади и опустился на ковер рядом с Ней.
— Здравствуй, — шепнул он, наклонившись к ее плечу. Запах ее волос возбуждал его. На миг он потерял контроль над собой и едва сдержался от желания сжать ее в объятиях, зарыться лицом в ее волосы и впиться поцелуем в эти милые губы. Но нет. Еще не время. Он не должен торопиться…
Она вздрогнула от неожиданности и обернулась. Ее лицо озарила улыбка.
— Здравствуй!! — и Она протянула ему руку.
Он прижался на миг губами к ее тонким пальцам и тут же отпустил ее. Стараясь придать своему голосу максимум серьезности он произнес:
— Дорогая моя! Пришла пора рассчитываться! — и, увидев отразившееся на ее лице недоумение, пояснил.
— Вы помните наше пари? Проигранное Вами… Так вот. С Вас причитается два поцелуя. Я пришел получить долг.
Она лукаво улыбнулась и подставила ему лицо:
— Я не возражаю.
Глаза ее закрылись, она ждала. Но он остался сидеть неподвижно, и когда она через несколько секунд, не дождавшись его прикосновения, открыла глаза и вопросительно взглянула на него, тихо произнес:
— Но мы не оговаривали, КАКИЕ это будут поцелуи… Я хочу два таких поцелуя, какие мне хочется, договорились?
Она, поколебавшись мгновение, кивнула головой:
— Хорошо. Пусть будет по-твоему.
Тогда он придвинулся вплотную к ней, взял из ее рук бокал, предусмотрительно отставил его на безопасное расстояние, вновь повернулся к Ней и прикоснулся губами к ее шее.
Он лишь едва касался ее кожи, это был не поцелуй. Его руки тем временем привлекли ее и осторожно стали освобождать ее от одежды. Она не отталкивала его, но была немного напряжена. Губы его скользили все ниже и ниже, от шеи по плечу, по руке, перешли на грудь, и когда она оказалась обнаженной до пояса, то он внезапным нежным и сильным движением опрокинул ее на ковер и губы его приникли к ее левой груди…

а не прикусывал, стараясь, однако не причинять ей боль. Казалось, это будет длиться вечно…
Его второй поцелуй был еще более долгим, он знал, как доставить наслаждение, и неторопливо, нежно продолжал ласкать языком и губами ее розу… Он знал, что перед этим поцелуем не устоит самая неприступная крепость, и не спешил, лишь прислушиваясь и стараясь не довести ее до пика преждевременно… Но вот он почувствовал, что все ее тело, вся она — уже в его власти, он ощутил, что она готова отдаться…
На миг он оторвался, мгновенным движением сбросил всю свою одежду и снова прильнул к ней. Теперь уже можно было не думать ни о чем, и он наконец закрыл ее рот страстным поцелуем, и сжимал ее нежное тело, и ласкал руками всю ее, ее руки, ее грудь, ее бедра.
Она полностью была в его власти… Не разжимая объятий и не отрываясь от ее, уже отвечающих на его поцелуй, губ, он наконец овладел ею, и его плоть глубоко вонзилась в ее податливое, жаждущее власти над собой, тело… Он шептал ей какие-то безумно-нежные слова, зарывался своим лицом в ее дивно пахнувшие волосы, сжимал ее грудь, наслаждался ею, покрывал поцелуями ее лицо, шею и плечи. Он без устали продолжал свои умелые движения. И когда ее стон и сладострастная судорога, пробежавшая по телу, известили его о том, что она достигла вершины блаженства, он перестал сдерживаться и несколькими сильными толчками довел себя до высшей точки наслаждения..
30/04/98

Подробнее:
Рампа. Часть 3

Моясь в душе и тревожно подсчитывая опасные дни, девушка успокоенно пришла к выводу, что сегодня безопасный день. Избежать попадания чужой...

Закрыть